А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


оконные провалы. Ариану поражало то, что, несмотря на бомбежки, стены некоторых домов не обрушились полностью – она объясняла себе этот феномен твердостью материалов и мощным фундаментом спроектированного Кланом военного города. Хотя с наблюдательного пункта она не могла в полной мере оценить масштаб разрушений, генерал Уинстон прекрасно знала, что урон, нанесенный ее войсками центральному космическому порту, расположенному на юге Лутеры, был намного значительнее, чем следы бомбежек города. Оно и понятно – космопорт представлял собой исключительно военную постройку и потому являлся целью номер один для атаки.

Конференция Уиттинга определила три первоочередные цели для Отряда Особого Назначения, которым командовала Ариана. Самая насущная задача – тотальное уничтожение всех военных мощностей Клана Дымчатого Ягуара, защищавшего Охотницу. Это первая цель. Вторая – выполнив задачу, отряды Внутренней Сферы должны были раз и навсегда пресечь возможности Клана Ягуара развязать войну в будущем. Качественно и как можно более оперативно закончить выполнение этих двух задач – в этом состояла третья составляющая их миссии. После чего Отряд Змеи должен был незамедлительно возвратиться домой – иного пути у него не было. Они не имели права проиграть Ягуарам. Пусть наконец зарвавшийся Клан образумится и поймет, что война – страшная штука. Они-то думают, что война – просто полоса препятствий, ряд испытаний, своеобразная игра! Вообще, ритуальные «игры в войну» были главной из черт культуры Клана.

Уинстон отлично знала старую добрую пословицу: «Хорошо, что война настолько ужасна, что мы должны дорасти до того, чтобы полюбить ее». Афористичность мышления была одной из основных черт воинов Клана Легкой Кавалерии Эридани, и Ариана очень ценила эту особенность. К сожалению, другие Кланы, похоже, утратили традиционную нестандартность подхода к проблемам. И поэтому воины других Кланов чуть ли не с детства питали нежность ко всему примитивному, простому, уродливому, чего Кавалерия Эридани как раз и старалась избежать любой ценой.

Ариана сама взвалила на себя обязанность проинспектировать самый центр столицы Клана Ягуара. Как командующему, ей нужно было удостовериться, что все распоряжения Конференции неукоснительно выполнены. Но она боялась признаться себе, что истинной причиной ее высадки в самом сердце уродливого серого города было обыкновенное любопытство.

Уинстон прослужила в наемниках всю свою сознательную жизнь. За долгие годы службы она принимала участие в сотнях крупных военных кампаний. Конечно, чаще всего им приходилось сталкиваться с врагом, чья психология практически не отличалась от психологии воинов ее Клана. Ну, иногда проявлялись некоторые культурные различия, но они были сбалансированы некоторой общностью военной и житейской структуры Кланов. Она наблюдала за врагами – как они жили, где работали… Главное – враг стремился встать на защиту самых обычных человеческих ценностей, тех же, что и у Легкой Кавалерии Эридани. И опять же, враг в бою управлял боевыми роботами, принятыми на вооружение собственным Кланом Арианы.

В битвах с этими Кланами не действовали никакие из общепринятых правил и обязательств. Лишь единицы из обитателей Внутренней Сферы хоть раз в жизни видели родной мир Клана. А те немногие, кто, подобно Фелану Келлу, какое-то время жили в Кланах, очень скупо и невнятно делились сведениями о тамошней жизни. Для Уинстон, как и для остальных мужчин и женщин Особого Отряда Змеи, произошло первое близкое знакомство с обществом, оставшимся в тылу непримиримых завоевателей Внутренней Сферы.

Ариане Уинстон доводилось видеть города, спроектированные так строго и академично. Много городов посетила она на планетах иных миров – и города эти походили на Лутеру. И все же они пленяли какой-то неяркой, изысканной элегантностью. А что она видела здесь, на Охотнице? Лутера, как и остальные крупные города планеты, поражала каким-то спартанским минимализмом, неестественной резкостью черт: все без исключения здания серого цвета с непрозрачными окнами, они, как роботы в шеренге, держали равнение вдоль узких улиц. Казалось, эти угрюмые улицы были вычерчены лучом лазера – настолько они были прямы.

Лишь Сектор Воина являл собой приятное разнообразие на фоне мрачного, лишенного воображения скелета города. Там вдоль широких проспектов протянулись вереницы изысканных колоннад в позднеримском стиле. Самый широкий и самый величественный из проспектов Сектора, как лазерный луч, тянулся к северному краю города и заканчивался огромным круглым фонтаном, воздвигнутым в память генерала Александра Керенского.

Еще бы – Керенский был последним великим военачальником Звездной Лиги. О подвигах этого легендарного человека складывались легенды. Одно из преданий было посвящено Исходу: почти три сотни лет назад Керенский благополучно вывел армаду Звездной Лиги из Внутренней Сферы в надежде спасти лучшую часть человечества от гибели. После полного приключений путешествия через обширные неисследованные пространства космоса армада открыла множество пригодных для жилья планет и основала несколько колоний. А после смерти генерала его сын Николай продолжил дело отца и превратил в конце концов армаду в структуру – прообраз Кланов.

Уинстон, зевая, сделала несколько кругов вокруг фонтана. Она находилась в самом центре Поля Героев. Статуи боевых роботов, теперь лежащие в руинах, устилали площадь обломками. Каждая скульптура была воздвигнута в честь какого-либо воинского подвига Клана Ягуара. Еще совсем недавно здесь проводились торжественные парады, а теперь… Ариана вздохнула.

Сразу за фонтаном, у подножия горы Шабо, притулилась низкая массивная пирамида. Это монументальное здание являлось не чем иным, как генетическим хранилищем Клана Дымчатого Ягуара. В нем хранились кровь и генетический материал вернорожденных отважных воинов Клана.

Уинстон шагала по пустым улицам, поражаясь масштабам разрушений, которые ее войска причинили Сектору Воина. Ее отряды стремились прежде всего захватить боевые машины Ягуаров, затем проникнуть в исследовательский центр

– войскам Особого Отряда Змеи необходимо было понять психологию Клана. Получить хоть какие-то зацепки, которые могли бы сослужить пользу, проанализировать приемы, которые можно было бы применить против прежних владельцев. И вот уже на планету прибыли инженеры – разобраться в механизмах, проникнуть в святая святых технологий Ягуаров и этим окончательно уничтожить мятежный Клан…

Порыв ветра бросил ей в лицо серую пыль разрушенного здания. Ариане казалось, что ее черная кожа, ее короткие вьющиеся волосы – все пропиталось горячим, пленительным запахом победы. Ветер запорошил ее глаза золой сгоревшего города. Да, ее отряды действовали более чем эффективно! Что невозможно было спасти, подлежало уничтожению. Таков закон войны….

Уинстон обвела взглядом площадь. Она заметила низко летящий «Буран» – транспортный корабль с эмблемой Легкой Кавалерии Эридани. Знак на крыле был выполнен в виде кроваво-красной цифры 50 в черном прямоугольнике – значит, он приписан к Пятидесятому тяжелому кавалерийскому батальону. Закованный в броню пехотинец, пристроившийся на открытой площадке корабля, поймал взгляд Арианы и небрежно козырнул ей.

После взятия Лутеры майор Кент Фэйрфакс, командующий Пятидесятым батальоном, разместил отряды пехоты в городе: они должны были исполнять обязанности военной полиции. Фэйрфакс рассудил, что нескольких десятков его воинов вполне достаточно, чтобы защитить гражданское население Клана Ягуара от произвола Особого Отряда Змеи. Необходимо было свести к минимуму все возникающие разногласия между Ягуарами и их новыми, пусть и временными, хозяевами.

Конечно, Уинстон просто посмеялась бы над любым другим офицером, дерзнувшим обратиться к ней с подобным предложением. Но Пятидесятый тяжелый батальон, в народе получивший прозвище «Кровавая половина», всегда брал на себя защиту тылового населения, особенно гражданских лиц. И надо сказать, отлично справлялся – когда воины батальона несли стражу, Ариана могла голову дать на отсечение, что ни один гражданский житель Лутеры не будет обижен или несправедливо наказан. Для Арианы это был вопрос психологического комфорта – она не могла забыть страшного предсказания Пола Мастерса о том, что в одно мгновение воины Особого Отряда Змеи могут превратиться в бунтующую толпу, стоит им лишь почувствовать ослабление жесткого контроля. Да воины и сами держали себя буквально в черном теле. Даже в наш век боевых роботов и звездолетов концепция тотальной войны оставалась абсолютно непонятной для большинства простых солдат – и, как оказывалось, к лучшему.

Пройдя немного вниз по улице, Уинстон наткнулась на красноречивое напоминание о том, что столица Ягуаров являлась оккупированным враждебной силой городом. Серо-зеленый десятиметровый «Сторож» стоял, подобно древней вышке, прямо посреди дороги. Казалось, даже запятнанные сажей фасады зданий Клана включая тот, в котором до недавнего времени размещалось вторичное командование планетой и центр контроля, с негодованием уставились на легкого робота Легкой Кавалерии. Боевой исполин был предусмотрительно установлен в самом центре площади: вдруг кто-то из Ягуаров попытается выкрасть техническую аппаратуру!

О, боевые роботы были признанными королями поля битвы! К тому же они являли собой образцы традиционной военной мудрости: целых двенадцать метров высотой, вес под сотню тонн – каждый из роботов к тому же мог нести на себе столько брони и вооружения, сколько вряд ли вытянул бы батальон обычных боевых танков. До нашествия Кланов с их продвинутой технологией инженеры Внутренней Сферы не сомневались, что роботы станут решающим словом в развитии военной технологии. Как они ошиблись!

Когда захватчики позорно покинули центральные области Периферии, они принесли оттуда совершенные военные механизмы, казалось сошедшие с древних страниц научно-фантастических книг. Их машины гораздо быстрее передвигались, в сражении не знали себе равных, а главное, один робот мог вынести во много раз более суровые тяготы и испытания, чем любые два из его коллег Внутренней Сферы. Эти машины получили название роботов Кланов, омнироботов. Они были сконструированы так, что любой из этих механизмов мог быть снабжен подходящим для определенной специфической миссии набором оружия и боеприпасов. В бою, казалось, их невозможно остановить. Известно, что эти уникальные машины создавались с одной тайной целью.

Кланы не скрывали, что главная задача и смысл их борьбы – захват Терры, колыбели всего человечества. Кланы уже строили далеко идущие планы, пунктом первым которых значилось новое учреждение, вернее, возрождение Звездной Лига, что автоматически вело к наступлению рая на земле. Воины с трепетом слушали легенду о Камелоте короля Артура и ждали начала нового мифического времени без войн. Как обычно, простые люди жаждали пожить в эпоху процветания, мира и торжества высоких технологий.

Лишь вмешательство Комстара, тайной полумифической организации хранителей древнего технического знания, спасло секретную армию роботов-гигантов. Не зря, похоже, ходили слухи, что Комстару удалось овладеть давно потерянными технологиями Звездной Лиги – результат был налицо. Вторжение Кланов во Внутреннюю Сферу было остановлено, правда, лишь на какое-то время.

Семь лет дожидалось человечество того момента, когда лидеры Внутренней Сферы, вопреки ожиданиям, наконец объединились с тем, чтобы преобразовать Звездную Лигу и объявить беспощадную войну мятежным Кланам. Союз лидеров возглавил некий Трент – никто не знал об этой темной лошадке ничего, кроме имени и вероятной связи с Кланом Дымчатого Ягуара – шептались, что он был их ставленником. Он обладал огромными связями и возможностями: все данные КОМ, интеллектуального отделения Комстара, поступали прямо к нему. Ему не пришлось долго уговаривать лидеров самых крупных домов устроить парочку мощных выступлений против Кланов. С какой целью? Начать с тотального уничтожения какого-то одного крупного Клана, чтобы остальным неповадно было и чтобы наконец-то до них дошло: войска Внутренней Сферы, представляющие собой как бы мантию самой Звездной Лиги, – залог выживания оставшихся Кланов.

Первой в серии ударов, нанесенных Кланам, шла операция под кодовым названием «Бульдог». Она преследовала цель вывести Клан Дымчатого Ягуара из Синдиката Дракона, в то время как Отряд Особого Назначения Змеи, не привлекая к себе внимания, обошел бы Ягуаров с флангов, тихонько пробрался в их родное логово и… И никогда больше Ягуары не смогут ни развязать войну, ни принять участие в битвах – военная мощь их будет полностью уничтожена.

И теперь, поскольку Ариана Уинстон оказалась на площади и любовалась высоким, с хорошей осанкой человекоподобным роботом, она невольно размышляла о ходе операции «Бульдог». Ведь время, расстояние и необходимость держать операцию в тайне разрушало контакт между Отрядом Змеи и коллегами-наблюдателями из Внутренней Сферы. Конечно, если предположить, что события разворачивались согласно плану «Бульдог», осуществляемому под руководством принца Виктора Штайнер-Дэвиона, Ягуары уже должны были быть изгнаны из основного ядра Синдиката. Почему-то Уинстон глубоко сомневалась в том, что это удалось. Ясно же, что война никогда не происходит точно по плану!

Из состояния тихой задумчивости ее вывел настойчивый зуммер, запевший в левом ухе. Она буквально подпрыгнула от этого назойливого напоминания о суровом настоящем и почувствовала, как краснеет от смущения. Ее, боевого генерала, напугал какой-то шум! Она обвела взглядом площадь, надеясь, что никто не заметил ее оплошности, быстро сняла микрофон, закрепленный на шлеме, и поднесла его к губам:

– Уинстон.

– Генерал, на связи центр управления. У меня есть сообщение от полковника. – Голос в наушнике звучал удивительно отчетливо. Ариана привыкла, что эфир наполнен множеством шумов и часто невозможно разобрать то, что говорят с коммутатора. – Он попросил, чтобы я сообщил вам – демонтаж тренировочного оборудования в Нью-Андери практически закончен.

– Подтверждаю, центр, – отозвалась Ариана. – Сколько ему потребуется времени, чтобы закончить демонтаж?

– Около двенадцати часов. Полковник также сообщил, что большая часть его поврежденных в бою роботов уже в строю и он через пару дней примет участие в сражении.

Уинстон тихонько хмыкнула, затем спросила:

– Пришли какие-либо сообщения о подпольной или партизанской деятельности в тылах нашей армии?

– Оставайтесь на связи, – ответил голос. – Я проверю. Несколько томительных минут в ее ухе слышалось только тревожное шуршание эфира. Уинстон уже начала думать, что с оператором произошла какая-то беда, когда в наушнике опять зазвучал его оживленный голос:

– Генерал, все зоны проведения операции рапортуют: все спокойно. Объединенное командование выставило пикеты, улицы патрулируются



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация