А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Это был высокий широкоплечий мужчина. В руке он держал ружье, тело его казалось напряженным, словно какая-то неведомая сила рвалась наружу из тесного плена. Уверенная осанка мужчины наводила на мысль о его жестокости, и вместе с тем в ней чувствовалось что-то совсем иное, свидетельствовавшее о совершенно противоположных чертах характера. Сирена поспешно отступила назад, собравшись было бежать, но тяжелая ладонь мужчины легла ей на плечо, и она, споткнувшись, ткнулась лбом в его широкую, твердую, как дубовая доска, грудь.

– Куда это вы так торопитесь? – Тихий голос никак не вязался с его громадной фигурой. – Может, зайдете в гости?

Сверкнувшая молния осветила лицо девушки. Она уставилась на незнакомца широко раскрытыми глазами.

– Пустите меня – Голос Сирены потонул в раскатах грома.

– Я сделаю это с превеликим удовольствием, как только объявятся ваши друзья.

– У меня здесь нет никаких друзей, – грустно усмехнулась Сирена.

– Неужели вы думаете, что я вам поверю?

– Придется поверить, потому что это правда.

– Не морочьте мне голову.

– А вам не кажется, что я бы уже давно позвала друзей, будь они тут, неподалеку?

Мужчина молча обдумывал ее слова.

Сирена ощущала его дыхание, видела, как вздымается его грудь. Неожиданно он отпустил ее и учтиво пригласил к костру.

Поправив волосы, она направилась следом. И хотя все его поведение, казалось, свидетельствовало об обратном, она чувствовала себя его пленницей. Сирена протянула руки к огню и только тут поняла, что совсем продрогла.

Мужчина разглядывал ее стройную фигуру, обтянутую старым поношенным платьем, черные локоны, смотрел, как на ее лице играют блики огня.

Почувствовав его взгляд, Сирена подняла глаза. Он напоминал огромную гору. Его загорелое лицо казалось суровым и властным. На нем была льняная рубашка, свитер из верблюжьей шерсти и брюки из грубой хлопчатой ткани, заправленные в дорогие кожаные ботинки. Шляпу он не носил, и порывы ветра трепали его темно-русые волосы.

Незнакомец посмотрел в сторону.

– У вас есть лошадь?

Сирена покачала головой.

– Одна, ночью, без лошади. Прежде чем вы расскажете мне свою историю, позвольте вас предупредить, что вам лучше придумать что-нибудь более-менее правдоподобное.

Ее раздражала его манера разговаривать.

– Я не понимаю, с какой стати я должна вам что-то объяснять. Бояться вам меня нечего, а если я вас чем-то беспокою, то с превеликим удовольствием уйду отсюда.

– Ну, это вряд ли.

– Что значит, «вряд ли»?

– Я бы предпочел, чтобы вы остались здесь, у меня, пока я не выясню, кто вы такая и что здесь делаете одна и без лошадей.

– Но зачем вам это?

– Затем, что я дорожу собственной шкурой и мне не хотелось бы, чтобы ваши дружки у меня что-нибудь стащили.

– Да нет у меня никаких дружков! – закричала Сирена.

– У ночных красавиц всегда есть дружки.

– Но это же смешно. Неужели я похожа на такую женщину?

Он медленно оглядел ее:

– Вы достаточно привлекательны, чтобы соблазнить любого мужчину. Ну а что касается одежды, так роль бедной, невинной девушки, попавшей в беду, используется в таких случаях чаще всего. Было бы глупо наряжаться в лучшие платья и надевать все свои драгоценности, не правда ли?

Сирена вскочила на ноги.

– В таком случае вам, наверное, не терпится от меня избавиться!

– Не думаю, – проговорил он.

Мужчина не двигался, но Сирена понимала, что, если она попытается убежать, он бросится следом и остановит ее. Его испытующий и чуть насмешливый взгляд вызывал у девушки страх. Глубоко вздохнув, она сказала:

– Вы не можете удерживать меня здесь.

– Правда?

Его самоуверенность бесила ее. А еще она злилась от собственного бессилия. Ему ничего не стоило держать ее возле себя, не прилагая к этому почти никаких усилий. Если она попробует убежать, он ее запросто поймает. Она могла бы попытаться отвлечь его и украсть одну из лошадей, но где гарантия, что ей удастся хотя бы закинуть ногу в седло? Сопротивляться ему сейчас казалось ей слишком опасно. Ей совсем не хотелось вновь оказаться в его огромных руках.

– Ладно, дело ваше. Но завтра, когда вы проснетесь и увидите, что я еще здесь, а мои дружки так и не появились, вы поймете, каким дураком вы оказались…

– Может, так, – сказал он спокойно, – а может, нет.

– Уверяю вас, так оно и будет! Если у вас есть глаза, вы, наверное, заметили, что вчера здесь проехали переселенцы. Вы также могли бы догадаться, что я ехала вместе с ними.

– С ними? Сирена отвернулась.

– Да. Я оставила их вчера утром, но это неважно, главное, чтобы вы убедились, что все ваши подозрения совершенно неоправданны.

– В самом деле, я видел какие-то следы.

– Ну вот! – сказала Сирена с торжеством в голосе.

– Даже не верится, что по такой дороге еще кто-то ездит.

Сирена коротко поведала ему о мормонах и об их желании повторить подвиг первых «святых».

– А вы что, тоже «святая»?

Его сарказм разозлил ее.

– Что заставило вас расстаться с ними посреди пустыни, или это не вы так решили?

– Произошла ошибка, – сказала Сирена, поджав губы.

– О, да-да, конечно.

– А вы, наверное, сразу подумали о самом плохом?

– Это помогает сберечь время и силы, особенно когда дело касается женщин.

– Вы, наверное, не видели в жизни ничего, кроме разочарований, и поэтому вас, видимо, не удивит, что мормоны выгнали меня за то, что я заманила старейшину к себе в повозку.

– Ни капли не удивлюсь…

– Так я и думала. Ну что ж, позвольте тогда сказать, что я ничего подобного не делала. Меня обвинил в этом старейшина Гриер, чтобы скрыть собственные грехи. Он сам забрался ко мне в повозку ночью, когда я спала.

– О, я полагаю, вы оказали ему достойный отпор? – поинтересовался мужчина. Выражение его изумрудных глаз казалось одновременно насмешливым и участливым.

– Да, хотя я сомневаюсь, что вы мне поверите.

– И что же вы сделали? Закричали? Он либо слишком смел, либо просто глуп, если решился прийти к вам вот так, не думая о последствиях.

– Если вас интересуют подробности, я ткнула его вилкой, а потом вышвырнула из повозки.

С минуту незнакомец молча смотрел на Сирену, а потом неожиданно расхохотался.

– Вилкой?

– Да, – улыбнулась Сирена.

– Замечательно. Я вам почти верю. Что же, он отказался на вас жениться?

Сирена наградила незнакомца яростным взглядом.

– Да нет же! Как вы не понимаете? Наоборот, он хотел, чтобы я стала его женой!

– Довольно грубый способ ухаживать, не правда ли? Ну а вы что же, предпочли деньги? Женщины в вашем положении часто так поступают.

Сирена смотрела на него с ужасом, не в силах опровергнуть это кошмарное обвинение, предъявленное ей уже во второй раз. Дождь становился все сильнее. Мужчина взглянул на темное небо над головой.

– Давайте зайдем под навес. – Взяв кофейник и бекон, он отошел от костра. – Что вы там расселись? – с раздражением проговорил он. – Идите сюда.

Сирена подняла глаза.

– Я оставила саквояж на дороге.

– Саквояж?

Она кивнула.

– Он может намокнуть. – Она встала и, не дожидаясь ответа, бросилась в темноту.

Естественно, Сирена тут же сбилась с дороги. Она остановилась и откинула со лба мокрые волосы.

– Сейчас вы его не найдете. Подождите до утра! – послышался крик мужчины.

Нет, она должна найти саквояж. Ведь в нем лежит все ее имущество. Вспышка молнии осветила лежащий на дороге саквояж. Сирена тут же к нему подбежала.

– Позвольте мне.

Подхватив саквояж, словно он был совсем пустым, мужчина направился к костру. По пути он даже успевал протягивать Сирене руку, когда она спотыкалась в темноте. Конечно, он мог броситься за ней, не дать ей сбежать, но нести ее вещи он был вовсе не обязан. Этот, казалось бы, вполне естественный поступок смутил девушку. Впрочем, она сейчас просто не успела об этом задуматься. Поставив саквояж, незнакомец прикрыл его плащом, а потом легонько подтолкнул Сирену к навесу. Укрывшись от дождя, она обнаружила, что ей совсем негде сесть. Под этим навесом можно было только лежать. Ей ведь придется спать с ним на одной лежанке! Прежде чем она успела выскочить наружу, он уже встал перед ней, загородив дорогу.

– У меня есть немного хлеба и бекона. – Положив толстый кусок горячего бекона на хлеб, он протянул ей еду. Когда Сирена взяла хлеб, мужчина нагнулся, чтобы налить ей кофе.

Дождь вовсю хлестал по земле. С навеса падали капли. При свете затухающего костра Сирена видела лошадей, которые, казалось, совсем не обращали внимания на стекавшие с их крупа потоки воды.

В укрытии было сухо и тепло. Сирена со вчерашнего дня не ела горячей пищи, и запах кофе показался ей просто божественным. Да, сначала она поест, а потом уже будет думать обо всей этой истории.

Натянуто улыбаясь, она поблагодарила хозяина и, Стараясь не встречаться с его внимательным взглядом, принялась за еду.




3.


Костер совсем погас. Стоящий рядом мужчина стал похож на темный силуэт. Дождь лил с неослабевающей силой.

Доев остатки бекона, Сирена выбросила шкурку. Затем медленно, стараясь растянуть удовольствие, она выпила кофе. Тут она наконец заметила, что незнакомец ничего не пил. Сирена вспомнила, что видела у него только одну чашку.

– Я взяла вашу чашку? Простите. Давайте я ее вымою. У вас есть вода?

– Ничего, – улыбнулся он. Взяв кофейник, незнакомец налил себе кофе и принялся пить его, прикасаясь губами к тому же краю кружки, что и она.

Пытаясь скрыть смущение, Сирена отвернулась. Ей пришло в голову, что он, наверное, следит за ней сейчас. Она и сама не понимала, почему вдруг так засмущалась.

– Вы наелись? – спросил он. Сирена кивнула, и он выставил пустую сковородку и чашку под дождь. Покончив с хлебом, Сирена стряхнула крошки с одеяла.

– Ложитесь, – сказал он, – устраивайтесь поудобнее.

– Я бы предпочла спать одна.

– Если вам хочется промокнуть, пожалуйста, палатка у меня только одна. Конечно, я мог бы уступить ее вам.

– О нет, я не могу вас об этом просить, – поспешно ответила Сирена.

– Очень рад это слышать, – сухо бросил он. – В подобных случаях галантность – совершенно неуместное качество.

– Простите, я вас не понимаю.

– Да бросьте вы. Вам незачем притворяться. Я знал множество женщин, живущих своим умом. Все они берут деньги с мужчин, а те считают, что им есть за что платить.

– Я не… Я никогда…

– Зачем вам это отрицать? Хуже я о вас думать все равно не стану. Я всего лишь хочу, чтобы вы показали мне кое-какие свои штучки. Если вы, моя милая, собираетесь что-то получить в этой игре, вам нужно очень многому научиться. Далеко не всех мужчин можно поймать на хорошенькое личико и душераздирающую историю.

Его наглый покровительственный тон возмутил ее не меньше, чем эти отвратительные слова.

– Понятно, – вздохнула Сирена, с трудом собрав последние крупицы спокойствия. – Это очень мило с вашей стороны, что вы решили меня предупредить. Поверьте, я вам очень признательна.

– Еще бы. Я бы мог вышвырнуть вас отсюда, и, наверное, мне действительно следовало так поступить. В следующий раз придумайте историю поубедительней, чем этот печальный рассказ о том, как вам пришлось защищаться от похотливого старика. Вам никто не поверит. Все в округе знают мормонов и их суровые порядки. Если бы вы оказались невиновны, как вы утверждаете, они бы просто вздернули вас на первом суку. Ваша сделка не удалась, вы остались без денег. Они никогда бы не оставили вас здесь, не будь на то веской причины.

– А вы, оказывается, немало о них знаете! – злобно бросила в ответ Сирена. – И почему это я вдруг решила, что вы мне поверите, когда все другие не верят, не понимаю. Но одно я знаю точно. Я лучше вымокну до нитки, чем буду дальше слушать все эти мерзости!

Она попыталась встать, но он схватил ее за талию и бросил на лежанку.

– Так просто вы отсюда не уйдете, – жестко проговорил незнакомец.

– Но вы, кажется, собирались избавиться от меня, – сказала Сирена.

– Почему это вдруг?

– Если вы… Если, вы верите, что я с ними ехала и что со мной никого нет, вам нужно только отпустить меня, и вы проведете ночь в безопасности и с удобством.

– В безопасности – да, но насчет удобства вы ошибаетесь.

– Я…

– По-моему, вы не доставляете мне никаких неудобств. – Он наклонился и поцеловал Сирену. Его губы показались ей теплыми и нежными. Она на мгновение замерла, ошеломленная столь неожиданным поворотом событий. Ее еще никогда так не целовали. Никогда еще она не ощущала такого волнения. Неожиданно где-то в глубине души стал разгораться жаркий огонь, и все-таки девушку по-прежнему не покидал страх.

Она подняла руки, стараясь оттолкнуть незнакомца.

– Не надо, – взмолилась Сирена почти беззвучно.

– Почему? – прошептал он, целуя ее волосы. – Это такой же способ проводить время, как и любой другой.

– Пожалуйста, вы не понимаете.

– Ты нужна мне, и, по крайней мере сейчас, тебе нужен я и то, что я могу тебе дать. Что тут еще понимать?

Неужели он решил, что она ответит ему только из-за куска хлеба и крыши над головой? Как он мог так о ней подумать? Она не хотела, чтобы ее опять столь жестоко оскорбили. Незнакомец снова попытался ее поцеловать. Сирена отворачивалась, пытаясь вырваться, но он крепко держал ее в объятиях.

От их борьбы подпорки, на которых держался навес, стали раскачиваться из стороны в сторону, из-за чего внутрь проникал холодный воздух. Мужчина прижал Сирену к себе еще сильней, схватил за запястья и повалил на спину. Она чувствовала, как его губы прикасаются к ее щекам и шее. Его дыхание становилось все тяжелее. Потом он стал торопливо расстегивать пуговицы у нее на платье.

– Нет-нет, не надо. Я ведь… – Ее голос потонул в шуме дождя. Капли барабанили по парусине, затем застучало сильнее. Мужчина напрягся, поднял голову и неожиданно вскочил на ноги.

– Град!

Сначала Сирена не поняла его, но, когда он откинул парусину, она увидела, как огромные градины прыгают по земле. Воздух стал таким холодным, что от него перехватывало



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация