А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Герцогиня
Джуд Деверо


Монтгомери
Молоденькая богатая американка Клер Уиллоуби в далекой Шотландии встречает герцога Гарри Макаррена и становится его невестой. Казалось бы, будущее определено, как вдруг в ее мир романтических грез врывается загадочный капитан Бейкер. Что принесет ей неожиданная любовь с первого взгляда?..





Джуд Деверо

Герцогиня





Глава 1



Лондон. 1883

Мисс Клер Уиллоуби влюбилась в Гарри. Одиннадцатого герцога Макаррена, как только увидела его. Как, впрочем, почти все женщины, находившиеся в гостиной. Но Клер полюбила Гарри не только за его редкую красоту – широкие плечи, густые светлые волосы и сверкающие голубые Глаза. И не за ноги, такие мускулистые благодаря езде верхом на норовистых лошадях, – нощь так хорошо подчеркивала короткая шотландская юбка ярко-зеленого цвета. Нет, Клер больше всего поразило то, что она услышала.

При виде его юбки, свисавшей с пояса сумки мехом наружу, украшенной серебром, кинжала с рукояткой из слоновой кости в тесных ножнах, пледа, наброшенного на плечо и пристегнутого пряжкой с гербом шотландского вельможи, Клер как бы услышала завывание ветра в зарослях вереска я низкое гудение волынок, залпы пушек Каллодина и рыдания вдов. оплакивающих павших в битве мужей. Ей почудились ликующие крики победителей, она угадывала мрачное молчание побежденных, пробуждение надежды, связанной с восшествием на престол Красавчика Чарли, принца Шотландского, и отчаяние, когда он потерпел поражение. Как наяву Клер услышала о предательстве Кэмпбеллов, в ушах у нее звучали стенания шотландцев, которые вели многовековую борьбу с англичанами.

Все это пронеслось в голове Клер при виде Гарри, потомка славной семьи Макарренов. Другие женщины увидели бы в нем просто красивого и бравого молодого человека. Воображение же Клер рисовало этого светловолосого гиганта сидящим во главе тяжелого дубового стола с серебряным кубком в руке. На лицо его падает отсвет огня, горящего в очаге, и он призывает своих людей следовать за ним. Он – вождь.

Гарри же увидел маленькую полногрудую девушку из Америки, довольно хорошенькую. Особенно привлекательной делало ее выражение лица. На нем был написан живой интерес ко всему и вся. Когда Клер взглянула на Гарри, ему показалось, что в этот момент он для нее – единственный мужчина на земле, которому стоит внимать. Ее большие темные глаза светились пытливым умом. Маленькая и изящная, она двигалась быстро, и в ее походке чувствовалась решительность, которой недоставало большинству женщин.

Гарри сразу понравилась живость Клер. Она не могла усидеть на месте ни минуты, ей все время хотелось куда-то бежать, что-то смотреть. Когда Клер предложила устроить пикник, Гарри с друзьями решили принять в нем участие. Девушка забавляла его. Иногда она слишком много говорила об истории Шотландии, но Гарри находил это весьма занимательным, особенно когда она принималась плакать, рассказывая о какой-нибудь битве столетней давности. Она считала героями множество шотландцев, чьи жизни, по ее мнению, были полны славных дел. Когда Клер говорила о них, ее взгляд становился рассеянно-мечтательным, а Гарри в такие мгновения больше всего интересовала ее восхитительная грудь.

А уж когда Клер назвала умершего брата Гарри одним из своих любимых героев, он даже поперхнулся вишневой косточкой и чуть не задохнулся. Однако Клер, никогда не терявшая присутствия духа, тут же заставила Гарри перегнуться через стул так, чтобы спинка надавила на живот молодого шотландца, и сильно ударила его по спине между лопатками. Косточка вылетела из глотки Гарри и, пролетев через всю гостиную, шлепнулась в чашу с пуншем.

Именно этот случай окончательно убедил Гарри в том, что Клер ему подходит. Брэмли Хаус нуждался в хозяйке, которая умела бы быстро принимать решения и претворять их в жизнь. Да и всем остальным владениям Гарри нужна была хозяйка с деньгами Клер.

Сама Клер была просто потрясена вниманием, оказанным ей настоящим шотландским герцогом. В его присутствии она едва осмеливалась дышать и только смотрела, слушала и улыбалась ему. Она говорила то, что, как ей казалось, он хотел услышать, и делала то, чего он желал. Оставаясь одна, Клер думала о Гарри и вздыхала.

Мать юной американки была вне себя от радости, что ее дочь влюбилась в настоящего герцога.

– Но он ведь еще и потомок клана Макарренов, – говорила Клер, но это ничуть не волновало ее мать.

Когда-то Арва Уиллоуби была очень красива, но теперь она совсем перестала обращать внимание на свои формы, выпиравшие из корсета. И она вовсе не собиралась позволить дочери – слишком скромной и наивной, по ее мнению, – упустить такой шанс. Арва делала все, чтобы научить дочь искусству покорять сердца мужчин.

Во-первых, она не разрешала молодым людям оставаться наедине. Она утверждала, что интерес мужчины к женщине только растет, если он видит ее не каждый день. Женщина слишком много времени проводит с мужем после свадьбы, так что не нужно часто видеться с ним до заключения брака,

– Но мама, – возражала Клер раздраженно, – герцог еще не просил моей руки. А как я определю, хочу ли сама выйти замуж, если не узнаю его?

Как обычно, у Арвы на все был ответ.

– Ты думаешь, что знаешь жизнь, потому что провела несколько лет, уткнувшись в книжки? На самом деле ты ничего не знаешь ни о мужчинах, ни о женщинах.

Клер была слишком счастлива, чтобы скептицизм матери подействовал на нее. Она только улыбалась и думала о Гарри и его предках, живших в горах на севере Шотландии.

Через месяц после знакомства с Гарри у Клер появились сомнения.

– Мама, мне кажется, нам с Гарри совершенно не о чем говорить. Он слушает меня, улыбается, но никогда не отвечает. Иногда я думаю, что Его светлость даже не знает, кто такой Красавчик Чарли.

– Дитя мое, на что ты жалуешься? Ведь твой возлюбленный божественно хорош собой, он герцог! Чего тебе еще?

– Чтобы было с кем поговорить…

– Еще чего! – фыркнула Арва. – Кому нужны разговоры между мужем и женой? Через год после свадьбы ты ограничишься словами: «Передай мне, пожалуйста, масло», а если у тебя хорошие слуги, то не придется говорить и этого. Твой отец и я не разговариваем годами и все-таки очень любим друг друга.

Клер уткнулась в книгу.

Арва взяла ее за подбородок, заставив поднять голову.

– Я знаю, что значит быть молодой и влюбленной. Конечно, ты сомневаешься. Все сомневаются в твоем возрасте. Но, поверь мне, тебе не о чем беспокоиться. Твой герцог хорош собой, добр, внимателен и заботлив. Вспомни, какие цветы он прислал тебе на той неделе. О таком мужчине женщина может только мечтать. А если он немногословен, это только к лучшему. Ведь ты сама рассказывала мне, что он слушает тебя? Дорогая, мужчине, который слушает то, что говорит ему женщина, просто нет цены!

Клер заставила себя улыбнуться, а мать забрала у нее книгу.

– Ты испортишь себе зрение, если будешь так много читать. – Она взглянула на переплет. – А кто такой капитан Бейкер?

– Путешественник и исследователь. Величайший исследователь в мире. Говорят, он родственник герцога.

Перехватив восторженный взгляд Клер, ее мать нахмурилась.

– Дорогая, я знаю, как приятно мечтать. У меня тоже были фантазии, но я кое-чему научилась в жизни. Будущее женщины, все ее существование зависит от мужа. А эти люди, о которых ты мечтаешь, все эти… – она оглядела спальню Клер, полную книг, они повсюду сопровождали семью Уиллоуби, – все эти изобретатели, художники, писатели, да и этот твой исследователь – не те люди, с которыми можно жить. Ну да ладно, ты все поймешь сама, когда выйдешь замуж. Я не буду тебе ничего говорить, надеюсь, Гарри достаточно практичен.

Хотя Клер не очень вникала в слова матери, что-то в наставлениях Арвы ей не понравилось.

– Я хочу любить своего мужа.

– Конечно! И ты любишь Гарри, разве не так? Да и как может быть иначе?!

Клер подумала о Гарри, представила себе его красивые голубые глаза, шотландскую юбку… Арва улыбнулась дочери.

– Есть еще кое-что. Подумай, Клер, что такое быть герцогиней. Каждое твое желание, каждый каприз выполняются еще до того, как ты сама поймешь, чего хочешь. Ты сможешь встречаться со всеми этими странными людьми, о которых читаешь. Разве они посмеют отклонить приглашение герцогини? Ты сможешь делать все, что захочешь, тогда, когда захочешь. – Улыбка сошла с ее лица. – В завещании твоего деда есть один пункт… Мы с отцом одобряем твое замужество. Если ты выйдешь замуж за Гарри, то получишь свою долю наследства. А если нет… – Она снова улыбнулась. – Я не угрожаю тебе, дорогая, делай, что сочтешь нужным, но ведь у тебя есть младшая сестра, о которой нельзя забывать…

С этими словами Арва вышла из комнаты дочери. Мать часто казалась Клер пустой, недалекой и невежественной женщиной. Но иногда она просто пугала ее.

Клер отложила книжку капитана Бейкера и разгладила руками складки на платье. О чем она думала? Ах да, Гарри, герцог Макаррен, божественное создание, и она действительно любит его. Мать права, как можно не любить Гарри?! В нем нет недостатков. Если бы женщина могла произвести на свет совершенного человека, это был бы именно Гарри.

Клер громко рассмеялась. Что за глупости! Она любит Гарри и, возможно, станет герцогиней. Она – самая счастливая и удачливая женщина в мире.

В следующее воскресенье Гарри пригласил Клер на прогулку по озеру. Он подплыл на лодке к красивому маленькому островку и помог Клер выйти на берег. Девушка опустилась на плед, который Гарри расстелил на траве, а Гарри уселся подле нее. На нем была старомодная полотняная рубаха с широкими рукавами. Она выглядела совершенно застиранной и пожелтевшей от времени. В расстегнутом вороте виднелись гладкая шея и грудь Гарри. Он был в старой зеленой шотландской юбке, не стеснявшей движений, и сидел, расставив ноги. В седло он вскакивал быстро и решительно – говорили, что одна юная леди упала в обморок, увидев, как молодой герцог садится на лошадь. Вот и сейчас он развалился на траве, юбка, стянутая на талии широким поясом, небрежно задралась. Поглядев на Клер, он вдруг сказал:

– Знаете, вы мне очень нравитесь.

Сердце ее забилось сильнее, горло перехватила судорога. Она не знала, что взволновало ее больше – сам Гарри или его неземная красота, как говорила ее слишком много позволявшая себе сестричка. Но Гарри действовал на нее самым невероятным образом.

– Я тоже… Вы тоже нравитесь мне, – пролепетала она.

– Я хочу знать, согласитесь ли вы стать моей женой?

Клер повернулась к герцогу, глаза ее широко распахнулись. Она ждала, она надеялась однажды услышать эти слова, но они все равно прозвучали неожиданно. Девушка не знала, что ответить.

– Я понимаю, что прошу многого, – продолжал Гарри. – Мне принадлежит несколько ужасных владений, в том числе отвратительный старый дом под названием Брэмли. Он вот-вот развалится. Есть и другие проблемы, но вы так нравитесь мне…

Клер вздохнула и проглотила стоявший в горле ком. Она хотела овладеть собой, прежде чем отвечать. Иногда, вдали от Гарри, она сомневалась, не зная, подходят ли они друг другу, но эти мысли мгновенно исчезали, стоило ему оказаться рядом. В душе у нее звучали волынки, сердце пело.

Клер медлила с ответом, не желая показать, как сильно ей хочется выйти за него замуж. Глядя на сильные стройные ноги Гарри, она готова была взобраться босиком на покрытую снегом гору, лишь бы стать женой божества и шотландской герцогиней.

– У вас очень старый дом? – спросила она, стараясь, чтобы голос ее звучал спокойно.

Гарри запрокинул голову, подставляя лицо солнцу. Ресницы у него были длинные и густые.

– Не помню. Кажется, Брэмли построили то ли в XIII, то ли в XIV веке.

– Это замок?

– Когда-то был им. Одно его крыло очень старое, оно почти обвалилось, но кто-то из моих предков возвел новые строения вокруг.

Клер поняла не сразу.

– То есть кто-то выстроил новый фасад? И внутри вашего дома стоит замок?

Гарри только хмыкнул в ответ.

Воображение унесло Клер далеко-далеко. Она думала о семье, веками жившей в одном и том же доме, о древних стенах, впитавших в себя историю.

– А Брэмли очень большой?

Гарри опустил голову и ухмыльнулся. Сердце Клер екнуло.

– Я так и не увидел весь дом целиком.

Такой огромный дом, что даже хозяин не обошел его комнаты! Девушке трудно было даже представить себе такое.

– Да, – прошептала она. – Да, я согласна стать вашей женой.

Клер больше не могла сдерживаться. Она вскочила и начала кружиться, юбка сбилась набок. Гарри не мог удержаться от смеха – она напоминала развеселившегося щенка. Ему очень нравились американские девушки: они говорили то, что думали, и поступали, повинуясь чувству.

– Я буду для вас лучшей герцогиней во всем мире, – сказала она. – Вы увидите. Боже мой, я думаю, это так интересно – быть герцогиней!

Не говоря ни слова, он медленно протянул свою большую руку, положил ее на затылок Клер и притянул ее лицо к своему. Клер никогда еще не целовалась и очень боялась сделать что-нибудь не так. Клер старалась быть послушной, но, когда он прижал ее к себе, отвернула голову в сторону. Ей с трудом удалось уклониться от его ласки. В смятении она опять уселась на плед, исподлобья взглянула на Гарри. Он посмотрел на нее сердито-удивленным взглядом.

– Но почему?.. – начал он. – Мы ведь собираемся пожениться!

Клер пыталась успокоиться. С ней случилась странная вещь: когда Гарри решил поцеловать ее, волынки в сердце замолчали.

– Вы должны познакомиться с моей матерью, – сказал Гарри. – Сейчас сезон охоты, у нас будут гости. Вы поживете в Брэмли с моей семьей, а через некоторое время мы поженимся. – Да. – Больше Клер ничего вымолвить не смогла. Они замолчали. Клер уже



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация