А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


для эфира. Телефон „ «Лайнса» был защищен мощным скремблером.

Рэмбо вырубил кассету, набрал номер дежурного. Сообщение было кратким:

–Убит Нисан Арабов… Несколько минут назад!

Нисана Арабова расстреляли в собственном подъезде.

Водитель «мерседеса» Ниндзя видел обоих киллеров. Едва отгремели выстрелы, двое – в темных костюмах, высокие, в вязаных шапках-чулках, надвинутых на глаза, – пробежали от подъезда за угол, к машине, которая тут же отъехала. Один из бандитов держал изготовленный на заказ стальной «Джеймс Бонд» Арабова.

Все произошло мгновенно.

Многоэтажный, в центре старой Москвы дом еще спал.

Было светло и безлюдно. Дворовый, со скошенной по-кошачьи мордой пес кропил межевые знаки. Он даже не успел залаять.

На заднем сиденье «мерседеса» дремала жена нового секьюрити – хрупкая, в облегающем, как купальник, коротком топике. Она всегда по утрам сопровождала мужа.

Как только опасность миновала, Ниндзя рванул в подъезд.

Нисан лежал недалеко от лифта – молодой, тяжелый, корпусной; глаза его были открыты, черный неподвижный зрачок косил в потолок. В ногах приткнулся новый секьюрити. На нем была легкая, низшего уровня зашиты, «кираса» с полной экипировкой охранника на поясе. Пуля угодила телохранителю в висок, напрочь снесла большую часть темени. Под головой на кафельных плитках расплывалась кровавая лужица.

Помочь обоим уже никто не мог. Каждую неделю в Москве отстреливали не по одному бизнесмену и телохранителю. Заказные убийцы, как правило, отлично знали дело. Пистолеты, которыми они пользовались, валялись тут же, на месте преступления; бандиты не мелочились.

Ближе к лифту лежал выпавший из рук секьюрити «Макаров». Водитель рукой в платке отсоединил магазин, пересчитал патроны. С тем, что находился в патроннике, было семь. Телохранитель успел выстрелить…

Ниндзя прибрал находку. Осмотрелся. Гильз на площадке было несколько – все бутылочной формы. Иностранки…

Над лифтом вспыхнула сигнальная лампочка: кто-то вызвал кабину…

«Сейка» на внутренней стороне запястья мертвого шефа показывала 4.10.

Дом, притихший во время бандитской разборки, пришел в себя.

Водитель продолжал искать.

Цилиндрическая гильза от «Макарова» оказалась у самых дверей. Он сунул ее в карман вместе с пистолетом. Выскочил из подъезда. С газона все так же тянуло убранной накануне преющей травой; на крохотном альпинарии, под окнами, алела герань.

Примерно в то же время в другом подъезде другого здания был расстрелян в упор начальник службы безопасности «Дромита» – Мансур. Он, как обычно, должен был подобрать по пути охранников, приехать к дому Нисана – обеспечить отбытие главы Фонда.



Куцый, словно обрезанный сзади «корвет» держал скорость под сто пятьдесят. Водитель гнал вдоль пустого в ранний час проспекта Маршала Жукова в сторону улицы Народного Ополчения. Кроме него, в машине было еще двое.

–Смотри: на красный херачит… – удивленно заметил интеллигентного вида, в очках, капитан патруля муниципальной милиции. Их «газик» выворачивал на шоссе.

–Никого не боится, блин…

Его перебил голос дежурного, прорвавший фон рутинных милицейских переговоров в эфире:

–Внимание всем постам…

Дежурный дал полминуты на то, чтобы настроиться. «Корвет» тем временем уже уходил из глаз, таял вдали на манер Летучего Голландца…

–Убийство… Фрунзенский район… Приметы… Двое высокого роста, молодые, в спортивных костюмах темного цвета. Скрылись на машине импортного производства…

Был запущен весь стандартный набор.

– Примите меры розыска по горячим следам… Находиться на дежурном приеме…

– А ведь подходит! – Милиционер-водитель кивнул в сторону скрывшегося из глаз «корвета». – И гонит, полудурок.

Капитан тоже загорелся:

– Попробуй достать! Я свяжусь с постами…

– Скорость у него приличная!

– Давай…

Капитан был уже в эфире:

–Внимание! Машина импортного производства! Уходит по Народного Ополчения…

«Корвет» впереди словно не мчался, а летел.

–Кроме водителя, в машине двое…



Сообщение об убийстве произвело в «Дромите» эффект разорвавшейся бомбы. О нападении на главу Фонда и начальника службы безопасности никто серьезно не думал.

Имя Савона – особо опасного рецидивиста, дававшего столичную крышу «Дромиту», – должно было отпугнуть даже самых дерзких!

В службе безопасности растерялись. Не было ни списка неотложных действий, ни нужных телефонов на случай чрезвычайной ситуации. Придя в себя, дежурный первым делом набрал номер Савона. По счастью, авторитет ночевал дома.

–Нисана убили! Прямо в подъезде…

Сорокапятилетний особо опасный рецидивист Савон был достаточно известен в криминальном мире, хотя и предпочитал действовать в одиночку. Под его присмотром Фонд обзавелся собственной командой – спортсменами, бывшими ментами, уголовниками. Прошел регистрацию. Главная ставка делалась, конечно, на его бандитский престиж.

Дежурный дал время авторитету прийти в себя. Прокряхтеть, откашляться.

– Киллеров было двое!

– Откуда известно?

– Водитель звонил! Ниндзя!

– Точно?

–Да. Стреляли в голову. Утром Нисан должен был ехать в мэрию. Ночью дал отбой…

Савон помолчал.

– Неерии звонили?

– Нет, брат ничего еще не знает.

– Я сам сообщу. – Савон наконец оклемался. – Поднимай первого советника. Посылай за ним «джип». Я сейчас тоже буду. В контору сообщили?

– Думаю, да. Ниндзя с «мерседесом» там, у дома, никуда не уезжает…

– Поднимай этого… Полковника!

По примеру других фондов и банков возглавить службу безопасности пригласили бывшего начальника главка МВД. Он только еще принимал дела у Мансура, присматривался.

– Но сначала Красноглазого…

Первый советник Арабова – красноглазый Аркан врубился в секунду:

– Нисан говорил, почему выезжает так рано?

– Нет.

– А как же с водителем?

– С Ниндзей он сам договаривался.

– Кто телохранитель?

– Ковач. Его тоже положили…

– Записывай! Сделать в первую очередь…

Красноглазый словно готовился к тому, что ему придется организовывать похороны закадычного друга.

–Министерство внутренних дел России, Волков Дмитрий Иванович… Иностранных дел… – В каждом ведомстве он называл человека и телефон. – Федеральная служба безопасности…

Список получался достаточно представительный.

Член Государственной думы.

Представитель правительства Москвы.

Космонавт.

Не менее десятка авторитетных лиц.

–Всех замкни на себя. Скажи, что я прошу у них прощения за то, что не смог позвонить лично. Сделаю это в самые ближайшие часы…

Каждый из поименованных должен был решить какую-то проблему, возникшую в связи с гибелью Нисана.

«Аэрофлот», ритуальные услуги, экспертиза…

О погибшем начальнике службы безопасности «Дромита» он не распространялся: Мансура – ставленника Савона – должны были хоронить сами бандиты.

Аркан оборвал инструктаж на середине:

–Пришла машина. Остальное продиктую с дороги. Скажи, чтобы не занимали телефон!

Последнее удалось выполнить лишь частично. Известие о гибели Нисана распространилось с невероятной быстротой. Начались звонки. Партнеры, кредиторы… Бизнесмены. В том числе и незнакомые с Нисаном.

Когда бьют по рогам одну корову, ноют рога у всех коров…

Звонили также представители солиднейших частно-сыскных московских агентств. Но тут все было глухо. Аркан сразу позвонил в «Лайнс»…

Группа оперативного реагирования была уже в машине. Гнали на соединение с президентом ассоциации. Рэмбо послал еще «тридцать первую» за секьюрити. Неерии должна была понадобиться помощь.

Происшедшее не было банальным заказным убийством преуспевающего банкира. Неведомая преступная структура объявила войну «Белой чайхане», а с ней и всей криминальной братве за пределами СНГ. Структура оказалась мощной и влиятельной. Она смогла обеспечить нейтралитет московских авторитетов, фактически сдавших бухарцев.

Изменение политики авторитетов произошло внезапно. Сметана и Серый неожиданно перенесли встречу. Рэмбо внезапно врубился: Сметана словно хотел зафиксировать алиби. Спросил про время… Без пяти четыре.

–Внимание. За спиной… – предупредил секьюрити-водитель.

Он обращался к Рэмбо лишь в случае крайней необходимости. Сзади «мерседес» догоняли. Взвыл клаксон. Рэмбо буквально похолодел, когда бешено мчащийся «корвет», обогнав на всей скорости, подрезал им крыло.

–Эй, чайник!

Из «корвета» громко послали.

–Ну, ты у меня сейчас пожалеешь…

Там не знали, с кем связываются. Ментовское, никогда не оставлявшее, мгновенно взяло верх.

–Ну-ка, достань его!

Водитель прибавил скорости. Заметил спокойно:

– А их гонят, между прочим… Муниципалы. Вон включили вертушку…

– Ментам их не взять!

Он качнул тумблер радиосвязи. Где-то впереди был джип ассоциации с секьюрити из группы оперативного реагирования.

–Девятый. Я – Восьмой!..

–Слушаю…

– Где вы?

Джип с группой оперативного реагирования ждал на углу Живописной.

– «Корвет» прошел тебя? Чешет под сто двадцать…

– Не было.

– Сейчас появится…

Рэмбо продиктовал номер.

– Попробуй тормознуть… Не киллеры ли?

По времени все могло срастись.

Через минуту из джипа передали:

– Показался! Сомневаюсь, что остановится!

– Перекрывай!..

– Пробую.

–Давай! Тем более менты их гонят! Отговоримся…

В «корнете» и не думали тормозить. Перекресток у Живописной прошли на красный. В момент. Словно в одно касание. Рэмбо отстал метров на двести, но расстояние между ними постепенно сокращалось. Еще дальше отставали муниципалы.

– Уходят!..

– Стреляй по колесам!

Дальнейшее произошло в считанные секунды. Из джипа секьюрити шмольнули по шинам. «Корвет» мгновенно потерял скорость. Развернулся на осевую. В ту же минуту навстречу с Таманской улицы вынырнули две машины муниципальной милиции с омоновцами, вызванные интеллигентом капитаном. Они затормозили рядом с джипом группы оперативного реагирования ассоциации. У тех и других было оружие. Инцидент мог закончиться кровью: муниципалы и секьюрити «Лайнса» запросто могли перестрелять друг друга. Головы штурмующих наполнил возбуждающий воздух опасности.

–Свои! – Рэмбо на ходу рванул дверцу. – Частная охрана!

Схватки удалось избежать. Омоновцы штурмовали «корвет» жестко, словно где-нибудь в Минеральных Водах или в Шатойском районе. В выбитые окна спереди и сзади просунулись «Калашниковы». Любое неосторожное движение внутри было чревато, грозило превратить все в кровавое месиво. Все было как в бытность Рэмбо в конторе. Брошенный на асфальт твой потенциальный убийца. Крик полным горлом. Невозможность сдержать себя. Вопросы сгоряча. Бешеная радость оттого, что живой.

–Молча, по одному! Руки за голову!

Из «корвета» с поднятыми руками полезли трое. Высокие, спортивные… Их мгновенно разметали по тротуару. Был высший пик душевного напряжения. Вдели в наручники. Не исключалось, что именно заказным убийцам Нисана, скрывшимся с места происшествия, внезапно так отчаянно-дико не повезло.

–Давай в округ! Тут близко…

Один из задержанных успел крикнуть:

– Мы – охрана кандидата в президенты…

– Разберемся…

Рэмбо вернулся в машину, набрал номер Регионального управления по борьбе с организованной преступностью. Друг его – Бутурлин, которого Сметана не к месту попомнил на рассвете, один из нынешних корифеев РУОПа – оказался на месте. Его уже подняли.

–Тебе тут работа…

Было ясно: убийство Арабова, как имеющее общественный резонанс, отдадут не в Двенадцатый отдел МУРа, а в РУОП. Рэмбо рассказал и про мчавший из центра «корвет».

– Бригада, в общем, стремная. Будто бы охраняют кандидата…

– Черт бы их побрал… – Бутурлин был в образе. Ему вроде все обрыдло. Но потом его все же пробило. – Спасибо. Ты настоящий к о р е ф а н…Еду!

Бутурлин нагрянул внезапно: в отделении милиции его не ждали. Дежурный вскочил с рапортом… Флегматичный, немногословный Бутурлин махнул рукой, молча двинулся мимо, в глубь здания. Задержанных корветовцев только-только разбросали по кабинетам. Держали – чтобы нельзя было ничего достать, выбросить, проглотить. В случае последнего – каждого, как это принято, не колеблясь, накачали бы слабительным, сняли штаны, усадили на газеты… В интонациях, в лексиконе, в резкости движений ментов еще чувствовалась разгоряченность – накал недавней схватки. Бутурлин выслушал объяснения омоновцев, интеллигентного вида капитана-муниципала. История с «корветом» ему сразу не понравилась. Дежурный выложил документы доставленных:

–Частные охранники. Фирма «Новые центурионы»…

Название ни о чем не говорило.

–Лицензированы управлением на Щепкина. Я проверил. Имеют право на огнестрельное оружие…

– Которого при них не оказалось!

Дежурный отозвался как эхо:

– Которого при них не оказалось.

– Зато полные карманы денег…

– Точно.

Перед дежурным лежали пачки долларов, перетянутые аптечными резинками.

Все трое задержанных конечно же были спортсмены – мастера по мудреным единоборствам. В РУОПе уже не удивлялись.

В дверь заглянул сотрудник, приехавший с Бутурлиным:

– Тут задержанный к вам с жалобой… Можно?

– Давай.

– Начальник… – Охранник-спортсмен представился как бригадир. Держался независимо. – Одному нашему при задержании вывернули руку, а ему в среду на соревнования! Международная встреча… – У самого бригадира после жесткого захвата не поворачивалась шея.

О цели поездки бригадир объяснил:

– Нас вызвали телефонограммой… Сообщили, что совершено нападение на квартиру нашего президента.

– И вы конечно же бросились на помощь… – встрял приехавший с Бутурлиным руоповец.

– Можете проверить у дежурного. Он наверняка записал вызов…

Бутурлин полюбопытствовал без интереса:

– Кто сообщил о нападении на квартиру?

– Не знаю. Нас послал дежурный…

– В момент звонка вы находились с ним?

– Во дворе.

– Кто непосредственно получил приказ ехать?

– Лично я.

– И вы выехали без оружия? – снова вмешался руоповец. – По серьезному сигналу?

Центурионец не ответил.

– Может, оно в машине?

– Нет. Откуда?!

Руоповец все же вытащил его на упоминание о кандидате в президенты.

– Наряд с оружием задействован в личной охране кандидата в президенты…

– Кого же?

–Начальству виднее… Пусть объясняется!

Бутурлин ничего не сказал. Среди «своих» было полно «чужих». Дежурный мог вполне прирабатывать в пункте обмена валюты, телохранителем или охранником.

«Может, с ходу, только уедем, позвонит этим „Новым центурионам“, расскажет, чем интересовались…»

Неприветливый, сумрачный подошел к плану города. Задал несколько постылых вопросов:

– Кто указал маршрут, каким ехать к начальству?

– Я сам… Шеф живет в Серебряном бору.

Шоссе, которым они следовали к Хорошевке, проходило в стороне от места убийства бухарского банкира, но водитель мог прогнать мимо дома Арабова, подождать кого-то, кто оттуда выбежал…

«Кто-то мог подсесть по дороге… Исчезнуть в районе Серебряного бора. Если бы не Рэмбо. Не муниципалы…»

Бутурлин ничего больше не спросил, пошел к машине. Дежурный выскочил следом.

– Как будем?.. – думал сказать «товарищ подполковник». Не выговорилось.

– Проверяй! Это твоя забота! Никого пока не отпускать…

Из машины позвонил Савельеву – заместителю:

– Поедешь в охранное агентство «Новые центурионы». Кроме того, организуешь осмотр местности по маршруту движения «корвета». В курсе? По дороге из машины могли выкинуть оружие. Я еду к дому Арабова… Свежее есть?

– Утром Сметану и Серого видели на Хорошевке. Приезжали к твоему другу…

– К Рэмбо?

– Около четырех… Сейчас они в центре. А засекли их ночью. На Минском шоссе. В районе Голицына.

С Хорошевских проездов, из охранно-сыскной ассоциации, «Джип-Чероки» с бандитами правил на Новый Арбат. Ехали молча. Судьба брата Серого, томившегося в одиночке в ожидании расстрела, похоже, определилась. Все зависело теперь от людей, входивших в Комиссию по помилованию, и тех, кто готовил им материал.

Брат был не судим, его подозревали в связи с чеченскими боевиками Басаева, но точных данных о его участии в боях на их стороне не было. Как в насмешку, в последнее время перед случившимся на него словно что-то нашло: брат бросил пить, не пропускал ни одной заутрени, причащался.

К нему вломились из местной милиции на рассвете. Но собственной инициативе, без приказа. Все с большого бодуна. С руганью, с угрозами.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация