А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


вы кто? – Она все еще держала руку протянутой.

– Уорт, мэм. Уорт Джеймиссон. Я живу на ферме в пяти милях отсюда. И сегодня решил наведаться в магазин.

Линнет сняла его правую руку с бока, в который оная была уперта, и пожала.

– Рада с вами познакомиться, мистер Джеймиссон.

– Зовите меня просто Уортом, мэм.

Линнет с непривычки трудно было освоиться с манерой всех американцев с первого же знакомства обращаться ко всем на «ты».

– Ты живешь в хижине Старого Льюка?

– Да.

– Послушай, дай-ка мне эту штуку. Вы слишком маленькая, чтобы носить такие тяжести. – И он забрал из ее рук бадью, доверху наполненную водой.

Линнет улыбнулась.

– Спасибо. Не понимаю, правда, почему все считают, что я такая уж беспомощная, однако должна признаться, что это приятно.

– Мисс Линнет, ты самая хорошенькая из знакомых мне девушек. Она рассмеялась.

– Благодарю вас не только за помощь, но и за комплимент. А теперь позвольте забрать у вас эту бадью. Мне еще предстоит вымыть полы.

Уорт не только не отдал ей бадью, но и внес ее в дом, а поставив на пол, еще с минуту все разглядывал и только потом вышел. Минут пять спустя Линнет" с удивлением заметила его на крыше – он заделывал дыру. Улыбаясь, она помахала ему рукой и снова принялась за мытье полов.



– Привет, Мак! Ты видел, что творится у хижины этой малышки? Собрала вокруг себя весь поселок – каждый рвется ей чем-нибудь помочь, – заявил Долл Старк, усевшись в свое любимое кресло у камина, в котором в этот раз не было огня.

– А то как же, видел, – неохотно отозвался Девон из другого конца лавки.

Гэйлон перестал обстругивать ножом брусок, который и так уже был крохотным.

– Ей удалось даже Уорта Джеймиссона загнать к себе на крышу.

– Уорта? – переспросил Долл. – Как?! Да этот малый пуглив, как трехдневный жеребенок. Как ей удалось заставить его взглянуть на нее, а уж о работе я не говорю!

Гэйлон снова взялся за ножик.

– Она свое дело знает. Даже нашему старине Маку пришлось подраться с одним из выродков Бешеного Медведя, чтобы спасти ее от индейцев. И, должен тебе доложить, то, что Мак увидел потом, пахло совсем не так приятно, как нынешним утром.

– Вам что, больше нечего обсуждать, кроме Линнет? – спросил Мак из-за прилавка, подняв голову от открытой бухгалтерской книги.

Скроив изумленные мины, Гэйлон и Долл переглянулись.

– Мы можем поговорить и о погоде, это уж завсегда, но это и вполовину не так интересно, как малышка, которую ты сюда привез, – стоял на своем Гэйлон. – Эй, Мак, пока не вернулся Корд, ты бы лучше выжег на ней свое клеймо!

– Корд? – тупо переспросил Девон.

– Ну да. Корд, – продолжал Гэйлон. – Ты ведь слыхал о нем, не так ли? Это тот парень, который прошлой зимой увел от тебя маленькую Трулок.

– Что-то я ничего такого не припоминаю. И не думайте, что Линнет принадлежит мне только потому, что я привез ее сюда.

У Долла дрогнули уголки рта.

– Конечно, нет! Да и как иначе, если каждый мужик – от семи до семидесяти лет – буквально роет носом землю вокруг нее!

Девон с силой захлопнул книгу.

– Если вам обоим нечего больше делать, почему вы не хотите присоединиться к ним?!

– Да я бы пошел, но боюсь, она и меня заставит работать, как тех дураков. Я давным-давно уже не в том возрасте, чтобы можно было приударить за кем-нибудь, а что касается работы, то мое правило избегать ее, а не наоборот, – И Долл тайком искоса взглянул на Гэйлона.

Мак направился к дверям.

– Тогда, я думаю, мне лучше уйти. Для разнообразия подышу свежим воздухом, а заодно побуду немного в тишине.

– Ступай-ступай, мальчик. Да не забудь прихватить гвозди. Я слыхал, им гвозди нужны, – крикнул Долл в захлопывающуюся дверь.

Улыбаясь остротам стариков. Девон достал кусок бечевки. Солнце клонилось к закату и нужно было подумать об ужине. Мысль о том, что ему предстоит ужинать с Линнет, заставила его улыбнуться еще шире.

Двумя часами позже Девон, держа в руках двух кроликов, подошел к дверям Линнет и постучал. Дверь распахнулась, и Линнет, с испачканной щекой, встретила Девона улыбкой.

– Мы только что закончили, – сказала она, протягивая руку, чтобы забрать кроликов. Пальцы ее слегка дрожали.

Однако Девон не дал ей кроликов, а, взяв ее за плечо, подвел к скамейке у очага.

– Передохни чуток. Я сам все приготовлю.

– Девон, но мы так не договаривались. О чем они только думают? Заставляют тебя работать целый день – подай им то, подай им это, – а потом бросают тебя одного, а сами идут наслаждаться домашним ужином! – Линнет слегка улыбнулась.

– Не серчай. У них и в мыслях нет ничего плохого. Просто так уж заведено: каждый первым делом печется о себе.

– Только не я. Ох, Девон, еще и я на твою шею.

Совсем тебя измучила, да?

– Чепуха. Скоро мы будем квиты. Как только ты начнешь вдалбливать буквы в мою тупую башку.

– О! – Линнет выпрямилась на скамейке. – У нас же с тобой урок…

– Очень мне нужен учитель, который еле жив от усталости!

– Ты лучше посмотри на каминную полку.

Он встал и увидел деревянную дощечку с нацарапанными углем буквами.

– Здесь написано «Девон». Надеюсь, я правильно написала твое имя.

– А ты что ли не уверена? – скептически вопросил он, словно глубоко в ней разочаровавшись.

– Слова, особенно фамилии, имеют свои правила написания и пишутся по-разному. Я могу только примерно знать, как пишется твоя фамилия. Может, у тебя есть свидетельство о рождении?

– Свидетельство о чем? – Девон осторожно опустил дощечку в карман.

– Это такой листок бумаги, на котором доктор пишет, когда именно ты родился.

Девон попробовал кроликов, которые жарились на огне, – сок капал прямо в пламя.

– Когда я родился, никаких докторов и в помине не было, только моя мать да соседка. Однако у меня есть Библия, и там вроде сделана какая-то пометка.

– Наверное, это то, что нам нужно. Ты не мог бы завтра прихватить ее, если ты, конечно, собираешься отложить занятия?

– Собираюсь. Я не пережил бы, если бы ты заснула прямо в середине Макалистера. А теперь давай-ка попробуем этих кроликов.

Линнет встала и, слегка зевнув, выпрямилась, чтобы сбросить усталость со своих гудящих плеч. Девон отвернулся, опасаясь, что пуговки на лифе ее платья разлетятся в разные стороны. Он не раз задавался вопросов: понимает ли Линнет, что она уже взрослая женщина?

– Скажи, как тебе понравился Шиповник?

– Здесь все так ко мне добры. Даже не знаю, чем им отплатить. Ты знаком с человеком по имени Уорт Джеймиссон?

– Конечно. – Девон впился зубами в сочного кролика.

– Расскажи мне о нем.

– Он живет сам по себе, тихо. Настоящий трудяга. Здесь появился два года назад, отгородил земельный участок и теперь целыми днями трудится на нем. Все делает собственными руками. Ну а раз в месяц наведывается в лавку, чтобы закупить, что ему нужно. – Девон нахмурился. – А почему он так тебя интересует?

– Да потому, что он хочет, чтобы я вышла за него замуж.

Девон чуть не подавился кроликом.

– Что?! – завопил он так, что изо рта полетели брызги.

– Я отвечаю на твой вопрос: Уорт Джеймиссон интересует меня, потому что он просил моей руки.

Девон заскрипел зубами.

– И ты как ни в чем не бывало сидишь тут, облизываешь пальчики и эдак между прочим сообщаешь, что какой-то малый сделал тебе предложение! Или ты уже настолько привыкла получать брачные предложения, что даже не думаешь о них?

– Нет, – серьезно ответила она. – Ты преувеличиваешь. Их было не так уж и много.

– Не так уж и много! А сколько, по-твоему, «много»?

– Честно говоря, их было всего два, если не считать Уорта. Одно предложение я получила в Англии, правда, от весьма немолодого джентльмена, а второе мне сделали на борту судна, направляющегося в Америку. Тот человек теперь, по-моему, живет в Бостоне.

– Черт возьми! Ну ты и штучка!

– Ты хочешь сказать, что я самая невероятная женщина, а? – невинным тоном опросила Линнет. Они уставились друг на друга и рассмеялись.

– В Кентукки не так уж много женщин. Могу себе представить, сколько ты еще получишь здесь предложений. – Он бросил на нее оценивающий взгляд. – По твоей милости тут теперь все пойдет вверх дном. Ты кончила есть? Я хочу вынести кости. И вообще, мне пора идти. – У двери Девон задержался. – Ну и что же ты сказала Уорту?

– Спасибо.

Он повернулся к ней лицом, его опять переполнял гнев.

– Спасибо?! И это все?..

– Со стороны мужчины весьма благородно сделать женщине предложение. Ведь это означает, что он готов провести с ней всю свою жизнь.

– Я не нуждаюсь в лекциях по поводу брака! Какой ты дала Джеймиссону ответ? Кроме своего «спасибо»?

– Ты хочешь узнать, согласилась ли я стать его В ответ он лишь молча сверлил ее глазами. Неторопливым движением она сняла со своих волос пушинку.

– Я сказала, что пока недостаточно хорошо его знаю. – Линнет улыбнулась Девону. – Можно мне с утра заглянуть к тебе в лавку? Хочу купить кое-что из одежды. Надо бы вернуть Каролине ее платье.

– Безусловно. – Теперь, после своей вспышки гнева, он чувствовал себя как-то глупо. – Спокойной ночи, Линнет.

– Может обсудим завтра, как освобождать детей, – устало заметила она.

Его глаза опять сверкнули гневом. – Ты можешь обсуждать. А у меня очень много более важных дел. – И Девон с силой захлопнул за собой дверь.




Глава 4


– Доброе утро. Девон.

Он оторвал взгляд от гроссбуха и улыбнулся ей.

– Это она? – донесся шепот одного из двух мужчин, сидящих возле камина.

– Линнет, деточка, ну-ка иди сюда, – встрепенулся Гэйлон.

– Эй, вы, оставите вы ее когда-нибудь в покое? – спросил Девон. – У нее и без того дел хватает, чтобы точить лясы с субчиками вроде вас.

– И что тебе неймется, парень? – спросил Гэйлон. – Или ты встал не с той ноги?

Тут к Гэйлону наклонился Долл и что-то ему шепнул, после чего оба старика дружно захохотали, да так, что чуть не надорвали животы, то и дело похлопывая себя по ляжкам.

Девон сердито зыркнул на них и снова обернулся к Линнет, однако она уже направлялась к гогочущим шутникам.

– Позвольте представиться. Меня зовут Линнет Бланш Тайлер, к вашим услугам, – и она сделала глубокий реверанс.

Разом умолкнув, они вытаращили глаза.

– Сроду не видал ничего подобного! – заявил Долл. – Это что же такое ты только что отмочила?

– Реверанс. Чем ниже реверанс, тем большее уважение он выражает. Смотрите, – продолжала демонстрировать она, – это реверанс для барона, чуть пониже – для герцога, а теперь – для короля!

– Ну-ну, это действительно чисто сделано. Так, говоришь, ты из Англии?

– Да.

– Да, в Англии понимают толк в воспитании, – изрек Долл. – Оно и понятно, почему все мальчишки по твоей милости просто из кожи вон лезут.

Скромно проигнорировав это замечание, Линнет принялась изучать деревянную фигурку, стоявшую на каминной полке. Это была необычайно тонко вырезанная, высотой около четырех дюймов статуэтка. Она изображала старика с опущенными плечами; в каждой линии сквозила усталость.

– Это ваша работа? – обратилась Линнет к Гэйлону.

– Не-а, Мака. Все, что здесь стоит, он вырезал собственными руками.

– Девон? – Линнет посмотрела в ту сторону, где среди больших мешков с мукой прятался Девон.

– Это она имеет в виду Мака, – пояснил Гэйлон своему приятелю. – Это работа его, это точно.

– Какая красота! – Линнет не заметила, как старики обменялись понимающими взглядами. – Извините, пожалуйста, но мне надо купить немного ткани. – Линнет неохотно поставила статуэтку обратно на каминную полку.

– Ты уже всем успела рассказать об Англии? – сердито спросил Девон.

– Девон, не знаю почему, но ты всегда на меня сердишься.

– И я не знаю. На меня словно что-то находит. Ну ладно, – заторопился он, – так чего ты хотела?

– Что-нибудь на платье и на рубашку для тебя.

– Не нужна мне никакая рубашка.

– А по-моему, нужна. И еще вспомни наш уговор. Я же не могу просто так взять у тебя отрезы, а мне необходимо вернуть Каролине платье. Так что мне обязательно нужно сшить тебе рубашку.

– Не знаю, как тебе, Гэйлон, – донесся до них голос Долла, – а мне кажется, что я тут вроде бы как пятое колесо в телеге. Да, сэр, вот такое у меня ощущение.

Гэйлон, откашлявшись, сказал:

– Понял. Уж не проверить ли нам, как чувствуют себя новые свинюшки Такера?

– Верно! Мне страсть как охота на них полюбоваться! – И старики побрели прочь из лавки. Девон злобно посмотрел на закрытую дверь.

– Почему у тебя такой странный взгляд?

– Ты что, ничего не понимаешь? – рявкнул в ответ Девон. – Я вырвал тебя из рук этих убийц-индейцев, и этого оказалось достаточно, чтобы нас всем миром обженили и уложили в постель. Небось, уже и имена придумали для наших детишек! Милые наши горожане!

– А как ты думаешь, какие?

Он резко обернулся, обдав ее яростным взглядом.

– Что?!

– Я только спросила, какие имена они выбрали для наших детей?

Девон понял, что она шутит, и тут, наконец, до него самого дошел весь комизм создавшейся ситуации. Немного успокоившись, он покачал головой.

– Не обращай внимания. Девон, люди есть люди. Ничего другого и нельзя было ожидать. Тебе не о чем беспокоиться.

– Ну да. Особенно с тех пор, как ты стала проявлять такой интерес к Уорту Джеймиссону. Она немного помолчала.

– Как ты думаешь, Уорту что-нибудь известно об индейцах? Может быть, он поможет мне спасти детей.

– Джеймиссон?! – снова взвился Мак, брызгая слюной. – Этот мальчишка вырос на ферме в Пенсильвании. Он и след бизона вряд ли распознает, не то что шайку индейцев.

– Ну а кто, по-твоему, мог бы мне помочь?

– Никто тебе не поможет! – почти закричал Девон. Его привел в бешенство взгляд Линнет: она смотрела на него так, словно ему ничего не стоило вызволить из плена шестерых ребятишек. – Лучше выбрось эту дурь из головы. А теперь иди сюда и выбери, что тебе нужно.

– Благодарю вас.

– Привет, Мак, – услышала Линнет женский голос.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация