А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


само совершенство. У него просто нет недостатков. И все же… Что-то в нем было не так. Лиана вспомнила, каким взглядом он посмотрел на золотые сосуды, выставленные в шкафах, как впился взглядом в алмазное ожерелье Элен. Нет, этот молодой человек не вызывал доверия, Лиана сама не могла бы объяснить, почему. Ничего странного в том, что он разглядывал богатства Невиллов, но Лиана предпочла бы, чтобы лорд Стивен меньше вожделел золота и больше к ней самой.

– Ну что? – поторопил ее отец. – Юный Стивен тебе тоже не хорош?

– Да нет, – ответила Лиана. – Он вроде бы…

– Вот и отлично! Я скажу Элен, и она станет готовить свадьбу. Надеюсь, весть ее порадует.

Джилберт ушел, а Лиана опустилась на диван, чувствуя, что тело ее наполнилось свинцом. Итак, вопрос решен. Она выйдет замуж за лорда Стивена Уитингтона. Всю жизнь она проведет с мужчиной, которого совершенно не знает, но который, тем не менее, будет иметь над ней полную власть. Он сможет избить ее, посадить в темницу, разорить – закон дает ему такое право.

– Миледи, – произнесла Джойс, терпеливо ожидавшая в дверях, – вас хочет видеть управляющий.

Лиана невидящим взором посмотрела на служанку.

– Миледи, вы меня слышите?

– Вели оседлать мою лошадь, – приказала Лиана, мысленно послав управляющего к черту.

Что ей сейчас требовалось, так это хорошая скачка, чтобы конь несся во весь опор. Возможно, это встряхнет ее и заставит не думать о будущем.



Роган, старший в роду Перегринов, сел на корточки и впился взглядом в темневший на горизонте замок. Его черные глаза были задумчивы, в них читалось даже нечто похожее на страх. Он не боялся битв и сражений, но от задачи, что стояла перед ним ныне, ему делалось не по себе.

– Откладывай-не откладывай, все равно деваться некуда, – произнес стоявший сзади Сиверн, его младший брат.

Оба Перегрина были высоки и широкоплечи, как их покойный отец, но Роган унаследовал от родителя каштановый с рыжиной цвет волос, а Сиверн, рожденный от другой жены, отличался тонкими чертами лица и имел волосы цвета золота. Сиверн к тому же был куда менее терпелив, и медлительность старшего брата изрядно его раздражала.

– Не бойся, она будет не такая, как Жанна, – сказал Сиверн. Двадцать рыцарей, стоявшие за спиной братьев, замерли и затаили дыхание. Да и сам Сиверн прикусил язык, боясь, что сболтнул лишнее.

Роган слышал слова брата, но не подал виду, что упоминание о Жанне задело его за живое. Роган не боялся войны, не боялся диких зверей, не боялся смерти, но мысль о женитьбе вселяла в него нерешительность.

Чуть ниже тек глубокий ручей, и Рогану неудержимо захотелось окунуться в холодную воду. Он встал и направился к коню.

– Скоро вернусь, – бросил он брату.

– Подожди! – схватил Сиверн за поводья его коня. – А нам что делать? Просто сидеть здесь и ждать, пока ты наберешься мужества нанести визит какой-то девчонке?

Роган не снизошел до ответа, а просто взглянул брату в глаза тяжелым взглядом.

Сиверн выпустил поводья. Иногда ему казалось, что старший брат способен прожигать взглядом каменные стены. Всю жизнь они прожили бок о бок, но Сиверн иногда чувствовал, что знает Рогана недостаточно хорошо, тот мало что рассказывал о себе. С тех пор как подлая Жанна так опозорила его, Роган замкнулся в себе. За минувшие с тех пор десять лет никто не смог пробиться сквозь эту броню.

– Мы будем ждать, – сказал Сиверн и освободил дорогу.

Когда Роган ускакал, один из рыцарей выругался:

– Вот что бабы делают с мужчиной!

– Только не с моим братом, – отрезал Сиверн. – Нет такой женщины, у которой хватило бы сил изменить Рогана.

В его голосе звучала гордость. Пусть меняется окружающий мир, Роган твердо знает, чего хочет и как этого добиться.

– Чтобы женщина изменила моего брата!.. – насмешливо повторил Сиверн.

Рыцари заулыбались. Идея и в самом деле казалась им смешной.

Роган съехал с холма и некоторое время скакал вдоль ручья. Он не очень представлял себе, что намерен предпринять, – просто оттягивал время, не желая отправляться на встречу с наследницей Невилла. «Просто отвратительно, на что приходится идти ради денег», – думал он. Когда Роган услышал, что наследница, так сказать, выставлена на продажу, то велел Сиверну отправляться к графу Невиллу, забрать невесту и вернуться с повозками, полными золота и всякого добра. А заодно прихватить бумаги на парочку замков ее отца. Лучше всего, конечно, было бы заполучить золото и земли, а женщину не брать вовсе. Сиверн ответил, что такой богатый человек, как Джилберт Невилл, согласится выдать свою дочь лишь за старшего из Перегринов – за человека, который станет герцогом, когда Перегрины сотрут Говардов с лица земли. Пришлось браться за дело самому Рогану.

Всякий раз, когда Роган думал о Говардах, ею тело цепенело от ненависти. Говарды были виновниками всех бед, преследовавших род Перегринов на протяжении трех поколений. Это из-за Говардов ему теперь приходится жениться на старой деве, это из-за них он сейчас не в замке Перегринов, украденном Говардами! Они украли все – право первородства, владения, даже его жену!

Ничего, напомнил себе Роган, брак на богатой наследнице приблизит его к достижению заветной цели.

Деревья расступились, и ручей разлился шире, образовав чудесный пруд с каменистыми берегами. Повинуясь неожиданному порыву, Роган спрыгнул на землю, скинул одежду и остался в одной узкой набедренной повязке. Бросившись в ледяную воду, он стал плавать от берега к берегу, чтобы снять напряжение, – плавание подходило в самый раз.

Он плавал почти час. Потом поднялся на берег, тяжело дыша, раскинулся на мягкой зеленой траве и тут же уснул.

Роган спал так крепко, что не слышал тихого возгласа, – крестьянка, направлявшаяся к пруду за водой, ахнула от восхищения и притаилась в кустах.



Лиана пустила лошадь галопом и оставила далеко позади сопровождавшего ее рыцаря. Люди Джилберта Невилла больше ели и пили, чем упражнялись в верховой езде, к тому же она знала местность куда лучше, чем кто бы то ни было. Оставшись в одиночестве. Лиана поскакала к лесному озерку, находившемуся к северу от замка. Там никто не помешает ей наедине с собой поразмыслить о грядущем замужестве.

Еще издалека она увидела в кустах возле пруда что-то красное. Там кто-то прятался. Лиана с досадой выругалась и пожалела, что оставила телохранителя позади. Тем не менее она спустилась на землю, привязала коня к дереву и бесшумно подкралась к кустам.

Красным пятном оказалось платье молодой крестьянки. Лиана узнала ее – это была жена фермера, державшего за замковыми стенами три участка земли. Лиана увидела, что женщина во все глаза пялится на что-то и так увлечена этим занятием, что ничего вокруг не слышит. Охваченная любопытством. Лиана сделала еще шаг вперед.

– Миледи! – воскликнула крестьянка. – Я… Я пришла сюда за водой…

Любопытство Лианы разгорелось еще больше.

– Что это ты там разглядываешь?

– Ничего особенного. Мне пора идти. Меня детишки ждут.

– Уйдешь, так и не набрав воды?

Лиана оттолкнула молодую женщину и увидела, чем та столь увлеченно любовалась. На освещенной солнцем лужайке лежал прекрасный мужчина: высокий, широкоплечий, узкобедрый, мускулистый, с волевым, обрамленным бородкой лицом и длинными, темными волосами, отливавшими медью. Лиана осмотрела незнакомца с головы до ног. Глаза ее были широко раскрыты. Как прекрасно его обнаженное тело цвета меда! Она и не представляла, что мужчины бывают такими красивыми.

– Кто это? – прошептала она.

– Он не из наших краев, – так же тихо ответила крестьянка.

Рядом с мужчиной грудой была свалена грубая одежда. Церковные законы предписывали одеваться скромно, поэтому по наряду иной раз трудно было судить об общественном положении и имущественном состоянии. В одежде незнакомца не было ничего мехового, хотя даже самый бедный крестьянин старался украсить свой наряд шкуркой кролика. Музыкального инструмента рядом тоже не было – значит, не бродячий музыкант.

– Может, он охотник? – предположила крестьянка. – Иногда они расставляют здесь капканы для кухонь вашего отца. Скоро ведь свадьба. Понадобится много дичи.

Лиана искоса взглянула на крестьянку. Неужели все вокруг осведомлены о предстоящем событии? Ведь она прискакала сюда как раз для того, чтобы на досуге поразмыслить о браке. Лиана посмотрела на спящего мужчину. Он похож на юного Геркулеса: сила и мышцы спят, но в любой миг могут ожить. Ах, если бы лорд Стивен был похож на этого человека! Тогда мысль о замужестве не пугала бы так сильно. Даже спящим этот мужчина казался более могущественным, чем лорд Стивен, облаченный в доспехи. Лиана улыбнулась и представила себе, что будет с Элен, если ее падчерица вдруг выйдет замуж за простого охотника. Но улыбка тут же исчезла с лица – Лиана подумала, что этот мужчина вряд ли захочет взять ее в жены, если в придачу ему не дадут целый обоз золота и серебра. Ей вдруг захотелось на время превратиться в крестьянскую девушку, чтобы проверить, представляет ли она какой-нибудь интерес для красивого мужчины.

Лиана обернулась к крестьянке.

– Снимай платье.

– Но миледи!

– Снимай платье, отдай его мне, а сама иди в замок. Скажи моей горничной Джойс, что меня искать не нужно. Крестьянка побледнела.

– Ваша горничная со мной и разговаривать не станет.

Лиана сняла с пальца изумрудный перстень и протянула женщине.

– Тут неподалеку должен быть рыцарь, который меня ищет. Отдай ему перстень, и рыцарь отведет тебя к Джойс.

Выражение лица крестьянки изменилось – теперь в нем читался не страх, а лукавство.

– Красивый парень, правда?

Лиана свирепо сощурилась.

– Если об этом станут говорить в деревне, ты горько пожалеешь. А теперь прочь отсюда.

Крестьянка ушла, оставшись лишь в грубой холщовой рубашке, – не могла же Лиана допустить, чтобы простолюдинка касалась своим немытым телом ее бархатного платья!

Наряд, который Лиана натянула на себя, мало чем напоминал привычные приталенные платья с широкой юбкой. Колкая шерсть плотно облегала фигуру, выставляя напоказ все изгибы тела. Ткань была грубая, грязная и зловонная, и Лиана закатала повыше задубевшие от грязи и жира рукава. Юбка доходила лишь до середины лодыжек, в такой удобно ходить и даже бегать.

Переодевшись, Лиана решила, что вполне готова к встрече. Она выглянула из-за веток, чтобы еще раз как следует рассмотреть незнакомца. Не раз она видела, как простолюдины с криком и гоготом гоняются друг за другом по полям. А один раз парень при ней вручил девушке цветок. Интересно, подарит ли этот божественно красивый мужчина цветок ей? Вдруг он украсит ее волосы целым венком? Лиана помнила, как один рыцарь каждый день сплетал для нее по новому венку. Но на этот раз все будет настоящее, не фальшивое. Мужчина подарит ей цветы, не зарясь на деньги ее отца, а искренне, от всей души.

Головной убор Лиана спрятала в кустах и распустила длинные белые волосы по плечам. Затем решительно шагнула вперед, на лужайку и направилась к спящему. Он не проснулся, даже когда она споткнулась о камень.

Лиана приблизилась к мужчине вплотную и убедилась: он и в самом деле прекрасен – именно таким первоначально задумал Господь мужчину. Очень хотелось, чтобы этот красавец побыстрее ее увидел. Сколько раз Лиане говорили, что ее волосы подобны золотым нитям. А как скажет он?

Одежда мужчины лежала рядом. Лиана подняла рубаху, взяла ее за плечи и развернула. Грубая шерстяная вязка – мастерицы Лианы работали куда лучше.

В этот миг Лиана заметила, что в ткани есть нечто странное. Она поднесла рубаху поближе к лицу и тут же отпрянула. Вши! Рубаха буквально кишела вшами.

С омерзением девушка отшвырнула ее прочь.

В следующую секунду мужчина уже стоял рядом с ней во всей своей ослепительной наготе. Он и в самом деле великолепен: высокий, мускулистый, без единой унции жира. Свисавшие до плеч волосы были темного оттенка, но в солнечном сиянии казались ярко-красными; на тяжелой нижней челюсти проступала рыжеватая щетина. Глаза у мужчины оказались темно-зеленые и удивительно выразительные.

– Здравствуйте, – сказала Лиана, протягивая незнакомцу руку ладонью книзу. Сейчас, наверное, он опустится на колено и поцелует ей кисть.

– Ты швырнула мою рубашку в болото! – гневно воскликнул мужчина, глядя сверху вниз на хорошенькую голубоглазую блондинку.

Лиана убрала руку.

– Да она вся кишит вшами!

Что нужно говорить охотнику, когда он является тебе ровней? Может быть: «Какой чудесный день?» Или, скажем, «Не наполните ли вы мой кувшин водой?» Да, наверное, что-нибудь в этом роде.

Незнакомец смотрел на нее как-то странно.

– Ну-ка, живо достань мою рубашку и выстирай ее. У меня сегодня важное дело.

Голос у него был приятный, но смысл сказанного Лиане не понравился.

– Это хорошо, что ваша рубашка утонула, – сказала она. – Я же говорю вам, она кишит вшами. Давайте лучше вместе собирать ягоды. Здесь их так много!

К глубочайшему изумлению девушки мужчина схватил ее за плечи, развернул лицом к болоту и толкнул вперед.

– Достань рубаху и выстирай!

"Как смеет он касаться ее тела без разрешения! – возмущенно подумала Лиана. Стирать ему рубаху – еще чего! Пора возвращаться к своей собственной одежде, садиться на лошадь и уезжать в отцовский замок». Лиана хотела уйти, но мужчина схватил ее за локоть.

– Ты что, девка, оглохла? – рявкнул он, развернув ее к себе лицом. – Или доставай мою рубаху, или отправишься следом за ней.

– Вы собираетесь меня туда бросить? – надменно спросила Лиана. Она уже готова была признаться, кто она такая, но тут взглянула ему в глаза. Глаза были красивые, но и какие-то опасные. Если она признается, что ее отец – один из богатейших людей в Англии, этому человеку может прийти в голову похитить ее в расчете на выкуп.

– Я… мне нужно возвращаться к мужу и… детишкам. У меня так много детей! – запинаясь,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация