А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


дыхание. Град молотил по спинам лошадей, по упряжи и седлам.

От града, казалось, стало немного светлее. Сирена видела, как разъяренные лошади брыкались и рвали удила. Когда мужчина вышел из-под навеса и направился к ним, одна из лошадей оборвала веревку и убежала. Мужчина бросился к другой лошади, вскочил на нее и через минуту исчез в темноте. Стук копыт потонул в шуме разбушевавшейся стихии.

Сирена села на лежанке. Одеяла успели остыть, и она вся продрогла. Парусина с каждой минутой становилась все тяжелее. Интересно, как далеко сможет убежать лошадь, прежде чем он поймает ее? И сможет ли он потом в темноте найти дорогу назад? Сирена содрогнулась при мысли, что ему придется провести всю ночь в прерии без крова в такую непогоду. А если он не поймает лошадь, то ей придется распрощаться с надеждой добраться до Колорадо-Спрингс верхом.

Град прекратился так же неожиданно, как и начался. Дождь тоже перестал. Ночь была холодной. Стояла мертвая тишина. Земля была покрыта белым покрывалом ледяных градин. Небо прояснилось, на нем появились звезды.

Сирена на минуту задумалась, затем вскочила, отодвинула саквояж и сняла с него плащ, которым он был накрыт. Откинув крышку, она вынула оттуда теплое стеганое одеяло. С плащом в одной руке и одеялом в другой она расчистила ногой место между кострищем и палаткой, расстелила плащ и улеглась на него, закутавшись в одеяло.

Поначалу одеяло казалось холодным и сырым, но понемногу Сирена стала согреваться. Она закрыла глаза.

Сирена не представляла, как поступит этот человек, когда вернется и найдет ее здесь. Эта мысль пугала ее, но она не находила выхода. Она, конечно, могла бы сбежать, но в этой пустыне ничего не стоило заблудиться и умереть от голода. А тут есть хотя бы пара лошадей. Сирене хотелось верить, что незнакомец, разделивший с ней ужин, не поведет себя с ней слишком навязчиво, во всяком случае, когда увидит, что она устроилась на ночлег. Конечно, она не могла рассчитывать на это с полной уверенностью, но все же надежда немного успокоила ее, и она наконец заснула.

Проснулась Сирена на рассвете. Небо казалось совсем серым. Где-то рядом послышался треск, в воздухе запахло дымом. Повернув голову, она увидела мужчину, стоявшего на коленях возле кострища. Судя по его лицу, он провел бессонную ночь. Землю еще покрывали не растаявшие градины. Обе лошади стояли на прежнем месте.

– Вы поймали их? – тихо спросила Сирена.

– Наконец-то.

Оторвавшись от костра, мужчина бросил на нее беглый взгляд. Он взял кофейник, наполнил водой, насыпал свежий кофе, потом поставил его на огонь и опять посмотрел на Сирену.

– Хорошо спалось? – спросил он с иронией.

– Да, спасибо, – ответила Сирена, вскинув подбородок.

– Поскольку я имею удовольствие разделить с вами завтрак, может, вы окажете мне честь и сообщите, как вас зовут?

Сирена назвала свое имя.

Он посмотрел на нее каким-то странным взглядом.

– Звучит вполне правдоподобно.

– Конечно. Вас это удивляет?

– Большинство женщин в вашем положении предпочитают скрывать свое имя.

– Как это понимать?

– Да бросьте вы. Женщины вроде вас выбирают себе простые, легко запоминающиеся имена. Неплохая мысль, особенно для тех мест, где есть золото. Шахтеры и скотоводы – народ грубый. Если вы не придумаете себе какую-нибудь кличку, они сделают это за вас, и вовсе не обязательно, что она вам понравится. Сварливая Нелл или Неряха Салли, например.

– Ваши знакомые – леди? – усмехнулась Сирена.

– Леди вряд ли, просто обычные женщины.

– А вы, конечно, легко можете определить разницу?

Такой сарказм удивил его.

– Думаю, да.

– Я в этом очень сомневаюсь.

– Правда? – спросил он, взглянув на ее спутанные волосы. Заметив, что на корсаже платья не хватает нескольких пуговиц, Сирена быстро завернулась в одеяло.

– Для того чтобы распознать в женщине леди, нужно быть джентльменом, а вам до этого очень далеко.

– Да. Хоть я и ношу фамилию Данбар, я не джентльмен и даже не стремлюсь им стать.

– Данбар? – Эту фамилию хорошо знали на Миссисипи. Данбарам не только принадлежали почти все земли вокруг Натчеза, но некоторые из них стали юристами, а один даже выбился в губернаторы. Их владения тянулись до Нового Орлеана, И они всегда заметно отличались от других плантаторов, приезжавших в Кресент-Сити на зиму.

– Вард Данбар, к вашим услугам.

– Вы из штата Миссисипи?

– Нет, – ответил он, нахмурившись, а потом поднес кофейник поближе к огню и тут же отдернул руку.

Сирена заметила, что ему не понравился ее вопрос, однако она продолжала:

– Странно. Я готова поспорить, что вы родом из тех мест. У вас характерный акцент.

– Вы ошибаетесь.

Сирена не сомневалась, что он лжет.

– Правда? – спросила она, склонив голову набок.

– Я живу в Криппл-Крике, я совладелец салуна «Эльдорадо», золотоискатель и игрок. Вот и все.

– Золотоискатель?

– Да.

– И долго вы этим занимаетесь? Я… Мне казалось, золотая лихорадка в Криппл-Крике началась не так давно, года три назад.

– Ну, это не так уж и мало. Три года довольно большой срок.

– Но до этого вы, наверное, жили где-нибудь еще?

– Нет, – отрезал он.

– Понятно. Может, в Колорадо не только женщины меняют имена?

Вард бросил на нее сердитый взгляд.

– Нет, – поспешно ответил он, – это мое имя, нравится вам оно или нет. И Другого мне не нужно.

Сирена поднялась на ноги. Вард отвернулся и взял торбу. Пришло время кормить лошадей.

Откинув одеяло, Сирена попыталась разгладить складки на платье. Бесполезно. За ночь платье основательно измялось. Ей хотелось расчесать волосы, но она опасалась, как бы Вард Данбар не подумал, что она делает это специально для него. Когда уже совсем рассвело, Сирена увидела невдалеке небольшой колодец. Накинув шаль, она направилась за водой.

Когда она вернулась, Вард жарил бекон. Взглянув на девушку, он спросил:

– Вы умеете печь блины?

– Думаю, да, – кивнула она.

– Прекрасно. – Он показал на коробку с мукой.



Позавтракав, они тщательно вычистили посуду песком и вымыли ее. Свернув одеяло, Сирена убрала его в саквояж, затем расправила плащ, на котором спала. Вард быстрыми привычными движениями упаковал свои вещи. Сирена подошла к костру и протянула Варду сложенный плащ. Он взял его, не сказав ни слова. Обернувшись, девушка взглянула на саквояж, потом на повозку, на длинную цепь сверкающих на солнце гор. В стороне стояли лошади, одна из них была под седлом. Они встряхивали гривой, отгоняя комаров. Сирена решительно посмотрела на Варда.

– Подержите вот здесь, – попросил он, показывая на седельную сумку, в которую укладывал вещи.

Сирена повиновалась. Вард обвязал сумку кожаными ремнями.

– Мистер Данбар?

– Вард. Называть меня мистером Данбаром надоест вам еще до того, как мы доберемся до Колорадо-Спрингс.

Благодарная не столько за приглашение, сколько за то, что он избавил ее от необходимости начинать разговор самой, Сирена спросила:

– Так мне можно ехать с вами?

Вард посмотрел на нее с улыбкой.

– Я, конечно, не джентльмен, – проговорил он мягко, – но я и не свинья, чтобы оставить женщину одну в пустыне.



За час до заката они наконец добрались до оживленного Колорадо-Спрингс. Последние несколько миль Сирена не сводила глаз с гор. Издали огромные глыбы песчаника казались голубыми, их вершины окутывала легкая вуаль облаков. Склоны поросли соснами и осинами, чьи бархатные ветви, казалось, покрывало золотое кружево, спускавшееся к самому подножию подобно шлейфу платья.

Там, где начинались горы, напоминавшие крепостные валы, стояли каменные часовые из песчаника, огромные бесформенные творения природы, рядом с которыми здания расположившегося у их подножия города казались карликами.

Колорадо-Спрингс был застроен деревянными домами, по большей части в один или два этажа. В северной части города находились более претенциозные здания со сверкающими куполами и башенками, похожие на резные пряничные домики. На улицах делового района на каждом шагу попадались лавки, магазины, конторы золотодобытчиков, банки, рестораны и пансионы. Кроме того, здесь построили немало отелей. Среди них самым шикарным и причудливым считался «Антлерс», один из немногих в западном Миссисипи, где, по словам Варда, было электрическое освещение, холодная и горячая вода.

Жизнь в городе била ключом. Около каждого магазина стояли привязанные лошади. Кабриолеты, двухместные экипажи, груженые повозки поднимали облака пыли. Промышленники в твидовых сюртуках с кожаными отворотами, в зеленых вельветовых штанах и ботинках на шнуровке; золотоискатели в пыльных изношенных киперных шляпах и в грязном белье, торчавшем из-под расстегнутых рубашек; дамы в платьях из набивного атласа и шелка, застегнутых на все пуговицы, в шляпках с бантами, перьями и вуалями, спасающими от пыли; джентльмены в черных костюмах и щегольских английских котелках. Этот город одновременно очаровал и испугал Сирену. От него как будто исходила какая-то приятная сила, он весь кипел энергией и вместе с тем по сравнению с пышной, похожей на рай Луизианой казался сухим и жестоким.

– Ну, как вам нравится «маленький Лондон»?

Сирена обернулась к Варду, который ехал рядом.

– Вы имеете в виду Колорадо-Спрингс?

– Его так прозвали из-за английских обычаев, которые укоренились здесь за последние двадцать лет. Здешние жители, например, пьют чай с булочками в пять часов вечера. По их мнению, это свидетельствует о том, какой у них трезвый город.

Молча улыбнувшись, Сирена приблизилась к обочине, пропуская коляску. Ее внимание привлек один из магазинов. Она увидела там мужчину с мальчиком в темных одеждах мормонов. Ее сковал страх. Мужчина не повернулся, не заметил ее. Девушка и сама не понимала, почему так испугалась. Она же знала, что мормоны должны находиться здесь. Когда они с Вардом въезжали в город, она увидела их повозки возле реки, которую Вард назвал Маунтин-Крик. Просто она надеялась, что к тому времени, как они доберутся до Колорадо-Спрингс, мормоны уже покинут его. Впрочем, это не имеет значения. В таком большом городе, как этот, она уж как-нибудь сумеет избежать встречи со старейшиной Гриером и его окружением.

Сирена до сих пор не верила, что она наконец-то приехала сюда. Ее настолько захватила мысль о скором окончании путешествия, что она даже не задумывалась о том, что будет делать дальше. Вард порекомендовал ей недорогой пансион в доме одной вдовы. Хотя Сирена и не упоминала об этом, денег у нее оставалось только на два дня, так что ей требовалось найти недорогое жилье. Кроме того, ей следовало срочно подыскать работу. В таком процветающем городе для нее наверняка найдется какое-нибудь занятие. Она взялась бы за любое дело, у нее хватало сил, она была сильнее, чем могло показаться, и, самое главное, она хотела работать.

Где-то вдалеке послышался гудок паровоза. Сирена посмотрела на Варда.

– Вы уедете на этом поезде?

– Вряд ли. Когда я уезжал, быстрее всего добраться до Криппл-Крика можно было по железной дороге Флоренс – Кэнтон-Сити. Пульмановский поезд прибывает в Колорадо-Спрингс через сутки. Это как раз мне подходит.

Сирена не удивилась, узнав, что этот золотоискатель провел большую часть последних трех месяцев в седле. Пока они ехали сюда, он рассказал ей, что привык жить по нескольку недель в горах. Причем даже не из-за золотой лихорадки, хотя он и не отрицал, что и сам не избежал этой заразы; он наслаждался, оказавшись в спокойных голубых горах. После долгой зимы, проведенной в душных, прокуренных комнатах, где он задыхался от жары и запаха пота, ему обязательно требовалось выбраться на свежий воздух и побыть в одиночестве. Варду пришлось немного сократить путешествие из-за того, что ему предстояло ехать по делам на Юг. Он как раз возвращался в город, собираясь заняться делами, когда повстречался с Сиреной.

Вард повернулся к ней и сказал:

– Знаете что, если хотите, я могу взять вас с собой в Криппл-Крик.

Сирена покачала головой, улыбаясь. Она уже несколько раз пыталась убедить его, что она вовсе не та, за кого он ее принимает. Все, что приходило ей в голову, казалось слишком неубедительным. Кроме того, она боялась, что, если он поверит ей, это может вызвать у него чувство ответственности за нее. Меньше всего на свете ей хотелось остаться наедине с мужчиной. На собственном горьком опыте Сирена уже убедилась, к чему это приводит. Вообще она не могла пожаловаться на спутника. Он не приставал к ней с той самой ночи, когда она перебралась с его лежанки на холодную землю. И все же в его взгляде чувствовалось нечто такое, что вызывало у девушки смущение. Поэтому она постоянно оставалась начеку Нет уж, спасибо, она сама о себе позаботится.

– Вы, наверное, собираетесь взять в оборот кого-нибудь из местных миллионеров? Должен вас предупредить, здесь жесткая конкуренция.

Сирена никак не отреагировала на эту его издевку.

– Я в этом не сомневаюсь.

– Если вы действительно хотите поиграть в такие игры, – сказал он, нахмурившись, – тогда вам, по-моему, нужно поскорее обзавестись новым гардеробом, потому что без этого вся ваша красота ничего не стоит. Богатые мужчины предпочитают женщин, которых не надо вытаскивать из нищеты.

– Благодарю вас за столь драгоценный совет. Вы собираетесь сказать мне еще что-нибудь?

– Да. Попробуйте начать с казино «Бродмур» и с загородного отеля. Почти все мужчины собираются там по вечерам, чтобы выпить. И еще. Никогда не появляйтесь в Нижнем районе. Состоятельные мужчины никогда не берут себе любовниц оттуда. Они предпочитают свежий товар.

Сирена отвернулась, кровь прилила к ее щекам.

– Да, хорошо, – ответила она, задыхаясь.

Неожиданно Вард нагнулся. Сирена обернулась, и он посмотрел ей в лицо.

– Вы покраснели? – удивился он.

– Я… Это из-за вас, – ответила она. – Не учите меня, как себя вести.

– Да я бы не стал, только вы сами спросили.

По дороге к пансиону, о котором говорил Вард, Сирена больше не произнесла ни слова. Когда они до него добрались, он помог ей спуститься с лошади и отвязал саквояж.

– Может, нужно сначала узнать, есть ли свободные комнаты? – спросила Сирена.

– Для вас найдется место.

Вард не ошибся. Вдова, полная женщина с собранными на затылке седеющими волосами, в



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация