А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Мир чародеев
Андрэ Нортон




Андрэ Нортон

Мир чародеев





1


Распухшие ноги причиняли Крэйку невыносимую боль. Каждый вздох рвал на части его измученные легкие. Он вцепился в выступ отвесной стены каньона и, обдирая кожу, тяжело привалился к нему. Этот выветрившийся желто-красный камень был не менее тверд, чем смертоносная воля преследователей Крэйка а острая боль в икрах была для него не сильнее боли от осознания цели тех, позади.

Конечно, ему и раньше приходилось убегать, до того, как он покинул Э-лагерь. Но до прошлой ночи – нет, это произошло уже две ночи назад, когда он выдал себя на этой чертовой газовой станции – он не знал, что это – когда за тобой охотятся по-настоящему. Это желание, эта страсть к убийству тех, кто шел по его следу, своей интенсивностью забивали все ощущения эспера, и Крэйк откровенно паниковал. Он, рожденный в городе, сейчас был загнан в эту дикую местность!

Вода! – при мысли о ней Крэйка перекосило. Телепаты-эсперы должны подчинять свое тело разуму – так учили его в лагере. Но теперь настало время, когда плоть берет верх над волей.

Он дернулся, на его обнаженной груди выступил пот. У его преследователей была «собака» – эспер с промытыми мозгами. Он укажет им любое укрытие, какое только Крэйк сумеет найти. Остатки свободолюбия подняли Крэйка. И он, шатаясь, двинулся дальше по руслу давно пересохшей реки.

Когда-то эсперов называли «природными талантами», позже от восторгов перешли к настороженной терпимости. Сейчас же их использовали как рабов. И недалек тот день, когда «нормальные» потребуют их полного уничтожения.

Конечно, эсперы знали об этом и пытались избежать такого исхода. Сначала они подавали прошения о включении их в состав команд космических кораблей или колонистов на Луне и Марсе. Затем, когда они поняли, что этого им никогда не позволят, стали скрываться в «Слепых пятнах» – результатах атомных войн, когда-то породивших эсперов как группу.

Крэйк был выпускником восточного Э-лагеря. Его снабдили хорошими документами и направили изучать территорию в районе некогда красивого города Рено. Но Крэйк сам разрушил свое прикрытие – ради спасения девушки, которая, как он понял позже, была лишь приманкой в ловушке на эсперов. Он сумел бежать, украв чей-то спидер и гнал его до тех пор, пока в баках не оставалось ни капли горючего. Потом он бежал, слепо бежал вперед.

Контакт с «собакой» стал очень отчетлив. Они должны быть уже видны. Но нет, он не дастся им в руки, им не удается сделать из него «собаку» и вытянуть секреты его народа. У него был только один путь избежать этого и ему следовало бы понять это с самого начала.

Крэйк почувствовал, что его решение потрясло «собаку», и обнажил зубы в усмешке. Сейчас толпа преследователей должна побежать быстрее. Но их жертва уже выбрала для себя участок стены каньона, где она сможет освободить свое измученное тело от горестей этого мира.

Теперь Крэйк двигался неторопливо – потеряв надежду, он больше не видел причин для спешки. Он успеет выполнить задуманное, до того как на него наведут газовые ружья.



Наконец он добрался до верха. Внизу, в пятидесяти футах под ним, был только песок и гравий. Несколько минут он отдыхал, уронив голову на руки. Пустынная местность в свете полуденного солнца отливала фиолетовым. Крэйк глубоко вздохнул. Он чувствовал, как снова контролирует свое тело. Вдруг он вздрогнул – до него донеслись крики преследователей.

Крэйк наклонился над пропастью, как бы приготовившись нырнуть в реку, протекавшую здесь когда-то и прыгнул вниз головой.



Вода, вода! Он окунул в нее голову и пил, пил, до тех пор, пока инстинкт не взял верх. Крэйк вынырнул, чтобы глотнуть воздуха. И тут он вспомнил – погоня, каньон, прыжок вниз головой. Он рывком поднялся и огляделся.

Крэйк находился на мысу, вокруг которого река делала изгиб. Там, где раньше вздымались скалы, лежали невысокие холмы, покрытые зеленью. От жара пустыни не осталось и следа, от реки веяло приятной прохладой.

Крэйк снова улегся на песок, подставив солнцу избитое тело.

Что же все-таки произошло? Когда Крэйк попытался найти какое-нибудь разумное объяснение, у него заболела голова, как от контакта с «собакой». «Собака!»

Крэйк вздрогнул от мысли о том, что его преследователи где-то рядом. Он послал мысль – сначала осторожно, затем все более и более настойчиво. Жизни вокруг было предостаточно. Животные, птицы, речные обитатели просто кишели в округе, но людей он не чувствовал. Это была дикая местность, совершенно безлюдная, по крайней мере в радиусе действия поисковой мысли.

Крэйк расслабился. Что-то произошло. Но он был слишком измучен, чтобы доискиваться причины этому. Достаточно было и того, что он спасся от смерти, что он был здесь, а не там.

Крэйк поднялся на ноги. Время, по всем признакам, близилось к полудню и он страшно хотел есть. В зарослях он съел несколько горстей ягод, которые клевали птицы. Затем вернулся к реке и поймал рыбу. У него не было огня, но он не стал привередничать и вскоре от рыбы осталась лишь жалкая кучка костей.

Когда на землю опустились сумерки, Крэйк заметил красные отблески к юго-востоку от того места, где он стоял. Костры! Четыре костра, образующие квадрат. Крэйк осторожно послал мысль. Да, это были люди! И это были не его преследователи.

Костры привлекали его. Там, под защитой огня, находились люди. Но только, как эспер, он не мог быть вместе с ними, не должен подвергаться такому риску.

Крэйк поднялся на холм, нашел самую большую впадину в его склоне – пожалуй ей можно было бы даже назвать пещерой – и улегся на песок. Его глаза закрылись и он погрузился в сон, давая отдых своему мозгу и телу.

Когда Крэйк проснулся, небо было серым. Он поднялся с желанием узнать побольше о людях, лагерь которых видел вчера.

Крэйк выбрался из пещеры и, прячась в зарослях, стал разглядывать лагерь. Судя по всему, эти люди были не охотниками, а скорее торговцами. Крэйк выбрал одного человека и стал читать его мозг. Он узнал, что эти люди пользуются вьючными животными и не знают машин. Он попробовал проникнуть глубже, и вдруг отпрянул – он находился в другом мире!

Эти торговцы проделали большой путь по безлюдной местности – а на Земле уже не осталось незаселенных мест. Даже та пустыня, по которой вчера бежал Крэйк, была перенаселена. Это перенаселение возникло из-за того, что слишком большая площадь была отравлена войной.

Из мозга этого чужака Крэйк получил представление о бескрайней территории с редкими островками возделываемой земли.

Торговцы стали свертывать лагерь и Крэйк заторопился – он хотел последовать за караваном.

Внезапно он почувствовал опасность. Крэйк получил яркую мысленную картинку шипящей ящерицы, которую он не смог идентифицировать. Но эта опасность имела четыре костистые лапы и Крэйк почувствовал страх людей перед ней, причем его поразила сила мысленного посыла. Сейчас зверь, похожий на ящерицу, был уже мертв, но животные, испугавшись ночного нападения, разбежались, и теперь потребуются часы, чтобы собрать их. Раздражение старшего торговца – остальные называли его «мастер» – ощущалось настолько сильно, как если бы Крэйк стоял рядом с ним.

Эспер вдруг улыбнулся. По воле судьбы, ему представилась возможность попутешествовать в этом мире. Он разорвал контакт с торговцем, и раскинул вокруг себя мысленную паутину. Сначала он нащупал одно обезумевшее от страха животное, затем другое, третье. Все больше животных попадали под его контроль. Контролируемые животные – нечто среднее между пони и лошадью – собрались за его спиной и в таком сопровождении эспер направился к каравану.



Крэйк встретил первого человека из лагеря через четверть мили, внутренне улыбаясь изумлению этого парня. Он был невысок ростом, с темной кожей, черными волосами и бородой. Одет он был в кожаную куртку-безрукавку. На поясе висел меч с крестообразной рукояткой и нож почти такой же длины.

– Тысяча благодарностей, Человек Силы, – сказал он на щелкающем языке, но Крэйк, будучи эспером, прекрасно все понял.

Внезапно чужак нахмурился, как-будто только узнал о том, что Крэйк – эспер, и его недоумение перешло во враждебность.

– Изгой! Прочь отсюда, рогатый! – пятясь, закричал торговец. Он сделал странный жест двумя пальцами. – Твои чары нас не затронут…

– Не будь так скор в своих суждениях, Альфрик.

Новоприбывший был главой торговцев. Как и его помощник, он носил ремень, но пряжка ремня и рукоятка ножа и меча были украшены драгоценными камнями. Кокарда на желтой меховой шапке сверкала золотом.

– Он не из местных изгоев, – сказал мастер, бегло окинув взглядом Крэйка, как лошадь на базаре. – Если бы он был одним из них, то зачем ему было помогать нам?

– Я не тот, за кого вы меня принимаете, – медленно сказал Крэйк.

Глава торговцев кивнул:

– Ты говоришь правду, об этом свидетельствует солнечный камень, – он потрогал кокарду. Он обернулся к тому, кого назвал Альфриком. – Он не причинит нам вреда. И, может быть, даже поможет, не так ли, чужак из пустыни?

Крэйк излучал доброжелательство так сильно, как только мог.

– Но он пользуется Силой! – возразил Альфрик.

– Он обладает Силой, – поправил его мастер. – Но он сдерживается, и мы – все еще мы. Нет, он не изгнанник Черных Капюшонов. Идем!

Он сделал Крэйку знак и эспер пошел за торговцами. Табун животных двигался позади, пока они не пришли в лагерь.

Мастер наполнил чашу из чана, стоящего на треноге среди углей потухшего костра и протянул ее Крэйку. После того, как Крэйк управился с ее содержимым, мастер представился:

– Я – Калуф из Детей Нои, дальний торговец и старшина этого каравана. Если ты хочешь, Человек Силы, ты можешь путешествовать с нами.

Конечно, все это могло быть просто сном, но Крэйку хотелось узнать, чем же он все-таки кончится. Поэтому Крэйк кивнул, принимая приглашение.

День с караваном даст ему возможность узнать побольше об этом мире и, быть может, даст ему хотя бы намек на то, что с ним произошло, и где он находится сейчас.




2


Сначала Крэйк намеревался провести с торговцами один день, но день превратился в два, а затем в три. Таланты эспера были восприняты торговцами как нечто, само собой разумеющееся. Постепенно у Крэйка стала складываться картина этого мира.

Он получил представление о большом континенте, изрезанном границами различных владений. Все владельцы маленьких территорий низшим сословием именовались лордами.

Калуф и его люди относились к своим покупателям с легким презрением, считая их варварами. Их собственная страна лежала юго-восточнее, на берегу моря. Города были разбросаны по всему побережью и вели морскую торговлю – оставляли самое лучшее себе, а остальное продавали варварам в глубине континента. Крэйк, делая большие успехи в их щелкающей речи, задавал множество вопросов, на которые мастер давал исчерпывающие ответы.

– Жители удаленных от моря стран не могут отличить салудианский шелк от продукции ткацких станков нашего родного удела Кормон. – Он пожал плечами. – Почему мы должны предлагать салудианский шелк, если столько же можно получить за кормонианскую продукцию, причем покупатели остаются столь же довольны? Конечно, если эти лорды когда-нибудь перестанут ссориться, они могут сами придти в Ларуд и в другие города Детей Нои, и тогда мы не сможем извлекать столько прибыли из кормонианского шелка.

– А эти лорды не пытались нападать на ваши караваны?

Калуф рассмеялся:

– Они пытались – раз или два. Естественно, они видели выгоду от захвата наших товаров. Но мы заплатили за торговлю Черным Капюшонам и не беспокоимся. Что с тобой, Ка-рак? Разве лорды в твоей стране осмеливаются выступать против Людей в Черном?

Крэйк кивнул и понял, что правильно сделал. Это рассеяло последние сомнения Калуфа.

– Теперь я понимаю, почему Человек Силы оказался в этой безлюдной местности. Но теперь тебе нечего опасаться, Ка-рак, – здесь у власти – твои братья.

«Колония эсперов! Неужели после стольких лет мечтаний он окажется в ней?» – эта мысль вихрем пронеслась в голове Крэйка. Видимо, это отразилось на его лице, так как Калуф добавил:

– Через час мы будем у стен Сампура. Их внешний пост уже заметил нас и поднял торговый флаг. Взгляни!

Крэйк повернул голову в указанном направлении. Сампур, по словам мастера, был вполне респектабельным городом. Владел им лорд Лудикар, давний знакомый Калуфа и, к взаимной выгоде, партнер во многих его сделках. Поэтому мастер предвидел выгодную остановку, но подскакавший к ним всадник был полон неожиданных новостей.

Внешне он резко отличался от торговцев – он был выше и с длинными руками, а его волосы были рыжеватого оттенка. Одет он был в кожаную куртку, обшитую металлическими кольцами, превращающими ее в некое подобие кольчуги. Он был вооружен мечом и ножом, как и торговцы, но вдобавок держал еще и копье, а к седлу был прицеплен щит. С кончика копья свисало знамя с голубой полосой.

– Ты прибыл в хорошее время, Мастер. Люди В Черном устраивают зрелище, и все приезжие должны присутствовать при этом. Это хороший день для твоей торговли. Но торопись: лорд Лудикар уже выехал, и скоро там будут заняты все места, с которых можно хоть что-нибудь увидеть.

Крэйк вздрогнул. Наказание? Экзекуция? Он хотел, он должен был задать вопрос. Ведь та картина, которая мелькнула в мозге Калуфа при слове «зрелище», не могла быть правдой!

Но его остановил внутренний голос, призывающий к осторожности. Хотя Калуф снабдил его меховой шапкой, одеждой и обувью, так что теперь он выглядел заправским торговцем, но рано или поздно его чужое происхождение раскроется, и лучше, если это случится как можно позже.

Подготовка к церемонии проходила на площади, недалеко от городских ворот. Лучшее



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация