А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


остановился у двери, брякнули ключи…

– Готовьсь! – выдохнула Лера.

Щелкнул замок, дверь открылась, и майор шагнул в неосвещенное помещение. Плюх! Дамы мигом набросили ему на голову полушубок, вдернули за руки в каюту и свалили, с двух сторон придавив к полу.

– Вы что, сдурели? – растерянно шипел Гриша, барахтаясь под полушубком, но орать громко не решался – себе дороже. Между тем Валерия, пользуясь тем, что майор не мог спихнуть со своей спины рослую и увесистую Лену, просунула руку ему за пазуху и выдернула из кармана авторучку. Нащупала стриженый затылок… Щелк! – и Марков мигом обмяк. Лена, убедившись в этом, отпустила майора, а потом поскорее закрыла дверь.

– Свет! – громко шепнула Лера, но Лена уже нашла ощупью выключатель, и под потолком зажглись лампы дневного света. При их свете Валерия вывернула Грише карманы, выложила на стол пистолет и связку ключей.

– Вот этот от сейфа! – сказала Лена, ткнув пальцем в самый большой ключ.

– Я запомнила!

Валерия тем временем нажала кнопку и опустила вниз дюралевую маскировку.

– Не спеши! – предупредила она Лену, которая уже собралась была вставить ключ в скважину. – Там какие-то кнопки есть под крышкой. По-моему, для кодирования замка. А то еще сигнализация сработает!

– На хрена ему кодировать? – Лена постучала по виску пальцем. – Тем более на сигнализацию ставить? Чтоб его самого зажопили?! Да и не набирал он никакого кода, я помню точно!

– Логично, – пробормотала Лера. – Это у меня от волнения…

Лена без проблем отперла сейф и вытащила оттуда вещички.

– Чемодан обратно положи, – сказала Валерия, – нам сейчас оружие нужно, а не деньги…

Она вооружилась двумя «Макаровыми» и выкидухой, которой ухо Драчу отрезала, а Лена – своей верной «маргошкой» и «дрелью» с глушаком. Встал вопрос о том, кто возьмет главное оружие – гранату. Хотя Лена утром уже пользовалась такой же опасной штуковиной, особой охоты еще разок попытать счастья у нее не было. Валерия, наоборот, с гранатами дела никогда не имела, но не хотела ударить в грязь лицом перед более молодой соратницей.

– Я возьму! – смело заявила госпожа Корнеева и сунула «эргэдэшку» в карман своих ватных штанов. – Ну, идем?!

– Может, мы их здесь подождем? – заробела Лена. – Сама же говорила, что они сюда наверняка придут, если этого хватятся…

– Ты что! Нам надо быстро действовать, застать их врасплох, иначе они нас тут в два счета уделают… Пошли! Ты со своей бесшумкой впереди пойдешь. Ведь это ты Гундоса и Гриба пошмаляла? Значит, стрелять умеешь…

Но тут дверь каютки – запирать-то ее не стали! – вдруг резко и быстро распахнулась. Хлоп! Хлоп! – ни Лена, ни Лера даже понять не успели, что стряслось, как ощутили головокружение и повалились на пол. Вслед за тем из коридора влетели двое, один высокий, другой малорослый, в черных комбезах и противогазах. В руках у них были бесствольные устройства «удар», стреляющие крепким парализантом. Дверь за собой закрывать они не стали и включили вентилятор, чтоб газ поскорее вытянуло из каюты в сторону грузового отсека.

– Наручники! – приказал малорослый, который, как видно, был старшим в этой паре, и его помощник надел браслетки на Лену, Леру… и Гришу, который, естественно, продолжал валяться на полу в момент газовой атаки, но так и не проснулся. Старший тем временем без особых церемоний обшаривал поверженных и выворачивал им карманы. На столик улеглись граната, пистолеты, документы…

– Федорыч, – пробасил высокий, – дай-ка я еще баб посмотрю после тебя! А то ты в женских хитростях не все понимаешь…

– Ага, – ворчливо отозвался тот, кого «Федорычем» назвали, – не знаю я, куда вашей сестре засунуть можно…

– Фи, как грубо! – проскрежетала мембрана противогаза, под которым, исходя из ответа Федорыча, скрывалась крупных размеров дама.

Федорыч, однако, уже оставил пленников в покое и рассматривал документы. Просмотрев заграничный и общегражданский паспорт госпожи Корнеевой Валерии Михайловны, он особых эмоций не испытал. Столь же равнодушно он проглядел и загранпаспорт госпожи Павленко Елены Александровны. Однако когда очередь дошла до общегражданского, точнее до той пресловутой фотографии «на 16 лет», которую Федюсик и Ромасик соорудили с помощью компьютера, Федорыч крякнул и аж сдернул противогаз с лица, подозревая, что стекла запотели. Слава богу, газ уже вытянуло из каюты.

– Мне тоже можно? – пробасила могучая дама. Федорыч – без противогаза он смотрелся как седой и морщинистый, до смуглоты загорелый старикан лет шестидесяти – рассеянно кивнул, рассматривая вторую фотку – якобы «на 25 лет». Напарница сняла противогаз, и на свет показалась курносая, скуластая физиономия, очень смахивавшая на актрису, играющую в фильме «Зена – королева воинов». Только нос был покороче, чем у Люси Лоулесс, игравшей роль Зены, а прическа чуть-чуть подлиннее, чем у Деми Мур в роли «Солдата Джейн».

– Паскуду этого, майора, оттащи в угол» – распорядился Федорович. – А девок – посади в кресла.

– Айн момент! – «Зена» принялась исполнять приказание. Все это время Федорович продолжал разглядывать фотки.

Когда «Зена» усадила все еще бесчувственных пленниц в кресла, он хмуро сказал:

– Подними-ка башку вон той, что почернявей! Только не за волосья берись, Людмила, она живая покамест!

Помощница послушно взяла Лену за подбородок, так, чтоб Федорович мог на нее анфас посмотреть.

– Знакомая, что ли? – поинтересовалась тезка пушкинской героини, которая (при наличии музыкального слуха, конечно!) запросто могла бы в известной опере спеть партию не то что Ратмира, а даже Фарлафа.

– Возможно… – пробормотал Федорович насупленно. – Попробуй-ка растормошить ее, а? Только шею не сверни, ладно?!

– Постараюсь, гражданин начальник! – Людмила осторожно похлопала Лену по щекам. Судя по всему, это были очень ощутимые прикосновения, потому что глаза у гражданки Павленко открылись, заморгали, а затем распахнулись во всю ширь и даже чуточку выпучились…

Суровое, даже жестокое лицо, которое Лена увидела перед собой, покрытое седой щетиной, шрамиками и морщинками, могло бы испугать многих. Валерия, например, увидев такое, сразу бы поняла: пощады не будет. Но Лена, которая не раз и не два видела это лицо – правда, без седины и морщин! – широко открыла глаза вовсе не от страха. От изумления скорее. Она не верила своим глазам, боялась ошибиться, обознаться, проснуться, наконец… И одними губами, почти неслышно спросила:

– Папа, это ты?

– Лидуська… – по морщинистой щеке Еремина Олега Федоровича (он же Ерема, он же Механик или просто Мех) скатилась слезинка…




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация