А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


по всему, он подскочил к пришельцу и облаял его, а то и цапнул за ногу. Конечно, насчет лая и укуса Анна Петровна сама додумала, но так или иначе человек и собака какое-то время топтались на одном месте в нескольких метрах от гаража. Целую яму вытоптали! Не иначе, Рекс ухватил злодея за штаны – в том, что человек, спрыгнувший с крыши, был именно злодеем, Петровна не сомневалась ни секунды – и стал его трепать. А тот, как видно, пытался пнуть Рекса ногой. Схватка эта закончилась только после того, как к месту побоища подкатила иномарка. Следы ее шин отметились совсем близко от ямки. После этого Рекс, как видно, отскочил в сторону, а «злодей» уселся в машину.

Из всего этого Петровна сделала несколько промежуточных, но довольно важных выводов. Во-первых, пришелец из-за забора и те, кто приехал на иномарке, были хорошими знакомыми, а вернее всего, одной компанией. Во-вторых, тот, что вылез с территории заводика, скорее всего что-то украл оттуда, а те, кто дожидался его во дворе, его подстраховывали и должны были увезти на машине. Возможно, что вор должен был сам добежать до иномарки, где его ждали сообщники, но вмешался случай в лице Рекса, которому человек, спрыгнувший с крыши гаража, чем-то не понравился. В общем, те, кто сидел в джипе, вынуждены были подъехать и отогнать дворнягу от своего приятеля. Конечно, они не хотели поднимать лишнего шума и не стали стрелять в Рекса – в том, что злодеи были вооружены до зубов, старушка, опять же, была убеждена на все сто процентов.

Однако дальнейшие трасологические исследования и последовавшие за ними размышления – склероз-то вот он, родимый! – завели Петровну в тупик.

Дело в том, что, судя по отпечаткам ног на свежем снегу, в то время, как пришелец из-за забора запрыгнул в машину, два его приятеля выскочили из машины и принялись ловить Рекса!

Сама Петровна в жизни ничего не воровала, но зато хорошо помнила слова, произнесенные артистом Кторовым, игравшим жулика в одном из первых советских звуковых фильмов (старушка, правда, запамятовала, в каком именно: не то в «Процессе о трех миллионах», не то в «Празднике святого Йоргена»): «Главное в профессии вора – вовремя смыться». То есть, по ее разумению, отогнав собаку от своего товарища, бандиты не должны были тратить время на то, чтобы гоняться за Рексом. Более того, после того, как Рекс, не желая попадаться в руки этих негодяев, помчался куда-то за мусорные-контейнеры, они уселись в машину и понеслись за ним следом! Почему? Было бы понятно, если б они погнались за человеком, который стал нежелательным свидетелем, который может пойти в милицию и дать показания. Но гнаться за собакой, не умеющей говорить, в то время как охрана фабрики может поднять тревогу – Петровна была уверена, что хоть какая-то охрана там есть, – это глупость несусветная. Тем более что иномарка в погоне за Рексом покатила в переулок, откуда нельзя было выехать куда-нибудь иначе, чем мимо проходной все той же фабрики. Причем по переулку поздно вечером почти никто не ездит. Наверняка бдительные вахтеры могут обратить внимание на такую дорогую и редкую для здешнего небогатого района машину. Само собой, Анна Петровна слегка преувеличила бдительность охраны, ибо с этим не очень согласовывался факт проникновения на территорию фабрики постороннего, но тем не менее поведение «иномарочников» действительно выглядело странно.

Объяснение этому феномену старушка нашла совершенно неожиданно. А что, если и Рекс по причине своей молодости, глупости и невоспитанности похитил у преступников нечто важное или драгоценное? Например, то, что «пришелец из-за забора» упер с маленькой фабрички?!

Нельзя сказать, что у пенсионерки шибко полегчало на душе от этого предположения. Скорее наоборот, Петровне сильно поплохело.

Сперва оттого, что она представила себе, как разъяренные бандиты давят колесами джипа несчастного Рекса – уже не из хулиганских, а из меркантильных соображений. Потом – оттого, что ей привиделись расстрел Рекса из пистолета и сразу после этого – забивание бедной собаки монтировкой. Уже от этого у старушки участился пульс и поднялось давление.

Однако настоящий стресс возник тогда, когда Анна Петровна представила себе, казалось бы, благополучный исход. То есть такой, при котором Рексу удалось удрать от преследователей… и унести с собой то, что они собирались у него отобрать.

Что будет тогда? Вряд ли бандиты не попытаются вернуть себе свою добычу. Судя по тому, что они ездят на иномарке, стоящей десятки тысяч долларов, они украли с фабрики не моток медного провода и не мешок с болтами и гайками, а нечто более дорогостоящее.

Какие именно драгоценности могли находиться на явно прогоревшей и на ладан дышащей фабрике, Петровна задумываться не стала. Потому что сразу поняла: если воры не отберут у Рекса то, что он утащил, наверняка станут искать собаку у хозяйки. То есть рано или поздно придут к ней, гражданке Кузовлевой. Они ведь могли слышать, как она звала разыгравшегося Рекса, и почти наверняка видели, в какой подъезд вошла хозяйка непослушного пса. А если у них хорошее зрение, то и в лицо могли ее запомнить. Правда, в какой квартире проживает Петровна, они не знают, но узнать – пара пустяков. Пошлют какую-нибудь внешне безобидную тетку, та подойдет к молодым мамашам во дворе, пожалуется, что, мол, бабка с дурным псом по кличке Рекс у нее ребенка напугала. Ей эти дуры и расскажут все на свете. И как звать Петровну, и номер квартиры укажут.

Поразмышляв таким образом и запугав себя еще сильнее, Анна Петровна стала гнать от себя эту, с позволения сказать, версию.

С чего это она взяла, дура старая, будто Рекс, даже если и впрямь унес у жуликов какую-то ценную вещицу, будет долго таскать эту штуку в зубах, да еще и принесет ее хозяйке? Его ведь команде «апорт» никто не обучал. У Петровны уж лет пять как рука еле-еле до плеча поднимается, а чтоб собаку этой команде выучить, надо мяч или палку метать… Куда там! Так что Рекс, ухватив бандитскую добычу в зубы, просто решил поиграть – он ведь щенок по сути дела, хоть и рослый. А надоело играть – взял да и бросил. Небось и бандиты, если не дураки, это поняли. И не пойдут они с Петровной отношения выяснять – ясное дело. Будут шарить по округе, искать свой трофей, а не глупую собаку или ее сдуревшую на старости лет хозяйку.

Чуть-чуть успокоившись, Анна Петровна заковыляла мимо мусорных контейнеров в тот самый переулок, куда вывернула иномарка и куда вели следы Рекса.

Переулок этот освещался только окнами домов – ни одного фонаря не горело. А поскольку время уже перевалило за десять часов вечера, многие из тех, кому завтра надо было рано вставать, уже укладывались спать. Число освещенных окон все сокращалось и сокращалось, а соответственно и переулок с каждой минутой все больше погружался в непроглядную темень. К тому же дома стояли только по правую сторону переулка, а по левую высился забор злополучной фабрики. Там, на территории, в нескольких приземистых двухэтажных корпусах и вовсе не светилось ни одного окошка.

Но все же следы Рекса кое-как просматривались. Он сперва бежал по узкому тротуару вдоль забора, не то галопом – если это слово применимо к собаке! – не то скачками. А иномарка ехала по проезжей части, отделенной от тротуара заледеневшим, довольно высоким и длинным сугробом, образовавшимся после трех-четырех проходов снегоочистительной машины. Хотя автомобиль, конечно, мог ехать гораздо быстрее, чем бежал Рекс, перебраться через сугроб он не мог. А вот Рекс – мог, но некоторое время, должно быть, не решался это сделать. Впрочем, все-таки догадался: когда иномарка обогнала его на несколько метров, Рекс свернул вправо и несколькими скачками перебежал через переулок. На той стороне переулка был точно такой же сугроб, и пес, быстро перебравшись через него, юркнул в узкую щель между торцами двух старых, еще дореволюционной постройки, кирпичных домов.

Те, кто гнался за Рексом, вынуждены были остановить машину и спешиться. Во-первых, перевалить через сугроб джип не сумел бы, а во-вторых, ему бы нипочем не протиснуться через щель между домами – там и метра в ширину не набиралось. Иномарка даже в самом переулке не смогла развернуться. Водитель дал задний ход, чтоб подвезти своих пассажиров поближе к проходу между домами, и двое, оставив следы своих здоровенных подметок на припорошенной свежим снегом мостовой и на сугробе, побежали в этот проход.

Наверно, они сделали это гораздо быстрее, чем бабушка Кузовлева. Молодые, сильные, высокие небось, раз подметки не меньше сорок пятого размера. Петровне-то пришлось и покряхтеть, и суставами поскрипеть и поясницей, прежде чем она в своих валенках с калошами сумела перебраться через сугробы, напоминающие миниатюрную модель горного хребта. Но все-таки перебралась, не оступилась, не грохнулась – и слава богу. При ее-то старческих костях такое падение могло закончиться не менее трагично, чем для альпиниста, сорвавшегося с многометровой скалы…

В общем, перевалив через «горный хребет» метровой высоты, Петровна минуты три дыхание восстанавливала и нервы успокаивала. А заодно думала-гадала, стоит ли ей соваться в проход между торцами домов, в котором царила совсем уж жуткая тьма.

Нет, хотя отпечатки подметок сорок пятого размера вели только «туда», Петровна вовсе не боялась, что столкнется в проходе с этими головорезами. Иномарки-то в переулке не было. Высадив «десант», она поехала дальше по переулку, в сторону проходной фабрики. Порядком попетляв, джип смог бы въехать во двор с другой стороны, через арку-подворотню. Конечно, на автомобиле семь верст не крюк… К тому же небось рассчитывали, что смогут окружить Рекса, загнать в какой-нибудь тупик и отобрать у него ту самую ценную вещь, из-за которой весь сыр-бор разгорелся. Времени на все эти дела у них было вполне достаточно, и можно было не волноваться, что они до сих пор бегают по двору в поисках пса. Скорее всего это сопровождалось бы шумом и лаем, а никаких похожих звуков из прохода не долетало.

Но было иное опасение. Анна Петровна боялась, что тут, в – этой зловещей черной дыре, она наткнется на мертвого Рекса. Что стоит этим зверюгам, которые и людей-то не жалеют, пристрелить собаку? Тем более что у них, бандитов этих, пистолеты с глушителями имеются. И выстрела-то никто не услышит. Ну и, конечно, надеяться на то, будто кто-нибудь возьмется расследовать убийство собаки, – смешно. Если б еще дорогая была, породистая, да хозяин богатый и со связями, тогда могли бы какой-то иск предъявить за нанесение материального ущерба, а из-за дворняги никто возиться не станет. И все чины только посмеются над старухой, потому что им плевать на ее горе. Может, и правда, лучше не ходить? Уж лучше не знать, что случилось с Рексом, надеяться, что в один прекрасный день он взбежит по лестнице на третий этаж и начнет, поскуливая, скрести дверь лапами, чем разом потерять все надежды, увидев его недвижимым, закоченевшим, припорошенным снегом… Его, который всего чуть больше часа назад жизнерадостно носился по двору, гавкал, играл, не слушался хозяйку!

Подумав, Анна Петровна все-таки отважно шагнула в черный промежуток между домами. «А, будь что будет! – обреченно подумалось ей. – Так и так помирать когда-то придется. Уж лучше побыстрее…»




КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ ВЫИГРЫВАЕТ


Петровна не то на третьем, не то на четвертом шаге едва не упала. Зацепилась носком валенка за вмерзшую двумя концами в снег пластиковую упаковочную веревку, и если б судорожно не ухватилась за какую-то палку, торчавшую из мусорной кучи» – как знать, чем бы все кончилось.

В общем, не без труда выпутавшись из «силка», Петровна двинулась дальше мелкими шажками, ощупью выбирая место, куда поставить ногу. Нечего и говорить, что переход этот у нее и времени, и сил отнял немало. Одно только и порадовало: и сама живая-здоровая дошла, и Рекса мертвым не обнаружила. Правда, уже потом, очутившись в чужом дворе, старая засомневалась. Темень-то какая, могла в двух шагах пройти мимо и не заметить! Впрочем, эту вредную мысль Петровне удалось отогнать. Тем более что почти одновременно с этим зажегся свет в окне второго этажа, желтоватый прямоугольник лег на снег, и хозяйка увидела цепочку собачьих следов, наискось пересекающую двор.

Конечно, и тут оставалась пища для сомнений: мало ли какая бродячая собака могла тут пробежать? В конце концов, Рекс не единственная крупная дворняга на белом свете, а Петровна не такой уж эксперт-следопыт. Но то, что параллельно следам собаки тянулись две цепочки следов человеческих ног сорок пятого размера со знакомым рисунком на подошвах, все эти сомнения оставляло за бортом.

Рекс, судя по следам, побежал куда-то в угол двора, то есть туда, откуда никакого выхода вроде бы не было. То ли оттого, что преследователи его туда специально загоняли, то ли просто по дурости.

В этом самом углу под заснеженным навесом из рифленого железа обнаружилась лестница, ведущая в подвал. Именно туда и вели следы Рекса. Следы тех двоих тоже отпечатались на верхних, присыпанных снегом ступеньках лестницы.

Прежде чем соваться вниз, в мрачную темень – лестница не была особо крутой, но на ступеньках намерз тонкий ледок, а перила у лестницы отсутствовали, – Анна Петровна несколько минут пыталась как следует рассмотреть



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация