А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


пояснил он, сажая ее на лошадь. – Пленников им жалуют нечасто. – Он опять обхватил ее руками и взялся за поводья. – А вообще-то как тебя зовут?

– Линнет. Ты едва ли поверишь, но в Англии так называют коноплянок.

– Ты хочешь сказать…

– Ну да, это и в самом деле маленькая птичка.

Девон расхохотался. Смех его был таким глубоким и звучным, что Линнет спиной чувствовала, как он отдавался в его груди.

– Ты просто…

– Можно мне продолжить? Невероятная женщина! И не так важно, что ты при этом имеешь в виду.

– Должен признаться, по-другому про тебя просто не скажешь. Самая необычная из всех известных мне женщин.

Линнет и сама не знала, почему это заявление так порадовало ее. Однако очень порадовало.




Глава 2


В полном молчании они ехали до наступления сумерек и остановились, наконец, у какого-то ручья.

– Здесь мы заночуем, – сказал Девон, протягивая ей руки, чтобы помочь спуститься с лошади.

Линнет сама слегка поразилась той беспечности, с какой она приняла предложенную ей помощь.

– Оставайся здесь, а я пройдусь по окрестностям, чтобы убедиться в том, что нас не выследили. Тебе ведь не страшно будет одной? – Вопрос прозвучал настолько нелепо, что насмешил даже самого Девона.

Некоторое время Линнет просто отдыхала. Она яростно чесала голову, чтобы унять зуд, и потом с отвращением разглядывала черную грязь под ногтями. Вздохнув, Линнет огляделась, высматривая хворост для растопки костра.

Вернувшись, Девон увидел расседланную лошадь и вполне благоустроенное пристанище.

– Я долго не решалась разжечь костер – боялась, что он нас выдаст.

– Молодец. Однако, по моему разумению, люди Бешеного Медведя слишком ленивы для того, чтобы преследовать нас. Они заполучили детей, а это, собственно, все, что им было нужно.

– Бешеный Медведь… Это был тот человек, которого ты…

– Нет, то был Крапчатый Волк. – Подбрасывая дрова в огонь, он пристально взглянул на Линнет.

– Сожалею, что из-за меня тебе пришлось…

– Давай не будем об этом говорить. Что было, то было. А теперь подойди ко мне и позволь взглянуть на рану у тебя во рту.

Преодолев разделявшие их несколько футов, Линнет уселась перед Девоном, и он осторожно ощупал каждую косточку на ее лице, держа его в своих больших и сильных ладонях.

– А теперь открой рот.

Она повиновалась, глядя на его лоб. Он же тем временем осматривал зубы Линнет.

– Хорошо. Кажется, они ничего не повредили. А как насчет всего остального? Нигде не болит?

– Ребра. Но это, должно быть, от ушибов.

– На всякий случай давай посмотрим. Сдается мне, что если бы даже их все переломали, ты все равно и не охнула бы.

Девон приподнял полу ее грязной рубашки и пробежался своими жесткими пальцами по ее хрупким ребрышкам. Закончив осмотр, он отпустил ее и присел на корточках.

– Кажется, все кости тоже целы. Ты выглядишь настоящим ребенком, хотя я точно знаю, что это не так. Мне удалось добыть пару пташек. Давай-ка приготовим их и добавим тебе немного веса.

– Пташек? – спросила Линнет, снова завязывая узлом полы рубашки. – Однако я не слышала выстрелов.

– Кроме ружья есть и другие способы игры под названием «охота». Начинай готовить, а я пойду немного ополоснусь.

Линнет задумчиво посмотрела на воду.

– Мне тоже хочется искупаться. Девон покачал головой.

– Чтобы смыть с тебя весь этот жир, по-моему, одной водой не обойдешься.

Линнет взглянула на свою разорванную в клочья рубашку и потемневшую, лоснящуюся от жира кожу.

– Я очень ужасно выгляжу?

– Хуже любого пугала. Линнет нахмурилась.

– Не понимаю, зачем ты так рисковал из-за меня. Ведь тебя могли убить. Девон.

– Я и сам не могу понять, – совершенно искренне признался он, передавая ей добычу. – Ты хоть готовить-то умеешь?

Впервые она улыбнулась ему, обнажив прекрасные, довольно мелкие зубы.

– Вот тут я могу тебя обрадовать – умею. Ее улыбка заставила Девона вспомнить о том, что Линнет женщина, хотя слой черной грязи на ней надежно, казалось бы, охранял от подобных мыслей. Быстро отвернувшись, он схватил переметные сумы и направился к ручью.

Когда Девон вернулся, Линнет поразилась происшедшей в нем перемене. На Девоне были темно-синие хлопковые брюки и голубая рубашка из толстой домотканой материи, которая плотно обтягивала его широкие плечи. Вместе с короткой набедренной повязкой и костяным ожерельем все то, что делало его похожим на индейца, почти исчезло, однако остались орлиный нос, строгий профиль и черные волосы. Сидя по другую сторону костра, он улыбнулся Линнет.

– Теперь я снова цивилизованный человек. Линнет коснулась своих волос, намертво прилипших к голове.

– Чего не скажешь обо мне!

– Если уж я сумел примириться с этим зловонием, то тебе и подавно придется сделать то же самое.

Они жадно набросились на дичь, которая оказалась просто восхитительной на вкус после всякой бурды из сушеной кукурузы. Девон набрал листьев и устроил два ложа на расстоянии нескольких футов друг от друга. Одеяло он отдал Линнет.

– Наверное, ты его потом нипочем не отчистишь, после того как оно побывает на мне, – засмеялась Линнет.

Девон пристально посмотрел на нее – в лунном свете грязь на ее лице была менее заметна.

– Отчего же… – тихо сказал он.

Линнет взглянула в его глаза и на какое-то мгновение почувствовала страх перед этим человеком, которому была так многим обязана. Устраиваясь поудобнее, она старалась не смотреть на него, но прежде чем ей удалось осмыслить причины своего страха, она уснула.

Проснувшись, Линнет обнаружила, что она одна, но тут же треснувший сучок заставил ее обернуться. Из-за деревьев вышел Девон, держа в руках убитого кролика.

– Вот и завтрак, – усмехнувшись, сказал он. – На этот раз поваром буду я.

Она улыбнулась ему в ответ и направилась к ручью, решив все-таки попробовать отмыться. Но скоро поняла, что это напрасная затея. Грязь не смывалась, а лишь размазывалась по лицу. Безнадежно махнув рукой, Линнет вернулась к их бивуаку.

Девон встретил Линнет улыбкой, но тут же принялся хохотать как безумный, однако увидев, что Линнет вот-вот разрыдается, разом умолк. Подойдя к ней, он вытянул из-под ремня полы рубашки и стал вытирать ей лицо.

– Можешь мне, конечно, не верить, но, по-моему, стало еще хуже. Надеюсь, у нас в Шиповнике все-таки поймут, что ты человек, а не зверь.

Она виновато потупилась.

– Извини меня за такой гнусный вид. Это ужасно!

– Да перестань! Лучше садись и ешь. Я уже привык к тебе.

Она послушно впилась зубами в ножку кролика. Вытирая с подбородка сок, Линнет снова улыбнулась.

– Может быть, теперь мне стоит поохотиться за зверюшками: глядишь – повезет, и я кого-нибудь из них до смерти испугаю.

Девон расхохотался.

– А что, неплохая мыслишка!



Почти весь следующий день они провели в седле, и Линнет изо всех сил старалась не заснуть.

– Ты, небось, жутко устала, – заметил он ближе к вечеру.

Линнет пожала плечами.

– Бывало и хуже.

– Ну что ж, тогда очень хорошо, что вчера нам удалось проехать так много. Сегодня вечером мы уже будем в Шиповнике.

– В Шиповнике?

– Так называется местечко, где я живу. Сто акров прекрасной земли. Наверняка ты такую никогда не видела. Как раз на границе с Камберлендом. – И Девон протянул Линнет кусок вяленого мяса.

– Ты живешь там один?

– Ну что ты, это уже, можно сказать, целый город. – Линнет почувствовала смех в его голосе. – Там еще живут Эмерсон, Старк и Такер с семьями. Хорошие ребята, они тебе понравятся.

– Мне тоже придется там жить?

– Конечно. А как иначе ты научишь меня читать? Ты ведь не забыла о нашем уговоре?

– Ну, думаю, это будет нетрудная работенка. – Она улыбнулась ему, потому что, вообще говоря, ей ничего другого не оставалось.

В местечко, которое Девон назвал Шиповником, они прибыли поздно вечером. Линнет уже просто изнемогала от усталости. Она успела только мельком оглядеть несколько хижин, стоявших на опушке, потому что Девон уже протягивал к ней руки, она бессильно упала в его объятия. Он не стал опускать ее на землю, а без малейших усилий понес дальше.

– Девон, пожалуйста, не надо, я сама. Просто я немного устала.

– Я вообще удивляюсь, как ты еще можешь бодриться после всего, что тебе пришлось вынести. Гэйлон! – заорал он через голову Линнет. – Отопри, мне надо войти!

Дверь открылась, и перед ними предстал толстый хмурый старик.

– Зачем ты шляешься здесь в такую позднятину и что тебе вообще нужно?

– Не что, а кто.

Толстяк поднес фонарь к лицу Линнет – она зажмурилась от яркого света.

– Что-то не очень!.. – объявил старик.

– Меня зовут Линнет Бланш Тайлер, мистер Гэйлон, и я рада познакомиться с вами. – И Линнет протянула ему руку.

Старик удивленно уставился на нее: эта грязная девчонка, лежащая в объятиях мужчины, ведет себя так, словно находится на приеме у президента. Он с сомнением взглянул на Девона – тот ухмыльнулся.

– Не правда ли, в ней что-то есть? Я это сразу понял, когда нашел ее в плену у Бешеного Медведя.

– У Бешеного Медведя?! Да он не отпустил бы ее ни за какие коврижки!

– Само собой. И чтобы заполучить ее, мне пришлось поплатиться раненой рукой.

– Девон, пожалуйста, опусти меня на землю. Гэйлон в недоумении посмотрел на нее.

– С кем это она разговаривает?

– Со мной, – смущенно ответил Девон. – Она называет меня Девоном.

– С какой стати?

– Да потому, старый ты олух, что меня зовут Девон Макалистер.

– Хм… Вот не знал! На моей памяти ты всегда был Маком.

– Поговори лучше с ней на эту тему, – заметил Девон, ставя Линнет на ноги. – Быстренько ступай и приведи сюда Агнес. Девчонка ей понравится: и то, что она англичанка, и вообще…

– Так вот почему она так смешно говорит.

– Конечно, поэтому. А теперь ступай за Агнес, да поторапливайся!

Девон подвел Линнет к креслу у камина, и она с наслаждением опустилась в него. Никогда еще она так не уставала…

– Агнес мигом будет здесь, она позаботится о тебе, – заверил ее Девон, разводя огонь.

И действительно, почти тут же появилась женщина – по крайней мере Линнет так показалось, потому что ее вывели из дремотного состояния. Женщина была высокая и розовощекая, поверх ночной рубашки она накинула на себя мужскую куртку. Она была такой чистенькой, что Линнет почувствовала себя еще грязнее, чем была на самом деле.

– Мак, что это Гэйлон пытается втолковать мне? Линнет поднялась с кресла.

– Боюсь, что это из-за меня столько хлопот. Девон отбил меня у каких-то индейцев, и теперь, как это ни ужасно, всем придется из-за меня беспокоиться.

Агнес ласково улыбнулась этой грязнушке, и Девон с Гэйлоном заговорщически переглянулись.

– Вот уже несколько дней ей толком не давали ни поспать, ни поесть, и вообще ей пришлось много чего пережить, – объяснил Девон.

– Судя по ее виду, она перенесла куда больше, чем тебе ведомо, вот что я тебе скажу. Я забираю ее с собой. Как тебя зовут?

– Линнет Бланш Тайлер, – усмехнувшись, сказал Девон. – Присматривай за ней, иначе оглянуться не успеешь, как она начнет хозяйничать в твоем доме.

Линнет смущенно разглядывала свои ноги.

– Пошли, Линнет, и не обращай внимания на этих мужланов. Сначала поспишь или поешь?

– Мне бы помыться!

– Я тебя прекрасно понимаю! – засмеялась Агнес.



Спустя пару часов Линнет скользнула под одеяло; ее волосы и тело были наконец чистыми – она скребла их до тех пор, пока Агнес наконец не заставила ее остановиться. Линнет съела яичницу из четырех яиц и два огромных куска слегка обжаренного хлеба, намазанных свежим сливочным маслом. И теперь она лежала в чистейшей ночной рубашке, на целые мили длиннее ее самой, и спала.

Когда Линнет проснулась, в доме было тихо, но она поняла, что день уже в самом разгаре. Потянувшись, Линнет коснулась своих волос, чтобы убедиться в том, что они все еще чистые, затем выскочила из постели, подползла к краю сеновала и выглянула наружу. Дверь открылась, и вошла Агнес.

– Итак, ты проснулась. Все жители Шиповника просто умирают от желания увидеть, что же такое Мак привез в свой дом. Я была у Такеров, и их Каролина одолжила мне для тебя чистую одежду. Спускайся вниз, и мы посмотрим, подходит ли она тебе.

Линнет спустилась по лестнице, поддерживая длинную ночную рубашку.

Агнес протянула ей платье.

– Как я и думала, в груди его придется немного отпустить. Ты пока присядь и перекуси, а я сделаю несколько швов. Я скоренько.

Линнет принялась за кукурузные лепешки с медом и бекон, а Агнес колдовала над платьем из набивного ситца.

– Ну вот и готово. Давай-ка посмотрим, что получилось. – Она помогла Линнет надеть платье и улыбнулась. – Думаю, Мак сильно удивится, когда увидит, кого он с собой привез.

– Неужели я так сильно изменилась?

– Золотко мое, кукла, сделанная из дегтя, смоляной голыш – и тот выглядит не таким безобразным и черным в сравнении с тем, что мне пришлось увидеть вчера вечером. Дай-ка я тебя причешу.

– Агнес, у тебя и так из-за меня столько хлопот.

Позволь мне хоть чем-то тебе помочь. И спасибо тебе огромное.

– Ты уж вчера целый вечер благодарила меня. У меня никогда не было дочери, поэтому эти, как ты говоришь, хлопоты мне только в радость. – Агнес отступила назад, любуясь своей работой.

Тяжелые локоны Линнет каскадом ниспадали ей на спину – темное золото перемежалось с более светлыми прядями, кое-где отливавшими рыжиной. Густые темные ресницы над большими необычного цвета глазами – от них невозможно было оторваться, каждый наверняка захотел бы понять, какого все же они цвета, эти огромные глаза…

Агнес любовалась женственной стройной фигуркой Линнет, плотно прилегающее платье так ловко ее облегало.

– Теперь тебе наверняка придется дать Коринн отступного.

– А кто такая Коринн?

– Это старшая из дочерей Старков. Она еще с двенадцати лет приударяет за Маком, и теперь, когда она уже почти его изловила, вдруг появляется некая особа вроде тебя.

– За Маком? Ах да, за Девоном. Разве он не сказал вам, что привез меня сюда только для того, чтобы я научила его читать?

– Это Девона-то? Ну и ну!



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация