А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Тайфун над Майами
Дон Пендлтон


Палач #4
Герой книги – бывший сержант армии США, снайпер и оружейник Мак Болан, которого во Вьетнаме однополчане окрестили Палачом. Расправившись с семейством Френчи и Диджордже, он продолжает свой крестовый поход против мафии. На этот раз в перекрестье прицела его снайперской винтовки попадает "Коммиссионе" – высший совет мафии...





Дон Пендлтон

Тайфун над Майами





Глава 1


"Форд" на бешеной скорости вылетел на пересечение дорог, и Мак Болан в последний момент изо всех сил крутанул руль, бросая машину в крутой поворот. Он смахнул со лба пот, заливавший глаза. Разбитая, затерянная в пустыне гравийка требовала от него повышенного внимания, однако Маку приходилось постоянно отвлекаться, чтобы бросить быстрый взгляд в зеркало заднего вида. Лимузин, преследовавший его, пронесся мимо поворота, резко затормозил и, выбросив из-под колес фонтан мелкой щебенки, свернул на рокаду вслед за Боланом. В зеркале заднего обзора "форда" снова вспыхнули фары черной машины. Губы Болана сложились в гримасу, отдаленно напоминавшую улыбку. Он газанул еще больше, вытащил из-за пояса "люгер" и, сняв его с предохранителя, положил на сиденье рядом с собой. У Мака мелькнула мысль, что он слишком долго проторчал в Финиксе.

На горизонте возник темный силуэт какого-то промышленного комплекса. Мозг Болана мгновенно переключился на анализ сложившейся обстановки. Скорее всего, дорога заканчивается именно там. А если так, то остается надеяться, что вокруг завода нет ограды. В противном случае он попался: остаться одному на дороге, которая заканчивается тупиком, означает верную смерть.

Стрелка спидометра подрагивала у отметки 170 километров в час, поэтому Мак даже не заметил мелькнувшего за окном машины дорожного указателя. В свете фар прямо перед машиной из темноты возникла ограда из частой металлической сетки. Время размышлений прошло, и в свои права вступили обостренные рефлексы воина-одиночки.

Болан изо всех сил вжал в пол педали сцепления и тормоза. Выгнувшись дугой, он буквально встал на них. Под пронзительный визг тормозных колодок машину развернуло боком и понесло прямо на ограду. Болану повезло: легкий "форд" остановился всего в нескольких сантиметрах от массивных ворот. Мак выключил фары и тут же дал задний ход, съезжая с гравийки на песчаную почву. Отъехав подальше от дороги, он не стал глушить мотор и, сжимая в руке "люгер", выскочил из машины. Мак со всех ног кинулся к ограде, чтобы разбить прожектора, освещавшие ворота и небольшое пространство перед ними. Он успел вовремя: последний фонарь разлетелся вдребезги под ударом рукоятки пистолета, когда из-за пригорка, расположенного метрах в ста от ворот заводского комплекса, показалась машина преследователей. Болану понадобилось всего несколько секунд, чтобы домчаться до своего "форда", и положив руку на переключатель света фар, он приготовился к встрече. Тяжелый лимузин, казалось, одним прыжком преодолел участок гравийки до дорожного указателя, слишком поздно замеченного водителем. Он яростно ударил по тормозам, передок машины просел, словно на него упал огромный невидимый груз, и под ужасающий визг колес лимузин потащило к ограде. Понимая, что резко остановить мчавшийся на полном ходу автомобиль ему не удастся, водитель все же попытался избежать лобового столкновения и в последнюю секунду до отказа вывернул руль вправо. Машина боком врезалась в ворота с такой силой, что толстый стальной профиль переломился, как спичка. Упругая металлическая сетка ограды выдержала смягченный удар и, словно огромный батут, отбросила лимузин назад. Машина вздыбилась, будто необъезженный мустанг, затем перевернулась через крышу. Обе правые дверцы от удара раскрылись, и один из пассажиров вылетел с заднего сиденья, как камень из пращи. Он упал на дорогу и остался лежать неподвижной бесформенной массой.

Болан включил дальний свет фар и, сжимая в руке "люгер", побежал к искореженной куче металла. Дородный мужчина с окровавленным лицом выбрался из разбитой машины и неуверенно выпрямился на ватных ногах. Щурясь от яркого света, бьющего прямо в глаза, он вытащил пистолет и только потом подумал, что неплохо было бы найти подходящее укрытие. Он успел сделать только два шага. Раздался сухой хлопок выстрела, из ствола "люгера" вырвалось короткое пламя, и человек рухнул, как подкошенный, не проронив ни звука. Держась вне освещенной зоны, Болан обежал лимузин с другой стороны и двумя выстрелами в упор прикончил сидевших в салоне.

Водитель ткнулся лицом в баранку, и, нарушая вязкую тишину пустыни, раздался пронзительный гудок клаксона. Болан осторожно приблизился к машине. Одному из сидевших сзади пуля попала в шею. Рядом с трупом лежал автоматический пистолет 45 калибра, а под ногами валялся обрез охотничьего ружья. У водителя, судя по неестественному наклону головы, была сломана шея, а удар пули, попавшей ему в плечо, бросил уже мертвое тело вперед. Тот, кого выбросило из машины в момент удара о стальную балку, неподвижно лежал на дороге и чуть слышно стонал. При каждом вздохе у него на губах вскипала розовая пена. Коренастый крепыш с намеком на животик, первым оказавшийся на пути Болана, получил пулю прямо в сердце.

Внезапно Мак услышал шум двигателя – со стороны заводских корпусов приближалась машина с синей мигалкой на крыше. Болан столкнул с сиденья мешавший ему труп шофера и вытащил из перчаточного ящика регистрационные документы на машину. Сунув их в карман куртки, Мак бегом вернулся к своему "форду", выключил свет и вихрем рванул с места. На перекрестке он сделал короткую остановку, чтобы изучить документы, захваченные в черной машине. Возбуждение, вызванное погоней и короткой стычкой, уступило место холодной ярости. Машина была зарегистрирована на имя Джона Порточчи, проживавшего в пригороде Финикса. Болан хорошо знал это имя. Джонни "Музыкант" Порточчи был вторым лицом мафиозного семейства, контролировавшего Финикс.

Еще во Вьетнаме Болан постиг истину, которая сводится к тому, что все козыри находятся в руках атакующего. Обороняющемуся приходится лишь "реагировать" и сдерживать натиск противника. Завершив битву в Палм-Спрингсе разгромом семейства Диджордже, Болан выполнял маневр, называемый на языке военных отходом, и в течение двух недель придерживался оборонительной тактики. Но "реагировать" ему надоело, и он постепенно склонялся к мысли, что единственный способ выбраться из Аризоны заключается в проведении мощной наступательной акции.

Теперь, когда прозвучали первые выстрелы, полиция штата, несомненно, вмешается в эту историю. Схватки на дорогах пустынной Аризоны могли оказаться чрезвычайно опасными.

Погрузившись в свои мысли, Болан взвесил на ладони регистрационную карточку, посмотрел на восток, вздохнул и с чувством покорности судьбе повернул на запад, к Финиксу. Неожиданно в памяти всплыло воспоминание об одной детали, поразившей его при чтении книги о культуре древнего мира. Там тоже упоминался Феникс – огненная птица из египетской мифологии – символ возрождения и обновления. Болан улыбнулся и еще быстрее погнал машину в сторону города.

Выстроенная в средиземноморском стиле, двухэтажная резиденция Джонни "Музыканта" располагалась в глубине квартала – метрах в пятидесяти от главной улицы. Ее обступали другие, не менее роскошные виллы, окруженные скверами, небольшими парками и круговыми дорожками. Проезжая перед виллой одного из боссов мафии, Мак подумал: "Интересно, принимают ли Порточчи сливки местного общества?" Прямо перед домом, на посыпанной желтым песком дорожке, стояло несколько машин, а огромный черный лимузин застыл у открытых ворот гаража, соединенного с домом открытой галереей. Фасад виллы освещал мощный прожектор, однако Мак заметил, что сквозь неплотно задернутые шторы окон первого этажа пробивались полоски яркого света.

Весь второй этаж виллы был погружен в темноту. Не горел свет и в окнах комнат, расположенных над гаражом. Два человека, прислонившись к крылу одной из машин, о чем-то оживлено беседовали.

Болан проехал мимо, повернул на первом же перекрестке и поставил машину на стоянку. В квартале царили тишина и спокойствие. Редкие фонари едва-едва разгоняли ночную темень. Болан снял куртку, достал с заднего сиденья черный комбинезон и вышел из машины, чтобы переодеться. На талии Мак застегнул широкий пояс с закрытой кобурой, затем навинтил на ствол "люгера" длинный цилиндр глушителя, проверил и зарядил запасные обоймы. Оставалось только обуться. Болан затянул шнурки черных кроссовок, выпрямился и растворился в тени густых деревьев. Ему понадобилось всего несколько минут, чтобы добраться до виллы Порточчи, задний фасад которой выходил в парк. Мак спрятался в тени невысокого дощатого забора, за которым находился бассейн, и осмотрелся.

Бассейн был пуст и неухожен. На краю небольшого трамплина сидел, свесив ноги, человек в костюме и, запрокинув голову, смотрел на звездное небо. Болан заметил у него на коленях оружие и в течение нескольких минут наблюдал за ним, раздумывая, как поступить. Решившись, он подобрал кусочек гнилой деревяшки, отвалившейся от забора, и бросил его в тень патио по другую сторону бассейна. С негромким стуком деревяшка упала на плитки, которыми было выложено все пространство вокруг бассейна, и отлетела в сторону.

Человек на трамплине отреагировал мгновенно. Вскинув на уровень груди небольшое ружье, он встал на колени и, прищурившись, стал вглядываться в темноту, обступившую бассейн. Болан вышел из укрытия и, стоя метрах в десяти от трамплина, позвал:

– Эй!

Охранник с неразборчивым ворчаньем обернулся. "Люгер" дернулся в руке Болана, и послышалось короткое глухое "ф-ф-ют!". Голова охранника смешно дернулась назад, будто он получил сильный удар в челюсть. Ружье выпало у него из рук, с металлическим лязгом загремело по цементному полу и, соскользнув с вышки, с плеском ушло под воду. Завершив грациозный пируэт, труп мафиози последовал туда же – на дно бассейна. Не скрываясь, Болан перебежал на другую сторону патио – ближе к гаражу. Он вовремя скрылся в густой тени, потому что из распахнутого окна квартиры, расположенной над гаражом, выглянул еще один охранник и крикнул:

– Эй, Ал! Что там у тебя происходит?

Снова неслышно шепнул "люгер", и второй труп вывалился из окна почти под самые ноги Болана. Перешагнув через бездыханное тело, он беспрепятственно добрался до лестницы и быстро взобрался на крышу галереи, соединявшей гараж с домом. Бесшумно ступая, Мак перебрался на террасу главного здания. Здесь он сразу же нашел открытое окно, через которое попал в коридор верхнего этажа, скупо освещенный редкими тусклыми лампочками, вмонтированными в плинтус. Болан тщательно осмотрел верхний этаж, заглянул в две темные пустые комнаты с открытыми дверями. Третья также оказалась пустой, но повсюду была разбросана мужская одежда. Рядом находилась большая ванная комната, слегка пахнущая антисептиком. В конце коридора виднелась дверь, из-под которой пробивалась узкая полоса света. Чтобы добраться до этой двери, Маку пришлось перейти через площадку лестничной клетки. Болан прижался к двери и услышал прерывистые, возбужденные голоса – мужской и женский. И еще скрип кровати. Болан нахмурился, стоя в нерешительности, затем осторожно нажал на дверную ручку. Дверь оказалась запертой на ключ. Неслышно ступая, Мак вернулся в первую комнату, дверь которой была открыта, и через одно из окон взобрался на крышу. Поверху он беспрепятственно добрался до угловой, последней комнаты, выходившей на фасад виллы. С крыши Болан видел двух охранников, по-прежнему увлеченных беседой и стоящих спиной к дому. Мак осторожно, сантиметр за сантиметром, подобрался к окну. Оно оказалось открытым, но плотные шторы были затянуты наглухо, поэтому Маку не удалось заглянуть внутрь комнаты. Зато искаженные страстью голоса теперь слышались гораздо отчетливее. Болан прикинул, что кровать находится прямо перед окном. Женский голос почти с отчаянием умолял:

– О Боже! Фреди, скорее... Скорее! Ну же... иди ко мне... А!

Болан досадливо наморщил нос. Он-то рассчитывал найти здесь Джонни Порточчи...

Мужчина ответил с нескрываемой иронией:

– Чего торопиться-то? Почему ты так уверена, что я сейчас не оденусь и не уйду, оставив тебя в таком состоянии? А?

– Не дразни меня, Фредди, – ответила женщина в тот момент, когда Болан спрыгивал с подоконника в комнату.

Превосходно сложенная обнаженная блондинка лет двадцати пяти – двадцати семи лежала на спине поперек кровати, сжимая между поднятых бедер голого мужчину, стоящего на кровати на коленях.

Светловолосая красотка не сразу увидела Болана, а вот мужчина – да, поскольку стоял к нему лицом на другой стороне кровати. Он побледнел, как смерть, глядя на массивный глушитель на стволе "люгера", и, охваченный паническим ужасом, отпрянул назад. Еще не понимая, чем вызван такой внезапный рывок, блондинка подалась следом, обвивая его длинными ногами. Мафиози стащил ее с кровати, отчаянно пытаясь дотянуться до рукоятки пистолета, торчащей из кобуры, которая висела на спинке стула, стоящего совсем рядом с кроватью. "Люгер" произнес все то же глухое "ф-ф-ют!", и с пулей в ухе мафиози полетел на пол, увлекая за собой и блондинку. Она тупо уставилась на неподвижное тело, на лужу крови, расплывающуюся по полу вокруг головы своего любовника, вскрикнула, зажимая рот руками, и только теперь подняла глаза на Болана. Мак понял, что она видит его впервые. Сотрясаемая крупной дрожью, она отпрянула от трупа и забормотала:

– Вы... вы убили его.

Болан легонько взял ее под руку, помог встать на ноги и подтолкнул к кровати. Девушка схватила подушку, прикрылась ею и быстро, сбивчиво заговорила:

– Этот ублюдок хотел изнасиловать меня! Я говорила ему, что Джонни рассчитается с ним. Я предупреждала его, что Джонни приставил ко мне охрану. Он хотел изнасиловать меня!

Болан быстро обшарил комнату.

– Да, я заметил, что вы возражали, – иронично заметил он.

– Но... но он мне угрожал. Сказал, что отрежет соски грудей, если я откажу ему.

– Понятно...

Болан ощупывал одежду покойника.

– Где Порточчи? – спросил он, смерив блондинку тяжелым взглядом.

Она истерически рассмеялась.

– Боже мой! Неужели вы думаете, что он отчитывается передо мной? Послушайте, не стоит говорить ему о том, что вы



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация