А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Таинственный мистер Кин
Агата Кристи


Харли Кин #1


Агата Кристи

ТАИНСТВЕННЫЙ МИСТЕР КИН





Явление мистера Кина


В канун Нового года в Ройстон съехались гости.

Ближе к полуночи в большой зале остались только взрослые; молодежь, к облегчению мистера Саттертуэйта, отправилась спать.

Мистер Саттертуэйт недолюбливал нынешних молодых людей: ему претила их грубоватость и постоянное стремление сбиться в кучу. Им всем явно недоставало утонченности, а с годами в жизни он все более ценил утонченность и изящество.

Мистер Саттертуэйт был маленький, сухонький шестидесятидвухлетний господин. В его внимательном и странно-шаловливом лице, навевающем смутные воспоминания о сказочных эльфах, светилось жадное и неизбывное любопытство делами ближних. Всю свою жизнь мистер Саттертуэйт как бы просидел в первом ряду партера, покуда на сцене перед ним одна за другой разыгрывались людские драмы. Он всегда довольствовался ролью зрителя, но теперь, уже чувствуя на себе мертвую хватку старости, стал несколько требовательнее к проходящим перед ним действам: ему все более хотелось чего-то необычного, из ряда вон выходящего.

У него несомненно был нюх на такие вещи. Он, как боевой конь, словно чуял, где назревает драма. Так и сегодня весь день, от самого приезда в Ройстон, его не оставляло беспокойство: чудилось, что в доме то ли происходит, то ли вот-вот должно произойти что-то интересное.

Общество собралось немногочисленное: сам радушный хозяин, Том Ившем, и его серьезная, помешанная на политике супруга – в девичестве леди Лора Кин, сэр Ричард Конуэй, солдат, путешественник и охотник; шестеро или семеро молодых людей – мистер Саттертуэйт так и не запомнил их по именам – и Порталы.

Вот Порталы-то и занимали сейчас мистера Саттертуэйта.

Самого Алекса Портала он прежде никогда не встречал, но знал о нем все. Он помнил его отца, помнил деда – Алекс же оказался образцовым продолжателем рода. Белокурый и голубоглазый, как все Порталы, он в свои сорок без малого лет был в отличной форме, знал толк в играх и был начисто лишен воображения. Типичный отпрыск почтенного английского семейства.

Иное дело его жена – австралийка, насколько мистеру Саттертуэйту было известно. Два года назад Портал путешествовал по Австралии – там и встретил ее, женился и привез домой. До замужества в Англии ей бывать не приходилось, и однако же, она совершенно не походила ни на одну из известных мистеру Саттертуэйту австралиек.

Сейчас он украдкой наблюдал за ней. Ах, какая интересная женщина! Такая спокойная, но сколько жизни! Да, именно жизни! Она привлекает, даже приковывает к себе внимание, но не красотой – нет, красавицей ее, пожалуй, не назовешь, – а каким-то трагическим обаянием, чарующим всякого – всякого мужчину.

Пока мистер Саттертуэйт-мужчина предавался этим наблюдениям, женское его начало (ибо в натуре мистера Саттертуэйта было немало и женственного) билось над вполне конкретным вопросом: зачем миссис Портал красит волосы?

Другой мужчина на его месте, вероятно, вовсе не заметил бы этого. А мистер Саттертуэйт подобные мелочи всегда замечал. Он был озадачен: за свою жизнь он встречал немало брюнеток, высветлявших волосы, однако что-то не мог припомнить ни одной блондинки, которая бы надумала перекраситься в черный цвет.

Все в ней казалось ему загадочным. Он почему-то был уверен, что она либо очень счастлива, либо очень несчастна, – но, к своей досаде, не мог решить, как у нее все обстоит на самом деле. А эта странная напряженность в отношениях с мужем?

«Он ее обожает, – решил про себя мистер Саттертуэйт. – Но, пожалуй что, и немного побаивается… Да, любопытно! Чрезвычайно любопытно».

Портал определенно уже выпил лишнего. Теперь он как-то странно поглядывал на свою жену, когда та смотрела в другую сторону.

«Это нервное, – подумал мистер Саттертуэйт. – Нервишки у нее шалят, и она это прекрасно видит, но притворяется, будто все в порядке».

Да, супруги Порталы занимали его все больше. С ними творилось что-то неладное, но он никак не мог понять, что именно.

Его размышления прервал торжественный бой больших часов.

– Двенадцать, – объявил Ившем. – Новый год наступил. С Новым годом вас всех! Хотя эти часы на пять минут спешат… Не понимаю, почему дети не захотели остаться встретить Новый год?

– Что-то не верится, чтобы они действительно пошли спать, – спокойно отозвалась его жена. – Скорее всего, подкладывают нам в постель щетки для волос или что-нибудь в этом духе. И отчего это доставляет им такое удовольствие? Не знаю! Нам в детстве ничего подобного и в голову не приходило.

– Autore temps, autre moeurs[1 - Иные времена, иные нравы (фр.)], – с улыбкой заметил Конуэй. Высокий, с солдатской выправкой, Конуэй имел много общего с хозяином дома: оба – добрые и прямодушные, и оба без особых претензий на интеллект.

– В детстве, – продолжала леди Лора, – мы обычно становились в кружок, брались за руки и хором пели старинную песню про прежние дни: «Забыть ли старую любовь и дружбу прежних дней»[2 - «Забыть ли старую любовь и дружбу прежних дней» – Имеется в виду ставшая народной песня «Старое доброе время» на стихи шотландского поэта Роберта Бернса (1759—1796), которую, по традиции, поют на прощание в конце праздничного обеда, митинга и т.п.] – какие все-таки трогательные слова!

Ившем занервничал.

– Не надо сейчас об этом, Лора, – пробормотал он и, поспешно отвернувшись, направился в дальний конец залы, чтобы зажечь еще одну лампу.

– Опять я невпопад! – sotto voce[3 - тихим голосом (ит.)] произнесла леди Лора. – Конечно же он вспомнил несчастного мистера Кейпела! Вам не жарко у огня, милая?

Элинор Портал вздрогнула.

– Да, спасибо. Пожалуй, я немного отодвинусь.

«Славный у нее голос, – подумал мистер Саттертуэйт. – Низкий, приглушенный – такой долго будет звучать в памяти. Жаль только, что лица ее теперь почти не видно».

– Мистера… Кейпела? – отодвинувшись в тень, снова заговорила она.

– Ну да – бывшего владельца этого дома. Он ведь застрелился… Хорошо, хорошо, дорогой! Не буду, раз ты не хочешь. Разумеется, для моего мужа это был большой удар – он как раз находился здесь, в доме, когда все произошло. Сэр Ричард, вы, кажется, тоже тут были?

– Да, леди Лора.

И тут другие, старинные дедовские часы в углу застонали, засопели, хрипло кашлянули и наконец пробили полночь.

– Счастливого Нового года, Том! – буркнул себе под нос Том Ившем.

Леди Лора решительно свернула вязание.

– Ну, Новый год встретили! – объявила она и, обернувшись к миссис Портал, добавила: – Что думаете делать, милая?

Элинор Портал торопливо встала.

– Спать, разумеется, – беззаботно ответила она, «Как бледна, – подумал мистер Саттертуэйт, тоже поднявшись и подходя к столику со свечами. – Днем она выглядела лучше».

Он зажег свечу и со старомодным галантным поклоном подал ее миссис Портал. Поблагодарив, она медленно направилась к лестнице.

Тут мистера Саттертуэйта охватил странный порыв: ему вдруг захотелось пойти следом за нею, поддержать ее; непонятно откуда появилось чувство, что этой женщине что-то угрожает. Но порыв прошел, и мистер Саттертуэйт устыдился. Кажется, у него самого нервы пошаливают.

Поднимаясь по лестнице, она ни разу не взглянула на мужа, но уже наверху повернула голову и посмотрела на него долгим испытующим взглядом так пристально, что мистеру Саттертуэйту стало не по себе.

Он отметил, что прощается с хозяйкой дома как-то смущенно.

– Будем надеяться, что новый год и в самом деле будет счастливым, – бодро проговорила леди Лора. – Хотя политическая ситуация, как мне кажется, чревата неопределенностью.

– Вы совершенно правы, – серьезно кивал мистер Саттертуэйт. – Совершенно правы.

– Остается пожелать, – не меняя тона, продолжала леди Лора, – чтобы у того, кто первым переступит порог нашего дома, были темные волосы. Вы ведь знаете примету, мистер Саттертуэйт? Нет? Вы меня удивляете! В Новом году первым в дом должен войти темноволосый – это приносит удачу. Господи, только бы дети не подсунули мне в постель какую-нибудь гадость! От них всего можно ожидать. Такие сорванцы!

И, с сомнением покачав головой, леди Лора величественно двинулась вверх по лестнице.

После ухода женщин кресла пододвинули поближе к пылающим поленьям.

– Ну, говорите, кому сколько! – радушно объявил хозяин, поднимая графин с виски.

Выяснили, «кому сколько», и разговор вновь вернулся к запретной ранее теме.

– Саттертуэйт, вы ведь знали Дерека Кейпела? – спросил Конуэй.

– Да, немного.

– А вы. Портал?

– Нет! Никогда не встречал.

Ответ Алекса Портала прозвучал так неожиданно резко, что мистер Саттертуэйт с удивлением на него посмотрел.

– Не выношу, когда Лора заводит этот разговор, – неторопливо начал Ившем. – Тогда, после случившегося, дом ведь продали какому-то крупному заводчику. А через год он вдруг съехал – что-то ему тут не понравилось. Люди, разумеется, тотчас принялись сочинять всякую чушь насчет привидений и тому подобного, и про дом пошла дурная слава. Вскоре как раз Лора уговорила меня баллотироваться от Западного Кидлби – нам, понятно, пришлось перебираться в эти края. Надо сказать, подыскать здесь что-нибудь подходящее оказалось не так-то просто. А Роистой продавался недорого, вот, в конце концов, я его и купил. Все эти сказки о привидениях, конечно, чушь несусветная – но, однако, мало радости без конца выслушивать напоминания о том, что в этом самом доме – в твоем доме – застрелился твой собственный друг. Бедняга Дерек!.. Так мы и не узнаем, почему он это сделал.

– Не он первый, не он последний, – сумрачно заметил Алекс Портал. – И до него многие стрелялись, не объяснившись.

С этими словами он поднялся, чтобы щедрою рукой плеснуть себе еще виски.

«Да, с ним явно творится что-то неладное, – сказал себе мистер Саттертуэйт. – Знать бы, в чем тут дело».

– Боже правый, ну и ночка! – заметил Конвей. – Слышите, как воет?

– Отменная погодка для привидений! – с беспечным смешком отозвался Портал. – Вот уж, наверное, все бесы из преисподней повылезали.

– Послушать леди Лору, так самый чернявый из них должен принести нам удачу, – рассмеялся Конуэй. – Но тихо!.. Что это?

Ветер еще раз жутко взвыл, и, когда все стихло, со стороны запертого парадного явственно послышались три глухих удара: кто-то стучал в дверь.

Все замерли.

– Кого это принесло среди ночи? – воскликнул Ившем.

Гости переглянулись.

– Слуги уже спят, – сказал Ившем. – Пойду отопру.

Он решительно направился к выходу, немного повозился с тяжелыми засовами и наконец открыл дверь. С улицы ворвался порыв ледяного ветра.

В дверном проеме вырисовывался силуэт высокого стройного мужчины. Из-за причудливой игры света, падающего через витраж над дверью, мистеру Саттертуэйту в первую секунду показалось, что на пришельце костюм всех цветов радуги. Но незнакомец уже шагнул в холл – он оказался худощавым брюнетом в обычной дорожной куртке.

– Прошу простить меня за вторжение, – ровным благозвучным голосом заговорил он. – У меня сломалась машина. Собственно, неисправность пустяковая – шофер сам справится, и все же ему придется с ней повозиться как минимум полчаса, а на дворе чертовский холод…

Едва он умолк. Ившем поспешил перехватить инициативу.

– Холод, да еще какой! Заходите, выпьете с нами. С машиной помощь не требуется?

– Нет-нет, спасибо. Шофер знает свое дело. Кстати, моя фамилия Кин – Арли Кин.

– Садитесь, мистер Кин, – пригласил Ившем. – Сэр Ричард Конуэй, мистер Саттертуэйт. Ившем, к вашим услугам.

Мистер Кин раскланялся с присутствующими и сел в кресло, придвинутое гостеприимным хозяином. Теперь блики от огня не попадали на его лицо, и, вероятно, от этого оно казалось неподвижным как маска.

Ившем подбросил в камин несколько поленьев.

– Выпьете?

– Благодарю.

Поднимая бокал, Ившем спросил:

– Приходилось вам раньше бывать в наших краях, мистер Кин?

– Да, я проезжал здесь несколько лет назад.

– Вот как?

– Тогда еще этот дом принадлежал человеку по фамилии Кейпел.

– Верно, – кивнул Ившем. – Бедный Дерек Кейпел. Вы были знакомы?

– Да, я знал его.

Тут характер общения Ившема с гостем претерпел неуловимое изменение, заметное разве что для истинного знатока английского менталитета. Если до сего момента в тоне хозяина присутствовала некоторая сдержанность, то теперь от нее не осталось и следа. Мистер Кин знал Дерека Кейпела! Он был другом друга – и как таковой заслуживал полного и безусловного доверия.

– Поразительное дело, – признался Ившем. – Мы как раз об этом говорили. Сказать по чести, так не хотелось покупать этот дом! Отыщись тогда хоть что-нибудь подходящее… Но ничего не нашлось. Когда он застрелился, я ведь был здесь – Конуэй, кстати, тоже – и ей-богу, я теперь все время боюсь, что его призрак разгуливает по дому.

– Да, необъяснимый случай, – как-то особенно медленно сказал мистер Кин и умолк – точно актер, произнесший важную реплику.

– Необъяснимый – это мягко сказано! – вмешался Конуэй. – Тайна покрытая мраком – вот как это называется. Как тайной была, так тайной и останется.

– Кто знает! – уклончиво заметил мистер Кин. – Простите, что вы оказали, сэр Ричард?

– Я говорю – поразительно! Представьте: мужчина в расцвете сил – счастливый, жизнерадостный, абсолютно беззаботный – ужинает с пятью-шестью приятелями; за ужином весел, полон планов на будущее. И вдруг встает из-за стола, идет в свою комнату, вынимает из ящика револьвер и стреляется. Зачем? Почему? Никто не знает – и не узнает уже никогда.

– Ну, сэр Ричард! – с улыбкой возразил мистер Кин. – Так уж и никогда!

Конуэй недоуменно уставился на него.

– Простите, не понял! Что вы хотите этим сказать?

– Если объяснение пока не найдено – разве это значит, что его никогда не будет?

– Ах, да полно вам! Вовремя не разобрались – а через десять лет и подавно уже концов не найдешь!

Мистер Кин покачал головой.

– Не могу с вами согласиться. В истории, например, происходит как раз обратное: любой историк гораздо точнее опишет вам век минувший, чем тот, в котором живет. Вопрос тут в том, чтобы взглянуть на события с известного расстояния, оценить их истинные масштабы – вопрос относительности, если угодно.

Лицо Алекса Портала болезненно дернулось.

– Вот именно, мистер Кин! – подавшись вперед, выкрикнул он. – Именно так! Время не снимает проблемы, только они предстают в другом свете, под иным углом.

Ившем снисходительно улыбнулся.

– Так вы что же, мистер



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация