А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


новое депо Центральной железной дороги, больница, немного жилых домов в западной части города. Повезло также дому Консуэло и Дому Успокоения.

– Мне жаль «Эльдорадо», – проговорила Сирена.

– Можешь не сожалеть.

– Ты будешь его восстанавливать?

– Нет, – ответил он решительно, – с этим покончено.

– Я рада. – Пришел конец не только «Эльдорадо». Консуэло уехала. Натан, Лесси, Перли, старейшина Гриер – все они были теперь мертвы. Вместе с ними из ее жизни многое ушло в прошлое, как и из жизни Варда тоже. Что теперь ждет их обоих впереди?

– Тебе не приходило в голову вернуться в Натчез? – спросила Сирена.

– Раньше – часто. Теперь нет. Что-то в этих местах влечет меня к себе… горный воздух, прохлада. Не знаю, но на тебя это тоже со временем подействует. А ты сама как считаешь? У тебя ведь остались родственники в Луизиане, так?

– Нет, они мне больше не родственники. Они отказались от моих родителей и от меня тоже. Если два года назад они не хотели иметь с нами никаких дел, не думаю, что они захотят признать меня сейчас. Нет, в Луизиане мне делать нечего.

Некоторое время назад она поняла, что не сможет вернуться, да ей больше и не хотелось возвращаться. Но сейчас речь шла об одиночестве. Ей стало бы куда легче, если бы за прошедшие несколько дней Вард хотя бы намекнул, что их теперешние отношения останутся такими и в будущем. Однако она не находила этому никаких подтверждений. Он упорно избегал разговора на эту тему, точно так же, как не желал вспоминать об ужасной смерти Перли и старейшины, чьи обгорелые тела покоились на кладбище на горе Пиза. Сирена знала, что Вард даже послал Перли цветы на гроб. На похороны он прийти не смог, и на могиле, насколько она знала, тоже до сих пор не был.

Сирена не слишком волновалась из-за того, что Вард испытывал к покойной жалость и считал себя виновным в ее горестной судьбе. Ее беспокоило, что он мог точно так же смотреть и на отношения с ней.

Несколько минут они ехали молча. Наконец Сирена рассеянно проговорила:

– Если бы я знала, что мы так далеко поедем, я бы захватила с собой что-нибудь поесть.

– Осталось уже немного, – ответил он.

Сирена посмотрела на него из-под опущенных ресниц. Ей показалось, что Вард неожиданно побледнел и его лицо сделалось мрачным. Сирена уже собиралась спросить, куда он ее везет, но в последний момент передумала. Если его настроение соответствует виду того места, куда они направлялись, ей лучше подождать и увидеть все самой.

Они свернули с главной дороги на узкую колею, поднимавшуюся к гребню горы. Ближе к вершине колея наконец исчезла. Вард отпустил вожжи и вышел из экипажа.

– Дальше мы пойдем пешком, – сказал он, пристально посмотрев на Сирену светящимися зелеными глазами.

Он помог ей выбраться из коляски и привязал лошадей. Вард поддерживал спутницу под локоть, пока они поднимались по склону, тяжело дыша в разреженном воздухе.

Добравшись до самой верхней точки, они наконец остановились Невдалеке виднелась шахта «Анаконда», окружающие ее постройки и горняцкий поселок. Позади высились покатые склоны горы без единого деревца на них, а за ними – заснеженные цепи Сангре-де-Кристо.

Еще ближе, на пологом склоне, громоздились желтые, серые и оранжевые кучи породы, выброшенные из узкой щели в земле, словно грязь из норы суслика. Над ними возвышалось несколько покосившихся, иссеченных ветрами и дождем столбов. На одном из них виднелась прибитая широкая доска с полустершимся именем. Это был чей-то старательский участок, место, где кто-то работал не покладая рук в надежде обрести богатство, пока не растратил все силы, разбивая гранит, поблескивающий теперь на солнце вкраплениями кварца.

– Ты знаешь, что это? – спросил Вард, указав на сваленные горой камни.

– Это чей-то участок.

– Да, но как он называется?

Сирена подошла поближе к столбу с доской. Прищурившись, она с трудом разобрала надпись. Участок назывался Дрэгон-Хоул.

– Дрэгон-Хоул, – повторила она тихим голосом. Потом ее глаза неожиданно расширились. – Это?..

– Да, тот самый. Хочешь посмотреть?

Побледнев, Сирена вздернула подбородок.

– Вряд ли.

– А я советую взглянуть, – усмехнулся Вард и слегка подтолкнул ее вперед.

В его голосе звучали металлические нотки. На мгновение Сирену охватил страх, дрожью отозвавшийся во всем теле. Высвободив руку из ладони Варда, она отошла в сторону и заглянула прямо в его зеленые глаза, с игравшими в них золотистыми искорками. Это предало ей храбрости, и она наконец приблизилась к вырубленной в горном склоне норе.

Шахта оказалась не очень глубокой, не больше восьми футов. На дне лежало несколько небольших кучек свалившейся сверху породы – немного грязи пополам с камнями, но стены оказались такими же твердыми, как и пол. Она не увидела ничего, кроме порыжевшей сосновой хвои и молодых игл, занесенных сюда ветром; ни скрюченной человеческой фигуры, ни разложившегося тела, ни истлевшего скелета. Она не заметила никаких признаков того, что Отто Бруин когда-либо находился в этой норе под названием Дрэгон-Хоул.

Сирена стремительно обернулась.

– Где он? Где Отто?

– Не имею понятия. Когда я вернулся за ним в ту ночь, он очень сожалел о том, что с ним случилось, однако выглядел вполне живым. Я предложил ему или остаться навсегда в этой норе, или взять лошадь, на которой я его сюда привез, и убираться из этих мест как можно скорее. Он счел более мудрым последнее предложение.

– Значит, я его не убила?!

– К сожалению, нет.

Сирена стояла ошеломленная, не в силах осознать свалившуюся на нее новость.

– Но ты… ты же сказал, что оставил его здесь! Рассказал об этом во всех подробностях.

– Должен признать, у меня получился неплохой рассказ.

Несмотря на веселый тон, взгляд его по-прежнему оставался мрачным.

– Но… зачем? Вард, почему?..

– А ты не догадалась? Я хотел, чтобы ты стала моей, Сирена, любой ценой. Но ты вышла за Натана. Я понимал, что ты не станешь встречаться со мной тайком от него, даже если я тебе и нравился, в чем, кстати, у меня имелись все причины сомневаться.

– Значит, ты шантажировал меня на пустом месте?

– Риск стоил того.

Ветер ворошил его волосы, трепал ворот рубашки, который он выпустил поверх вельветовой куртки, так что его концы хлестали Варда по худым щекам. Порывы ветра прижимали к телу Сирены серо-лиловые юбки, подчеркивая безупречные очертания фигуры.

– Ты заставил меня считать себя убийцей, думать, что я застрелила человека… Боже мой!

– Ради бога, Сирена, – сказал Вард хрипло, – не надо на меня так смотреть. Я бы жизни не пожалел, лишь бы ты меня простила, но только ты вряд ли ее возьмешь. Тебе пришлось немало выстрадать, но я сам переживал в тысячу раз сильнее из-за того, что натворил. Наша сделка доставляла мне удовольствие, но всякий раз, когда я смотрел в твои глаза, я видел в них только презрение, которого я вполне заслуживал; даже сжимая тебя в объятиях, я понимал, что ты не принадлежишь мне.

– Как ты мог так поступать, если я тебе нравилась?

– Нравилась? Это слишком слабое слово, чтобы выразить мои чувства по отношению к тебе. Я люблю тебя, Сирена. Вот почему я так хотел, чтобы ты осталась со мной. Любой ценой…

– Но ты же покидал меня снова и снова.

– Что за жизнь ждала тебя в «Эльдорадо»? Мне следовало сменить занятие. В первый раз я поехал в Денвер в надежде заработать состояние на приисках. Убедившись наконец, что трачу деньги впустую, я решил искать золото в горах. Мне не повезло и там, хотя, стоило мне уехать, мой участок оправдал себя, но я уже не мог что-либо изменить. И потом, когда Натан умер, мне нужно было оставить тебя одну в Бристлеконе, потому что со мной тебя ждала опасность. А знал, что Перли что-то замышляла, но не знал, что именно. Мне показалось, что, если я вернусь в «Эльдорадо», она остановится. Я снова ошибся и чуть было не лишился всего – я едва не потерял тебя.

– На твоем месте я бы не стала об этом вспоминать. Ведь ты тоже чуть не погиб.

– Я забыл все, кроме твоих слов, когда ты заявила этому маньяку, что любишь меня. Умоляю, Сирена, теперь, когда ты все знаешь, скажи правду. Солгала ли ты тогда в горячке спора или произнесла те слова от всего сердца?

– О, Вард, – прошептала она, почувствовав, как к горлу подступил комок.

Приблизившись к Варду нетвердой походкой, Сирена бросилась к нему в объятия. Он повернулся, не выпуская ее из рук, и осторожно поставил на камни горного склона. Светлое голубое небо над их головами, казалось, закружилось стремительным ослепляющим водоворотом.

– Да, я люблю тебя, – сказала Сирена, прижавшись к теплой шее Варда.

– Ты согласна стать моей женой, – спросил он глухим голосом, – если я всю жизнь буду мучить тебя признаниями в любви, пока они не надоедят тебе до смерти? Если я всегда буду рядом и не дам тебе шагу ступить без меня? Согласна, если тебе придется терпеть мои ласки и до конца дней спать со мной в одной постели?

– Наверное, я это как-нибудь переживу, – счастливо засмеялась Сирена. Ее серо-голубые глаза светились теплом и лаской.

Вард ответил ей страстным нежным поцелуем, накрепко запечатавшим ее губы, так что она больше не могла произнести ни слова.

Сирена обвила руками его шею, так что их щеки соприкоснулись.

– Может, нам лучше вернуться домой? – прошептала она. – Здесь столько камней на земле, что ее никак не назовешь удобной.

– На земле? – рассеянно переспросил Вард, снимая с ее головы широкополую шляпу, чтобы удобнее было целовать ее глаза, щеки, губы…

– В Бристлеконе достаточно кроватей, которые подойдут нам гораздо больше. Мне просто не терпится поскорей проверить, будешь ли ты мучить меня своей любовью так, как я это представляю. Похоже, мне не хватит всей жизни, чтобы разобраться в этом до конца.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация