А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Кинсейл, Лаура

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Принц полуночи
Лаура Кинсейл


В книгу современной американской писательницы Лауры Кинсейл вошел написанный в жанре «исторического романа» любовно-авантюрный роман о приключениях влюбленных героев во Франции и Англии XVIII века.





Лаура Кинсейл

Принц полуночи





1



Ла Пэр, подножие Французских Альп 1772 год

У юноши были горящие глаза фанатика. С.Т.Мейтланд, сидя на деревянной скамье от неловкости снова и снова менял позу, то и дело бросая взгляд в глубь плохо освещенной таверны. Чертовски неприятно, когда тебя рассматривают в упор с таким видом, словно решают, достоин ли ты попасть в рай или нет, и склоняются больше к отрицательному ответу.

С.Т поднял кружку с вином в небрежном приветствии. Он не был горд. Он считал, что на небо пока торопиться не следует, но приветливо кивнуть головой не повредит. И если этот хорошенький мальчик, с невероятно черными ресницами и ярко-голубыми глазами, вдруг окажется еще одним Святым Петром, лучше быть с ним достаточно вежливым.

Однако С.Т. почувствовал замешательство, когда взгляд юноши стал еще более напряженным. Прямые темные брови нахмурились, и мальчик встал, тоненький и молчаливый, одетый с явным намерением скрыть свою бедность, – в голубой костюм из плиса; вокруг шумели обычные завсегдатаи таверны – крестьяне, болтающие на пьемонтском и прованском диалектах. С.Т. потер ухо и нервно поправил парик. Мысль о том, что ему придется есть под немигающим взглядом юнца, так похожего на настоящего святого, заставила его залпом допить вино и поспешно подняться со скамьи.

С.Т. потянулся за свертком, завернутыми собольими кистями, из-за которых он и пришел сегодня в деревню. Веревка порвалась, и он вполголоса произнес проклятие, стараясь собрать свои драгоценные кисти, пока они не закатились в стебли камыша, покрывавшие земляной пол.

– Сеньор.

Тихий голос раздался прямо за его спиной. С.Т. резко выпрямился, быстро повернувшись влево – в надежде уйти. Но среди шума, смеха и разговоров слух снова подвел его. На мгновение он потерял равновесие. Качнувшись, он инстинктивно схватился за край стола – и оказался лицом к лицу с юношей.

– Монсеньор дю Минюи?

Тревога охватила его. Слова были произнесены по-французски, но это был очень плохой французский, и этим именем его не называли уже три года. Он так давно ждал, что кто-нибудь так к нему обратится, что даже не очень удивился. Скорее сам голос был неожиданным – он звучал хрипло и бесцветно, совсем не подходя этому ребенку со свежим румяным лицом. Когда С.Т. представлял себе тех, кто может попытаться поохотиться за ним в надежде получить награду, обещанную за его голову, он вряд ли мог вообразить зеленого юнца, который даже еще не брился.

Он немного расслабился, опираясь о стол, и мрачно смотрел на юношу. Неужели это все, чего стоит его жизнь? Господи Боже, он ведь мог убить этого щенка одной рукой.

– Вы сеньор дю Минюи, – повторил мальчик кивая и тщательно выговаривая слова по-французски. Уже по-английски он добавил:

– Я прав?

С.Т. уже собирался было ответить потоком сердитых слов по-французски, что, несомненно сбило, бы юношу с толку. Ведь его школьный французский был не очень-то уверенным. Но горящий взор его темно-синих глаз обладал какой-то особой силой, достаточной, чтобы заставить С.Т. быть настороже. Может, у мальчика и было свежее, почти детское лицо, но он все же умудрился его выследить – и это, безусловно, внушало опасения.

Юноша для своего возраста был довольно высок ростом, но С.Т. был выше его на голову и гораздо тяжелее. Изящная элегантность юноши и его пухлые губы, казалось, обещали, что он со временем станет настоящим денди, а не сыщиком, отлавливающим преступников. Он и одет был, как щеголь, даже несмотря на то, что кружево на манжетах и жабо рубашки было потрепано и испачкано.

– Qu'est-ce que c'est?[1 - Что такое? (фр.)] – резко спросил С.Т.

– S'il vous plait[2 - Будьте добры (фр.)], – сказал мальчик с легким поклоном, – не могли бы вы говорить по-английски, месье?

С.Т. с подозрением взглянул на него. Парнишка и впрямь был необыкновенно красив: темные волосы, зачесанные назад и собранные сзади в короткую косичку, подчеркивали высокие скулы и совершенный классический нос. А глаза – Боже! – словно какой-то внутренний свет проходил через водную пучину: от черного и фиолетового до темно-голубого. Однажды С.Т видел такую игру света – это было в скалистой пещере на берегу Средиземного моря, когда столпы солнечного света пронзали аквамариновые тени, отражаясь от черных камней – а тут эти глаза на фоне нежной мягкой кожи, совсем как у девушки. Прекрасной формы лицо разрумянилось, и щеки горели, как в лихорадке. И, хотя С.Т и понимал, что поступает неправильно, оставаясь здесь, мальчишка все более интересовал его.

– Мало говорить английский. – Ему удалось изобразить самый сильный акцент, на который способен человек. Он говорил громко, перекрывая шум таверны. – Мало! Добрый день! Да?

Юноша заколебался, не сводя серьезных глаз с его лица. С.Т почувствовал неловкость от затеянного им же фарса. До чего же глупый язык, французский, – человек, говорящий на нем, похож на заезжего шулера, имитирующего подлинные галльские интонации.

– Вы не сеньор, – сказал мальчик своим хриплым безжизненным голосом.

– Сеньор! – Неужели этот молодой тупица думал, что С.Т. будет объявлять об этом любому англичанину, который ему встретится? – Mon petit bouffon![3 - Мой маленький шутник (фр.)]Я не похож на сеньора, нет? Лорд! О да! – Он жестом указал на свои ботфорты и перепачканные краской штаны. – Bien sur![4 - Конечно (фр.)]Принц, конечно!

– Je m'excuse[5 - Извините меня (фр.)], – Юноша опять неловко поклонился. – Я ищу другого. – Он замешкался, еще раз пристально взглянул на С.Т. и стал поворачиваться, чтобы уйти.

С.Т с силой положил руку на тонкое плечо. Не мог же он дать щенку так просто оставить его.

– Ищу другого? Другого? Pardon, но я понимать нет.

Мальчик еще сильнее нахмурился.

– Мужчина! – Он взмахнул рукой, понимая тщетность своей попытки объяснить. – Un homme[6 - Мужчина (фр.)].

– Сеньор дю Минюи? – С.Т. добавил чуть-чуть терпеливого снисхождения. – Лорд Полуночи, а? – перевел он на английский – Зют! Есть имя абсурд. Я он знать нет. Вы искать? Pardon, pardon, месье, для почему вы искать?

– Я должен его найти. – Юноша смотрел в лицо С.Т. так настойчиво, как кошка смотрит на мышиную норку. – Неважно, почему. – Он помолчал и затем медленно добавил: – Возможно, здесь он живет под другим именем.

– Конечно, я дать вам помощь, нет? А – волосы. – С.Т. подергал за косичку своего парика. – Цвет? Цвет, вы знать?

– Да. Каштановые волосы, месье. Мне говорили, он не любит парики и не пудрит волосы. Темно-коричневые с золотом. Все в искорках золота. Как грива льва, месье.

С.Т. закатил глаза, подражая истинному французу.

– Ого! Le beau[7 - Красавец (фр.)].

Мальчик серьезно кивнул.

– Да, говорят, что он красив. Очень привлекателен. Высокий. С зелеными глазами. Вы знаете слово «зеленый», месье? Цвет изумруда. С золотистыми огоньками. И брови и ресницы тоже отсвечивают золотом. – Мальчик многозначительно посмотрел на С.Т. – Очень необычный вид у него, мне сказали. Словно кто-то осыпал его золотой пылью. И говорят, брови у него очень характерной формы. – Он коснулся пальцем своих бровей. – Изогнутые петлей, словно рога дьявола.

С.Т. заколебался. Голубые глаза смотрели, не мигая, не меняя выражения, возможно, чересчур спокойно, и голос тоже был неестественно спокойный, – казалось, что неопытный юноша прожил уже тысячу лет.

С.Т. бросило в холод. В этом пареньке скрывался сам черт, и он отлично знал, кто перед ним, хотя и принял игру, которую навязал С.Т.

Оставалось только продолжать. Выбрав другой путь, пришлось бы заманить несчастного щенка куда-нибудь в сторону и приставить ему к горлу клинок. С.Т. должен был узнать, как его обнаружили и почему.

Ударив себя по лбу, он сказал:

– А! Брови. Je comprends[8 - Я понимаю (фр.)]. Видеть мои брови вы и думать – я есть он. Да?

– Да. – Мальчик слегка улыбнулся. – Но я ошибся. Прошу меня извинить.

Улыбка стерла все следы хитрости. Она была нежной, задумчивой и женственной, и С.Т. был вынужден сесть, чтобы не упасть от внезапного удара озарившей его догадки.

Господи Боже!

Это же девушка!

Он был уверен в этом. Абсолютно и полностью уверен. Этот тихий голос с хрипотцой, который не поднимался и не падал, как обычные голоса, а упрямо оставался неизменным; эта кожа, эти губы, изящная фигура – о да, это была женщина, хитрая кошечка. У нее и лицо годилось для выбранной роли, чистое и ясное, великолепное, с сильным подбородком и выразительными бровями, и рост был подходящий, как и манера держаться, чтобы и впрямь выглядеть шестнадцатилетним юношей. Он готов был поспорить на золотую гинею, что она подстригла ресницы – вот почему они выглядели словно густые черные щеточки.

И он готов был поспорить на сотню, что знает, зачем она здесь. Это не угроза его ареста. Не коварная попытка заманить его в Англию, чтобы получить награду. Это просто девица, попавшая в беду и ищущая его помощи – как тысяча других.

Она проделала дьявольски долгий путь, чтобы докучать ему.

Но так прекрасна. Так прекрасна.

– Садиться, – внезапно сказал он, взмахом руки указывая на грубый стол. – Садиться, садиться, месье. Я помогать. Я думать. Марк! – закричал он, подзывая хозяина и пытаясь перекричать обычный гвалт таверны. – Vin… He! Vin pour deux[9 - Вина! Эй, вина на двоих! (фр.)]. – Он со стуком положил сверток с кистями на стол и сел верхом на лавку. – Месье. Как вас зовут?

– Ли Страхан. – Она снова слегка поклонилась. – К вашим услугам.

– Сро-хан. Срах-хон. – Он улыбнулся. – Difficile[10 - Трудно (фр.)]. Ли, да? – Он ударил себя ладонью в грудь: – Я звать… Эсте. – Не имело смысла скрывать это – ведь в деревушке все его так звали и считали это итальянским именем, так похожим на название одной из четырех сторон света – востока – на итальянском.

– Садиться. Садиться, – повторил он. – Tres bien[11 - Очень хорошо (фр.)]. Вы есть, нет? Сыр? – он протянул руку – связка колбас и круги сыра свисали с балки над столом. Отрезав щедро и того и другого, он пододвинул еду к девушке и поставил поближе к ней миску с горчицей. Марк принес горячий хлеб и, со стуком ставя на стол новую бутылку вина, многозначительно посмотрел на С.Т. Понимая, что побежден, С.Т. по-французски согласился написать портрет уродливой дочери хозяина еще до конца зимы, что было равносильно полной капитуляции, достаточной, чтобы тот удалился с самодовольным лицом, даже не требуя денег, – что, впрочем, все равно было бы бесполезно.

Месье Ли Страхан не отводил глаз от ароматного хлеба, который С.Т. разламывал на большие ломти, от которых шел пар. Девица выглядела голодной, но отрицательно покачала головой:

– Я уже ел. Merci.[12 - Спасибо (фр.).]

С.Т. взглянул на нее, пожал плечами и налил ей вина. Да будь он проклят, если она не умирает с голоду, но у молодых – собственная гордость. Он откинулся назад, прислонившись спиной к стене, и намазал горчицей большой кусок сыра. До его замка было довольно далеко, и к тому же в гору.

Откусывая хлеб, он встретился с ней глазами и усмехнулся.

Она была очень бледной, но отважно улыбнулась в ответ. И как только он мог подумать, что перед ним мужчина?

Эти глаза. Великолепные глаза. Однако как, черт возьми, можно с ней любезничать, когда она вырядилась таким образом?

– Этот сеньор, – сказал он, доедая хлеб. – Бронзовые волосы. Изумрудные глаза. Высокий мужчина.

– Красивый, – добавила она все тем же грубоватым ровным голосом.

Плутовка. С.Т. подлил себе вина.

– Что есть красивый? Я не знать слово.

Она отхлебнула вина, подражая ему. Он уже подумывал, не стоит ли икнуть, чтобы посмотреть, скопирует ли она и это.

– Un bel homme[13 - Красивый мужчина (фр.)], – сказала она. – Красивый.

– Ха! Он француз?

– Его родители англичане. – Она сделала еще глоток. – Но он прекрасно говорит по-французски. Вот почему в Англии его все называли «сеньор».

– Quellt stupidite[14 - Какая глупость (фр.)]. – С.Т. обвел жестом всех, сидящих в переполненной таверне. – Все знать французский. Все лорды здесь, э?

Она не моргнула глазом.

– В Англии таких людей не очень много. Говорят, что у него – какой-то особый вид. Это имя дала ему одна газета, и так оно за ним и осталось.

– Сеньор дю Минюи, – задумчиво проговорил он и встряхнул головой. Он так надеялся, что это прозвище умерло вместе с его репутацией. – Абсурд. Полночь, pourquoi? [15 - Почему (фр.)]

Она подняла кружку и выпила еще. Оббитая фарфоровая кружка надтреснуто ударилась об стол, когда она ее опускала. Она взглянула ему прямо в глаза.

– Я думаю, вы знаете, почему «Полночь», месье Эсте.

Он слегка улыбнулся.

– Да?

Девушка не проронила ни слова, пока он наливал ей еще кружку вина. С.Т. снова откинулся к стене. Он не хотел слышать ее печальную историю. Он не хотел слушать ее мольбы. Он просто хотел смотреть на нее и мечтать о том единственном, чего не хватало в эти дни в его жизни.

Незнакомка сделала глубокий вздох и еще один глоток вина. С.Т. видел, что она думает, пытаясь понять его. На ее задумчивом лице появились первые признаки отчаяния. Хлебнув еще вина, девушка заговорила напрямую.

– Месье Эсте, – сказала она, – я могу понять, что сеньор не желает встречаться с незнакомыми ему людьми. Я знаю опасность этого.

С.Т. заставил себя широко раскрыть глаза.

– Опасность? Что есть такое? Я любить нет опасность.

– Опасности нет. Для него.

С.Т. фыркнул.

– Для него я думать нет, – с возмущением сказал он. – Для меня я думать, может, хорошо я не знать этот плохой сеньор, да? Я думать, я не помогать искать где он.

Девушка выглядела немного менее уверенной. Вино оказывало



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация