А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


любил эту девушку!

Марта повернулась с удивлением, когда Лорел продолжила ход своих мыслей.

– Представляю себе, как его сразило, что Беки изменила ему с его лучшим другом. Не будь я сама так обижена на Брендона, я бы ему посочувствовала. Уж я-то знаю, как это тяжело.

– Ах, девочка, с тех пор столько воды утекло! – поспешно перебила ее Марта, которая испытывала крайнее неудобство от этого разговора. Прежде чем Лорел смогла продолжить, Марта втащила ее в обувной магазин. «Да поможет нам Бог в те минуты, когда Лорел узнает, что Брендон никогда не был влюблен в Беки и что во всех его страданиях виноваты я и Рекс, ну и, разумеется, Лорел», – подумала Марта.

Лорел встретила в городе двух своих давних подруг, и те пригласили ее при случае заглянуть к ним в гости. Одна была уже замужем и ожидала первенца, вторая еще жила в родительском доме. О Брендоне не было сказано ни слова, хотя Марте показалось, что его имя витает в воздухе. Подруги спрашивали Лорел, вышла ли она на Востоке замуж или только помолвлена, и были удивлены, услышав, что она вернулась домой навсегда.



Брендон не находил себе места. Его сводили с ума ходившие по городу слухи о том, что Лорел возвратилась к родному очагу одна и навсегда, неотступно грызла мысль о непрекращающихся хищениях скота. Он стал раздражителен и сварлив – «ворчит, что дикий медведь в берлоге», говорил о брате Хенк.

Все эти дни Брендон был в полной растерянности. Разве, черт возьми, Рекс не сообщил ему, что Лорел едет на Восток к своему будущему мужу? И вдруг она является незамужней и даже, по-видимому, непомолвленной – и не собирается больше никуда уезжать. Почему она уехала, где находилась и что делала все это время? Что за чертовщина происходит?

Одно Брендон знал твердо: Лорел по-прежнему прекрасна и желанна. «Боже мой, я схожу с ума, – думал он. – Я постоянно думаю о ней, желание обладать вероломной чаровницей не дает мне заснуть, а ее папаша искусно обводит меня вокруг пальца». Брендону было совершенно необходимо снова увидеть Лорел, и он, впервые за много месяцев, решил в воскресенье отправиться в церковь, куда она не преминет прийти на утреннюю службу.

Когда Брендон в сопровождении Хенка появился в церкви, Лорел с отцом и тетей уже сидели на своих местах. Братья Прескотт опоздали из-за того, что Хенк, несмотря на все понукания брата, еле волочил ноги. Как бы то ни было, им помог случай: единственные незанятые места находились как раз за спиной Лорел и ее отца.

Она готова была провалиться сквозь землю, а Рекса, казалось, вот-вот хватит удар, пока Брендон и Хенк протискивались перед сидящими на скамьях прихожанами, наступая кому-то на ноги и рассыпаясь в извинениях, что еще больше привлекало внимание к ним самим и Лорел. Правда, Лорел отлично понимала, что и без того все прихожане сгорают от любопытства. Сплетни и пересуды составляли основу жизни Кристалл-Сити, а возвращение Лорел подлило масла в огонь.

Спустя несколько минут началась литургия и все притихли. В наступившей тишине раздавался шорох переворачиваемых страниц псалтыри в поисках первого псалома. И тут Брендон наклонился к Лорел и громко прошептал:

– Лорел, дорогая, не дашь ли ты нам псалтырь, или ты предпочитаешь, чтобы я через твое плечо заглядывал в твою и пел вместе с тобой?

Рекс закашлял, чтобы сдержать ругательства, готовые было сорваться с его языка в Божьем доме. Вокруг раздались сдержанные смешки; Лорел заскрипела зубами так, что у нее свело скулы, сверкнула на Брендона пылающими от гнева фиалковыми глазами и, ни слова ни говоря, с силой сунула ему в грудь свою псалтырь.

После пения псалма началась проповедь, и Лорел вздохнула с облегчением – уж теперь-то все будет спокойно. Отец и так сидит с таким видом, что готов взорваться в любую минуту, да и она от смущения покраснела до корней волос. Стараясь разгадать, какую игру затеял Брендон, она никак не могла заставить себя сосредоточиться на проповеди. Еще вчера Брендон смотрел на нее как на пустое место, а сегодня подлизывается, словно щенок. Если он задумал смутить ее, то ему это удалось как нельзя лучше.

Ее мысли прервал легкий толчок в ногу, она отодвинула ее в сторону, но через несколько секунд второй такой же удар сбил туфлю с ее ступни. Лорел удивленно посмотрела вниз и успела проводить глазами исчезающую под скамейкой туфлю. Она оглянулась на Брендона и пронзила его испепеляющим взором, но тот с ангельской улыбкой кивнул ей приветливо головой и, повторив маневр, ловко сбил и вторую туфлю.

Лорел только раскрыла рот, чтобы шепотом отчитать его, как Рекс перебил дочь, ткнув ее локтем под ребра. Она, глядя вперед, тщетно пыталась обнаружить свои туфли ногой под сиденьем, делая вид, что внимательно слушает службу.

Вся эта возня привлекла внимание Марты.

– Неужели ты не можешь сидеть спокойно, Лорел? – прошипела она. – Отца, в конце концов, хватит удар.

– Он украл мои туфли!

– Украл? Кто украл?

– Брендон!

Со всех сторон на них зашикали, и Лорел подумала, что с удовольствием прибила бы Брендона.

Лорел прикусила губу, перестала ерзать и подогнула свои ноги под скамью, чтобы никто не заметил отсутствие на них туфель. Только сейчас до Марты дошло, в какой чрезвычайно забавной ситуации оказалась Лорел. Старушка зашлась тихим смехом, так что скамья заходила ходуном. За это она заслужила неодобрительный взгляд Рекса, а Лорел смотрела с отчаянием.

Брендон снова коснулся ног Лорел, и девушка подумала, что он пытается вернуть ей туфли. Она подогнула одну ногу, но, не нащупав туфлю, чуть было не сползла с сиденья. В этот миг из-под сиденья показались большие обутые ступни Брендона, прочно обосновавшиеся на том месте, где полагалось быть ее собственным. Она бросила на него умоляющий взгляд, но он вежливо улыбнулся и покачал головой, отказываясь убрать ноги, чтобы она не смогла сдвинуть свои. К концу службы Лорел кипела от гнева, пожалуй, не меньше своего отца. Когда все собирались уходить, Брендон снова наклонился и прошептал:

– Обещай, что после обеда будешь внизу у реки, тогда получишь туфли.

– Нет! – ответила Лорел.

– Посмотрим, как ты будешь выглядеть без обуви! – предупредил он.

– Лорел! – рявкнул Рекс. – Я хочу, наконец, попасть домой, изволь поторопиться!

– Обещай! – настаивал Брендон.

– Хорошо, обещаю, – сердито сказала Лорел. Ее туфли тут же появились из-под скамьи, она поспешно всунула в них ноги и побежала догонять медленно удаляющегося отца.

Но ей это удалось не сразу – ее то и дело останавливали старые друзья, с которыми она не виделась больше двух лет. Наконец Бурке распрощались с проповедником, и Рекс, не видя давно ушедшего Брендона, немного пришел в себя.

Недаром он уговаривал Лорел продлить пребывание в престижном школьном пансионате, но она рвалась домой. Он так надеялся и молился о том, что на Востоке она встретит хорошего человека и выйдет за него замуж, прежде чем вернется на Запад, или хотя бы совершенно забудет о безрассудной страсти к Брендону. А теперь он стоит перед вероятностью, что его обман раскроется, и Лорел возненавидит его. В таком маленьком городке Брендон и Лорел неизбежно время от времени будут встречаться, и рано или поздно правда всплывет наружу. Будучи горячо любящим отцом, Рекс желал, чтобы это произошло как можно позднее или – бывают же чудеса на свете – не произошло никогда.



После обеда Лорел надела бумазейные бриджи, ковбойку и, небрежно покачиваясь, отправилась в конюшню. Посоветовавшись с Лестером, какую выбрать лошадь из имеющихся в наличии, она оседлала кобылу и пустила ее легкой рысью по двору ранчо. У ее колена покоилось ружье в чехле.

Она чувствовала себя неловко, так как за несколько месяцев отвыкла от верховой езды. Лорел не сомневалась, что назавтра ее мышцы дадут о себе знать. Но многолетняя выучка взяла свое, и вскоре она почувствовала себя в седле увереннее, да и дорога была ей знакома. Лорел точно знала, где именно ее ожидает Брендон. Они столько раз встречались там в прошлом, а может быть, это было в совершенно другой жизни?

Брендон уже ждал ее. Он сидел на земле, прислонившись спиной к дереву и нахлобучив шляпу на лицо для защиты от ослепительного солнечного света, отражаемого водой. Его лошадь спокойно паслась рядом.

– Значит, приехала, – промолвил Брендон и одним пальцем сдвинул шляпу так, чтобы видеть Лорел. Его серебристо-серые глаза сильно расширились, когда увидели плотно обтягивающие бриджи и рубашку, которая облегала ее груди.

– Я дала слово и держу его. Чего ты хочешь, Брендон? – Лорел облокотилась на луку седла, не собираясь соскакивать на землю.

Внешне она говорила спокойным, даже отрывисто-грубоватым голосом, но внутри нее все дрожало мелкой дрожью, словно желейная масса. Встретившись с ним наедине, невнятно бормотать и смущаться, и потом обнять его и зацеловать до потери дыхания!

– Тебя, Лорел! – выпалил Брендон первое, что пришло ему в голову.

Это откровенное заявление прервало мечтания Лорел. Не говоря ни слова, она медленно натянула поводья, намереваясь повернуть обратно. Ее фиалковые глаза стали вмиг холодными, как заснеженные вершины на рассвете.

Брендон молниеносно вскочил на ноги и схватился за поводья, не давая ей отъехать. Какой-то миг они вглядывались друг в друга, словно силясь понять, что происходит в душе у каждого.

– Я твердо решил узнать, почему ты сбежала два года назад, почему внезапно отказалась видеться и даже просто разговаривать со мной, – заявил он.

– Беки! – Лорел считала, что одно это слово объясняет все.

– Беки? – повторил Брендон, нахмурив брови. – Беки Лаусон? – Это была единственная Беки, которую он смог вспомнить.

Лорел кивнула и проглотила комок в горле. Она решила посочувствовать ему. Взгляд ее лавандовых глаз был теплым, когда она смотрела на него сверху.

– Мне очень жаль, Брендон, что она заставила тебя страдать, и вообще я сожалею о многом, но, может, в конце концов, все уладится.

– Что это означает?

– Я и сама еще не знаю, – беспомощно пожала плечами Лорел. – Вот, стараюсь расставить в уме все по своим местам и понять, но не могу.

– Чего ты не можешь понять, Лорел? – спросил он бархатным голосом, сияя глазами в ожидании ее ответа.

– Я не могу понять, как это тебе удается быть таким чертовски непостоянным, – взорвалась она. – Не могу понять, почему нас одолевает любовь к тому или иному человеку? Почему мы не можем помочь любви к кому-либо? Почему эта любовь чаще всего безответная? И почему это причиняет сильную боль?

В конце своей тирады она расплакалась, слезы лились по ее щекам, но она этого не замечала. Ее охватили воспоминания и сильные желания, которые она долго держала в своей душе.

Брендон моментально воспользовался благоприятной возможностью. Не дав Лорел повернуть лошадь, он стащил ее с седла и привлек к себе. О, какой мягкой и хрупкой ощутил он ее, когда прижал к своему твердому телу! И какой беззащитной, восхитительной и женственной она была, когда рыдала, уткнувшись в его рубашку!

Несколько секунд он выжидал, пока она перестанет плакать, а затем слегка отстранил от себя, так что ему открылось ее лицо, и спросил:

– При чем тут Беки Лаусон?

– Как при чем, Брендон Прескотт? Нечего тебе делать вид, что ты ничего не понимаешь! – вскричала Лорел и забарабанила своими кулачками в его твердую грудь, с тем же, впрочем, успехом, как если бы она наносила удары дубу.

– Ты права, – посмотрел ей прямо в глаза Брендон. – Мне и в самом деле нечего делать вид! Но черт меня побери, если я понимаю, на что ты намекаешь! – проревел он.

– Я намекаю, если ты сам никак не догадываешься, на то, что ты был влюблен в Беки! – так же громко закричала она.

Брендон от изумления чуть было не разъял объятия, но успел подхватить Лорел, готовую ускользнуть от него.

– Когда это я был в нее влюблен?

– Ах, Бренд, ради всего святого, не отпирайся! – раздраженно сказала Лорел. – Два года тому назад, как раз перед тем как Беки бросила тебя ради Джима, и как раз после того, как ты обещал на мне жениться.

Только что она плакала, с радостью ощущая его сильные руки, а сейчас старалась вырваться из их цепкого кольца.

Брендон, по-прежнему отказываясь согласиться с ее обвинениями, потряс Лорел за плечи.

– Ты сошла с ума! – крикнул он. – Да я никогда не был влюблен в Беки! Откуда у тебя эта бредовая идея?

Лорел в ярости затопала ногами, при этом наступив каблуком на его ботинок, и отдавила ему мизинец так, что Брендон взвыл от боли, но не выпустил Лорел из рук.

– Лгать, Брендон, бесполезно, меня не проведешь. Сначала я, единственная, наверное, в городе, ничего не замечала, так я была увлечена мечтами о тебе. Не видела, что происходит под самым моим носом. Первым мне открыл глаза отец, а затем и тетя Марта подтвердила его слова. А уж тогда я и сама прозрела.

– Лорел, дорогая, ты единственная женщина, которую я любил в своей жизни, – мягко произнес Брендон, и его глаза затуманились.

Лорел опустила глаза под взглядом его очаровательных глаз.

– О Брендон! Не начинай все сначала! Мне было так тяжело! Я еле выжила! – взмолилась она.

– Скажи мне, крошка, только скажи правду, почему ты уехала из Кристалл-Сити?

Лорел снова проглотила комок в горле.

– Я боялась еще раз увидеть тебя с Беки!

– Боялась еще раз увидеть меня с Беки? А когда ты уже видела?

Лорел рассказала, как в тот день заметила их выходящими со счастливым видом из магазина. Брендон не мог припомнить этот случай



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация