А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Наступление на Сохо
Дон Пендлтон


Палач #6


Дон Пендлтон

Наступление на Сохо





Глава 1


Болан не видел противника, укрывшегося в темноте, но чувствовал его зловещее присутствие. С момента посадки на паром в Кале ощущение грозной опасности не покидало его ни на миг и угнетающе давило на психику в течение всей переправы через Ла-Манш, вплоть до высадки в Дувре.

Мак не сомневался, что его ожидали. Уж слишком легко ему удалось покинуть французский берег. А таможенный досмотр на английской стороне оказался необычайно поверхностным, подчеркнуто небрежным. И вот он в Англии...

Интуиция подсказывала Маку, что им крутили, как марионеткой, и в результате таинственных махинаций он оказался здесь – на берегу "туманного Альбиона". Сомнения Болана переросли в уверенность: враг был здесь и ждал его.

Расстегнув пиджак, Болан проверил, легко ли извлекается пистолет из кобуры, и, передернув затвор небольшой "беретты", дослал в ствол 9-миллиметровый патрон. Он чувствовал, что его ожидание подходит к концу.

Болан сбавил шаг, и толпа пассажиров с парома тут же обтекла его со всех сторон и потянулась дальше к выходу с причала. Выигрывая драгоценное время, Мак старался правильно оценить обстановку и найти пути отхода. Осмотревшись, он вышел из пустой тени и, снова смешавшись с толпой туристов, неторопливо пошел к поезду. Сзади в темноте тут же раздались чужие шаги. Особенный слух Мака подсказал, что его вели два человека. Они ускоряли и замедляли шаг в зависимости от темпа ходьбы Болана. Мак продолжал идти к выходу с причала и скорее почувствовал, чем увидел, присутствие еще двух человек – по одному с каждой стороны. Его окружали и отрезали путь к отступлению. Где-то впереди его тоже поджидали. Враг тщательно подготовился к встрече и выбрал для нее такое место, которое не давало загнанной дичи никаких шансов на спасение.

Болан глубоко вздохнул и решил действовать: он резко развернулся и пошел влево. Противник немедленно среагировал на его маневр. Позади прозвучала негромкая команда, впереди раздались быстрые шаги, и кто-то занял опустевшее место на первом фланге. Расстановка фигур произошла быстро и уверенно, словно рокировка на шахматной доске.

Момент для атаки наступил, еще минута промедления – и такая возможность больше никогда не представится. Но, прежде чем перейти к делу, необходимо было опознать противника. Болан еще никогда не стрелял в полицейских и не собирался этого делать сейчас. Прямо перед ним возвышалась осветительная мачта: и без того слабый свет фонаря растворялся в косматых лохмотьях тумана, наплывавшего со стороны моря и густевшего прямо на глазах. Болан остановился в круге света и закурил, прислушиваясь к каждому шороху. Чуть успокоившись, он заметил краем глаза вокруг себя какую-то суету и понял, что противник пытается восстановить нарушенную им и, видимо, заранее продуманную диспозицию. Болан быстро вышел из-под фонаря, продолжая прислушиваться к вновь раздавшемуся позади него стуку каблуков.

Пора! Он щелчком отбросил в сторону зажженную сигарету и сунул руку за пазуху, нащупывая ребристую рукоять "беретты". Прикосновение к теплому металлу пистолета прибавило Маку уверенности. Молниеносно развернувшись вправо, он бросился на сырой асфальт причала и приготовился к бою. На долю секунды его палец замер на курке. Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы увидеть и опознать врага. Ведомый инстинктом, свойственным лишь самым опытным охотникам на крупных хищников. Болан обернулся как раз в тот момент, когда его преследователи вошли в круг тусклого света. Теперь все стало на свои места. Состав комитета по встрече больше не вызывал никаких сомнений – "добро пожаловать" явились сказать ему старые "друзья" – мафиози.

За несколько часов до посадки на паром. Болан переделал спусковой механизм "беретты", и теперь достаточно было лишь слегка прикоснуться к курку пистолета, чтобы кучно положить пули в цель, удаленную на расстояние более двадцати метров. Мак поблагодарил свою счастливую звезду за столь ценную мысль, вовремя внушенную ею, хотя до ближайшей цели было не более пятнадцати метров – он стрелял почти в упор. Двое гангстеров, оказавшись ближе всех, умерли, не успев даже достать оружие. 9-миллиметровые пули "беретты" попали им прямо в сердце. Болан продолжал атаку: он вскочил на ноги и метнулся в сторону, уклоняясь от вспышек, прошивших темноту прямо перед ним. Кто-то стрелял наугад, пытаясь попасть в быструю и неуловимую мишень, которой стал Мак. С каждой секундой атмосфера накалялась все больше и больше. Крутясь, как волчок, Болан понял, что противник обложил его очень плотно. Одна пуля прошила рукав плаща, вторая вырвала часть каблука – Маку показалось, будто его огрели по пятке здоровенной дубиной. Он ворвался в ряды противника, отвечая на его пальбу огнем накалившейся "беретты", 9-миллиметровые пули которой, находя свои жертвы, вырывали у них крики агонии или сдавленные стоны боли. На бегу перезаряжая "беретту", Болан столкнулся с кем-то очень большим и массивным. Сцепившись в один большой ком, они рухнули на бетон и покатились по пирсу. В нескольких сантиметрах от лица Мака оглушительно грохнул выстрел здоровенного пистолета, и пуля с отвратительным визгом ушла в ночное небо. Ударом руки Болан отбил пистолет противника в сторону, схватил его за запястья и сильно откинул от себя как раз в тот момент, когда собачка пистолета опустилась снова. На этот раз пуля жадно впилась в человеческое тело.

– Черт... – прошептал здоровяк и бессильно вытянулся на земле.

Болан отскочил от этой инертной бесчувственной массы. Повсюду слышался топот ног, невнятные крики и отрывистые команды. Внезапно на более светлом фоне портовых сооружений материализовались темные силуэты бегущих людей. Болан опустился на колено и методично, как в тире, выпустил по группе все восемь пуль из новой обоймы. Раздались возгласы боли и ужаса, атакующие валились на землю, словно марионетки, выпавшие из рук кукловодов.

Неожиданно ночную темноту прорезали ярко вспыхнувшие фары быстро приближавшегося автомобиля. Туман смягчал и поглощал их свет, отчего сам наливался странным молочно-серебристым сиянием. Фары осветили позицию Болана, но не ослепили его. Противник либо отступил, либо перегруппировывал свои силы, как бы то ни было – стрельба стихла. В наступившей тишине Мак услышал вдруг взволнованный женский голос:

– Болан! Садитесь в машину!

Издалека кто-то с досадой и злостью крикнул:

– Черт бы вас побрал! Машина! Остановите машину!

Тот, кто произнес эти слова, говорил с американским акцентом, и Болан готов был поклясться, что раньше уже слышал этот голос. Но времени на раздумья не оставалось. Стрельба, вспыхнувшая с новой силой, сконцентрировалась на машине, и это заставило Мака действовать более решительно. Под стук пуль, насквозь прошивавших кузов, и звон вдребезги разлетающегося стекла, машина неслась вперед, виляя из стороны в сторону. Проезжая мимо Болана, водитель притормозил, дверца открылась и Мак нырнул в салон. Не успел он поднять голову и осмотреться, как шофер дал полный газ, и машина, взревев мотором, понеслась дальше.

В полумраке салона он различил силуэт молодой симпатичной женщины лет двадцати пяти. Ее черные, коротко остриженные волосы резко контрастировали с белой, молочного цвета кожей. Короткая узкая юбка, плотно обтягивающая ее бедра, собралась в складки и задралась до самого паха, обнажая длинные стройные ноги, освещенные зеленоватым светом приборной доски.

Машина на огромной скорости обогнула вокзал и влетела в узкий темный переулок. Вдали завывали сирены полицейских машин, усугубляя ирреальность этой туманной ночи.

Болан вогнал в "беретту" новую обойму и обратился к девушке:

– Я вам очень признателен, но... если честно, то, что вы сделали в порту... страшно глупо...

Она искоса метнула на него быстрый взгляд темных глаз, еще сохранивших следы пережитого панического страха.

– Не говорите глупостей. Без меня ваши шансы были не больше одного против тридцати.

– Но я не так уж плохо защищался, – мягко возразил Болан.

Он уже узнал ее, так же, как и машину – шикарный спортивный "ягуар". Мак заметил их еще на пароме в Кале. Он даже предложил девушке закурить, когда они стояли на палубе парома и беседовали о плавании по радару – такой системой судовождения обычно пользуются капитаны паромов, курсирующих через Ла-Манш.

– Вы не сможете выехать из Дувра, если не последуете моему совету, – сказала она напряженным голосом, не сводя глаз с дороги. – Там, позади вас, в шляпной коробке... Это вам, только быстрее, умоляю...

Болан открыл коробку и вытащил оттуда рыжий парик и накладную бороду. На самом дне лежал старый матросский бушлат. Он рассматривал содержимое коробки и размышлял о том, что бы это значило. Ему было совершенно ясно, что это "похищение" – тщательно спланированная и подготовленная акция. Операции подобного рода "на авось" не проводятся.

– Немного дальше мы поменяем машину, – объявила девушка, подтверждая тем самым предположение Болана. – Одевайте парик и приготовьтесь прыгать.

Боланом овладело неясное беспокойство. Кто эта девушка и почему ее так заботило благополучие какого-то Мака Болана? Куда она должна привезти его и с какой целью? Слышные издалека сирены патрульных машин красноречиво свидетельствовали о том интересе, который британская полиция проявляла к его личности. Впечатление, будто им манипулируют, как марионеткой, неприятно раздражало Болана, и он напряженно размышлял, какое место в этой интриге отведено его очаровательной похитительнице.

Инстинкт охотника, волею судьбы ставшего дичью, подсказывал ему, что пока бессмысленно строить всякие предположения. Сначала нужно выбраться в безопасное место, а дальше будет видно. Мак решительно натянул на голову парик, прицепил бороду и уже напяливал бушлат, когда "ягуар" резко остановился у микроавтобуса "фольксваген". Они вышли из машины. Из-за автобуса вынырнул силуэт невысокого человека, который сел за руль "ягуара" вместо брюнетки и стал загонять его в искусно замаскированный гараж. Водитель "фольксвагена" нетерпеливо газовал, ожидая, когда Болан и девушка заберутся в салон.

Мимо них с включенной сиреной промчалась патрульная машина. Человек, сидящий за баранкой "фольксвагена", издал короткий смешок и пристроился следом за машиной полиции. Девушка устроилась вместе с Боланом на заднем сиденье. С трудом переводя дыхание, она постепенно приходила в себя и успокаивалась. Все еще во власти сильного нервного стресса она прижалась к Маку и уткнулась лицом ему в шею. "Ну вот, – подумал он, – начинается..." А он-то рассчитывал сделать в Англии всего лишь короткую остановку перед возвращением в Штаты! Конечно, мимоходом можно было бы ликвидировать кое-кого из тех, кто фигурировал в заветном списке, заполнявшем многие страницы его маленького блокнота, с которым он никогда не расставался. Но в сложившейся ситуации, чтобы покинуть Англию, ему, похоже, придется прокладывать себе путь с оружием в руках. Обычного блица не получится. Он вновь оказался в джунглях, и торить тропу придется с помощью мачете.

Последнее время его жизнь сопровождалась постоянным кровопролитием и стала казаться монотонной и скучной. Он уже привык к тому, что любой, даже самый завалящий городишко, куда его забрасывала судьба, немедленно становился полем боя. Однако он никогда не был сторонником оборонительной тактики. Особенно в тех случаях, когда имел дело с превосходящими силами противника.

Девушка начала плакать – стресс проходил. Мак вздохнул, обнял ее за плечи и прижал к себе. Какими бы мотивами она ни руководствовалась, он был обязан ей жизнью. Она вытащила его из крайне неприятной ситуации и предоставила временный плацдарм, с которого он начнет свое наступление, после чего сможет покинуть Англию. "Неплохой плацдарм, – шевельнулась у него в голове неуместная мысль, – особенно, если принять во внимание ее восхитительную фигурку". Истории известно немало примеров, когда и не столь очаровательные женщины одним движением пальца приводили в действие целые армии и флоты. Мог ли он быть уверен, что она не вдохновит его на штурм Великобритании?




Глава 2


Как бы то ни было, девочка оказалась с характером. Кризис прошел. Она вытерла слезы, расслабилась и теперь сосредоточенно рассматривала руки Болана. Но когда микроавтобус остановился у поста полиции, перекрывшей все выезды из Дувра, она скользнула в объятия Мака и положила голову ему на плечо.

– Ничего не предпринимайте, – прошептала она. – Молчите. Мы поговорим с ними сами. Они не должны слышать ваш американский акцент.

К машине подошел полицейский в форме и вежливо попросил предъявить документы. Водитель "фольксвагена", мужчина довольно тучный, опустил боковое стекло и протянул ему бумаги. Полицейский внимательно изучил документы, потом что-то достал из кармана и показал шоферу. Они негромко перекинулись несколькими словами, затем полицейский подошел к заднему окну, за которым сидела девушка, и легонько постучал по стеклу костяшками пальцев.

Брюнетка медленно, словно с сожалением, выбралась из объятий Болана и затуманенным взором глянула на полицейского. Она, казалось, только что очнулась от глубокого и приятного сна.

Блюститель порядка взял под козырек и протянул ей увеличенное фото Болана.

– Вы когда-нибудь видели этого человека? – спросил он.

Девушка кивнула.

– О, еще бы! По телеку. Ведь это знаменитый американский авантюрист, да?

– Вы не видели его сегодня вечером?

Она отрицательно покачала головой. По всему было видно, что мысли ее витают где-то далеко-далеко. Тряхнув своей рыжей искусственной гривой, Болан тоже промычал "нет".

– А спортивный "ягуар"? – продолжал полицейский.

– Вы теряете время, бобби, – вмешался водитель. – Эти двое часами глаз друг с друга не сводят.

Полицейский снова коснулся пальцами козырька фуражки, улыбнулся и махнул рукой, показывая, что они могут проезжать.

Проехав пост полиции, шофер обернулся и улыбнулся Болану.

– Неплохо выкрутились, а? Меньше чем через два часа вы будете в Лондоне, старина. Так что держите нос по ветру, а конец – на двенадцать часов!

Последний совет несколько смутил и озадачил Мака. Он искоса взглянул на девушку. Та улыбнулась и пояснила:

– Он хотел сказать: держитесь молодцом.

Болан что-то неразборчиво



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация