А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


вспомнил кое-что виденное в Сампуре и сконцентрировался на человеке, которого Такия назвала Джими, чьи черные плащ и капюшон отбрасывали тень, похожую на грифа.

– Гриф-гриф!

Крэйк повторял это слово с той же интонацией, что и Тоусут там, в Сампуре, когда превращал Такию в самку оленя. Он чувствовал, как в него вливается Сила Такии, и, открыв глаза, он увидел черную птицу, летящую на него. Вдруг птица упала, но вместо птичьего тела теперь лежал труп человека, одетый в черное.

– Хорошо! – сказала Такия. – Очень хорошо сделано, Ка-рак. Но ты не сможешь проделать это еще раз.

Но Крэйк не слушал ее, опьяненный победой. Он направил палец на Булана и произнес:

– Собака…

Но тут ничего не получилось. Черный Капюшон не опустился на четыре лапы, а остался человеком, и голос Крэйка ослаб. Такия прошептала ему:

– Они теперь начеку, и тебе не удастся сделать что-нибудь дважды. У тебя получилось это, потому что они не были готовы к твоей атаке.

Она возвысила голос:

– Ну что, Тоусут? Ты убедился, что мы хорошо вооружены? Скажи, чего ты хочешь?

– Да, – встрял Джорик. – Ты не сможешь взять нас, Мастер Силы. Иди своим путем, а мы пойдем своим.

– Не может быть двух сил в одной стране, как ты, наверное, знаешь, Джорик из Орлиного замка. Мы хотим решить этот вопрос здесь, подменыш. Наша Сила против твоей и этой колдуньи.

– Сейчас и здесь? – спросил Крэйк.

– Да. Спускайся вниз, и мы начнем. Скоро наступит день, но нам это безразлично – день или ночь.

Чувство радости от того, что первая попытка завершилась успехом, улетучилось. Крэйк крепче сжал лук, который еще не использовал. Рука Такии снова сжала ему запястье.

– Покажи им, что ты можешь, лорд Ка-рак!

Крэйк взглянул на нее. Ему бы ее уверенность. Он глубоко вдохнул и крикнул:

– Я принимаю ваш вызов. Пусть это будет сейчас и здесь.

– Мы принимаем ваш вызов! – быстро поправила его Такия и, раньше, чем замолкло эхо от ее слов, кинулась в первую атаку.

Колдовской огонь метнулся вниз и обежал тройку Черных Капюшонов, на секунду задержавшись на трупе Джими, и вокруг них стала расти стена огня. Она достигла их голеней, затем колен и остановилась. Черные капюшоны людей делали их головы похожими на каких-то ночных птиц.

Раздалось злобное шипение, и на склон, где стояли Черные, стали выползать из волн змеи.

Крэйк добавил собственных иллюзий – и к змеям присоединились волки.

От черных фигур, стоящих внизу, оторвались шары колдовского огня и понеслись к людям, стоящим на парапете. Крэйк непроизвольно сглотнул.

– Дурак! – ударила мысль Такии. – Иллюзии реальны только для того, кто в них верит.

Крэйк успокоился и колдовские шары исчезли. У Крэйка появилась новая идея, и он спрыгнул с парапета внутрь. Но на парапете остался другой, иллюзорный Крэйк, стоящий плечом к плечу с Такией, отражающей атаки.

Крэйк поспешил к скале жертвоприношений. Здесь колдовской свет был слабее, а нижний край скалы вообще терялся во мраке. Крэйк осторожно спустился вниз, снимая в руке стрелу.

Чувство угнетения здесь было гораздо сильнее, и Крэйк с трудом передвигался, преодолевая сопротивление. Он опустился на четвереньки и прорвался к реке.

Крэйк нырнул, держа стрелу в зубах. Нож был бы гораздо лучше, но у него не было времени просить его у Джорика. Он доплыл до того места, куда причалил челнок Черных Капюшонов, и бесшумно выбрался на берег позади их позиции.

Между ним и Черными Капюшонами были заросли колючек. Он сконцентрировался на прохождении сквозь иллюзию и двинулся вперед. Он остановился за их спинами и посмотрел на парапет, где стояли черная и белая фигуры.

Сейчас!

Иллюзорный Крэйк вдруг начал увеличиваться в размерах, в то время как его создатель приготовился к прыжку. Крэйк на стене превратился в страшное чудовище, у него выросли рога, кости, крылья – все, что смогло создать воображение Крэйка, чтобы отвлечь внимание Тоусута.

Со стрелой в руке, как с кинжалом, Крэйк прыгнул на Тоусута и нанес ему удар. Тоусут упал на колени, а Крэйк старался поглубже вонзить стрелу. Пальцы Тоусута сомкнулись на шее Крэйка, и перед его глазами встал кровавый туман, заслонивший колдовской свет Такии.



– Лорд, лорд! – услышал Крэйк и с трудом открыл глаза. Он лежал в комнате замка. Как он оказался здесь? Действительно ли он нападал на Тоусута, или это была иллюзия?

– Он жив, – снова раздался голос Джорика, и его сильные руки осторожно помогли Крэйку подняться. Дождавшись, пока земля и небо встали на свои места, Крэйк с помощью Джорика вышел во двор.

Такия была там вместе с Никусом и Закутом. За ними столпились одетые в черное стражники, испуганно глядя поверх трупов. Они были все мертвы, Черные Капюшоны!.

Такия взмахнула рукой, и люди в черном отшатнулись – Крэйк почти увидел их страх.

– Достаточно, – он сумел передать эту команду в мозг Такии.

Она резко повернулась к нему, сверкая глазами, как кот, приготовившийся к бою.

– Они люди, – объяснил Крэйк. – Они только выполняли приказы. Мы имели дело с хозяевами, а не со слугами.

– Они охотились за нами, а сейчас поохотятся за ними.

– Да, за мной охотились, как и за тобой, колдунья. И, пока я жив, больше не будет таких охот, и я не буду ни жертвой, ни охотником.

– Пока ты жив…

– Ах, так, – рассвирепел Крэйк. Он шагнул к ней, схватил ее за волосы, сорвал с ее пояса нож, который она заняла у Никуса и забыла отдать, и отрезал ей волосы. Такия вскрикнула и замолотила кулаками по его груди.

– Ну, вот, – удовлетворенно сказал Крэйк. – Я думаю, это обезопасит мир на некоторое время, а то у тебя, Такия, слишком уж жестокие планы.

Он послал ей мысль, и она послушно повторила вслух:

– Забирайте трупы и уходите.

– И скажите в Сампуре, что теперь людей не будут угнетать с помощью Силы. Если это кому-то не понравится, я думаю, это, – он указал на Тоусута, – утихомирит их, – добавил Крэйк.

Один из стражников посмотрел на тело Тоусута, потом на Такию, и упал перед Крэйком на колени.

– Мы – твои рабы, хозяин!

– Встань. Ты человек, а человек не должен быть рабом.

– Теперь ты будешь править в Сампуре? – осторожно спросил стражник, не вставая.

– Мне не очень по нраву этот город, и я еще не знаю. А сейчас – уходите!

Держа Такию за руку, Крэйк поднялся в башню.

– Ну, что мне с тобой теперь делать?

– То, что воин делает с рабыней, – ответила она и хлестнула его мысленной картинкой.

– Я никогда так не поступал, – ответил Крэйк. – Возьми свои волосы, колдунья.

Такия схватила свои волосы и спрятала их в одежде.

– Ну что ж, Ка-рак. Пусть между нами будет война, – и она убежала наверх, в свою комнату.



В камине весело потрескивали дрова, и языки пламени лизали куски оленины.

Крэйк потрогал синяки на своем горле и поморщился. Никус, укладывая лук без тетивы в кожаный футляр, чтобы предохранить его от влаги, насвистывал какую-то мелодию и хитро поглядывал на Крэйка, когда думал, что тот не видит его.

Джорик тоже казался погруженным в свои мысли и задумчиво смотрел на пламя. Его пальцы отбивали тот же мотивчик, что и напевал Никус.

Крэйк чувствовал себя как новичок в чужом городе с другими порядками, который не сделал чего-то такого, что все ожидали. Но он был слишком слаб, чтобы прощупать их мозги.

После с трудом проглоченного ужина Крэйк задремал и сквозь полусон расслышал разговор Никуса с Джориком.

– Он не взял леди Такию.

– Он поступил мудро. Такую, как леди Такия, нужно брать, когда полон силы телом и духом, а не пожинать плоды победы, когда еще не рассеялся дым сражения. Хотя, конечно, она принадлежит ему по праву.

Такия не появилась и на следующий день. Все делали вид, что не замечают этого, и исподтишка посматривали на Крэйка. Они потихоньку ремонтировали замок и заготовляли мясо, так как Джорик сказал, что близится зима, и ее нужно встретить с большими запасами.

Когда Такия не появилась и на третий день, Крэйк забеспокоился. Не ушла ли она совсем? Правда, незаметно выбраться можно только по наружной стене, но кто знает, что могло взбрести ей на ум? Из окна комнаты Такии, мерзко крича, вылетела сова. Крэйк, который только что проводил остальных на охоту, поспешил наверх.

Такия стояла возле окна. С сильно бьющимся сердцем он подошел к ней. Она обернулась и упала в его объятия…

Проснувшись, Крэйк обнаружил на себе пояс из волос Такии, сплетенный таким образом, что невозможно было определить, где начало, а где конец.

Он вопросительно поглядел на Такию.

– Это значит, что ты теперь в моей власти, чародей.

Крэйк рассмеялся:

– Как и ты – в моей, ведьма, – он взъерошил ее короткие волосы. – Скоро они отрастут.

– В этом нет нужды. У нас с тобой одна судьба и одна дорога. Я могу пользоваться своей Силой только через тебя. А моя Сила возрастет – Тоусут знал это, и поэтому хотел взять меня.

– Так ты хочешь править Сампуром? – спросил Крэйк.

Она презрительно фыркнула:

– Сампур… Мир широк!

– Ну что ж, я думаю, у нас будет время для этого, – и он притянул ее к себе. – Но даже в мире чародеев можно найти часок для чего-нибудь другого.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация