А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Подари мне нежность
Донна Флетчер


Братья Синклер #1
Юная Гонора Таннах не боялась ни вечной вражды шотландских кланов, ни диких гор, ни одиночества – ее страшила лишь участь пленницы в замке злого отчима. Поэтому она была бы счастлива выйти замуж за кого угодно… кроме лэрда Синклера. Не родилась еще на свет женщина, способная растопить лед в его сердце.

Но вправду ли Каван так холоден и жесток, как о нем говорят? Возможно, его суровость – лишь маска, за которой скрывается пылкая душа мужчины, втайне мечтающего о встрече с единственной, которая подарит ему любовь, и нежность, и подлинную страсть?





Донна Флетчер

Подари мне нежность





Глава 1


Северная Шотландия, конец XVI века

Радостно улыбаясь, она кружилась на одном месте, раскинув в стороны худенькие руки. Она кружилась и кружилась, а когда резко остановилась, то бесплодная вересковая пустошь продолжала плыть у нее перед глазами.

Она ликующе рассмеялась и захлопала в ладошки, а когда головокружение закончилось, принялась собирать цветы. Желтые выглядели неплохо, но больше всего она любила фиолетовые. Ее мамочка говорила, что этот цвет очень подходит к ее глазам. Девочка нахмурилась. Как жаль, что мамочка не смогла сегодня пойти с ней! У нее слишком много дел. Отчим, Калум Таннах, требовал, чтобы она помогала маме, но та часто выпроваживала ее из дома поиграть, а время от времени присоединялась к ней, если была уверена, что Калум об этом не узнает.

Сегодня мамочка тоже велела ей пойти и как следует повеселиться, потому что это был особый день. День ее рождения. Сегодня ей исполняется восемь лет. На худеньком личике снова появилась улыбка. Мамочка расстраивается, когда ее дочь грустит.

И она побежала рвать цветы. Мамочка улыбнется, когда их увидит. Ее мама не так часто улыбается. Ей бы хотелось, чтобы чаще, но не получается, а цветы всегда вызывают у нее улыбку, даже один маленький цветочек.

Она замерла, посмотрев на небо. Что это, гром? Небо серое и в тучах. Тут она снова услышала отдаленный рокот, только на это раз земля под ее маленькими ножками задрожала. Она оступилась и едва не упала. Стиснув в руке несколько цветков, девочка растерянно огляделась вокруг.

Прищурившись, она вгляделась в черные точки вдалеке, потерла глаза, но черные точки никуда не делись. С каждой секундой они становились все больше.

«Воины!» – испуганно подумала она и бросилась бежать.

Крепко сжимая цветы, она все быстрее и быстрее перебирала худыми ножками, но земля под ними дрожала все сильнее и сильнее. Она убеждала себя, что нужно просто бежать и не оглядываться, но ужас заставил взглянуть через плечо. Увидев надвигавшихся на нее всадников, она споткнулась.

И упала. Инстинкт заставил ее ползти в сторону от всадников как можно быстрее.

Земля содрогалась. От грохота копыт вибрировал воздух. Она пыталась увернуться от мчавшихся коней. Глаза ее наполнились слезами.

Внезапно кто-то схватил ее, оторвал от земли, и она шлепнулась на колени к огромному воину. Он резко осадил коня, крепко удерживая ее, и перешел на легкую рысь.

Она сидела и потрясенно молчала, слишком испуганная, чтобы шевельнуться или заговорить, но не могла отвести от всадника глаз. На первый взгляд ей показалось, что это сам дьявол – темные глаза, темная одежда, мрачное лицо и сердитый рот.

– Посмотри! – велел он, схватив ее за подбородок и силой повернув ей голову. Конь стоял на самом краю скалы, резко обрывавшейся в Северное море. – Вот куда ты шла.

Она всхлипнула, слезы одна за другой потекли по худым щекам. Если бы не этот воин, она бы погибла и уже никогда не увидела мамочку. Она смотрела на него, не в силах что-либо сказать и не зная, нужно ли что-то говорить, потому что узнала его. Это был сам Каван Синклер, старший сын лэрда Тавиша Синклера из графства Кейтнесс, свирепый воин.

Он снял ее с лошади, поставив на землю, и приблизил свое лицо к ее личику так, что его дыхание защекотало ей ноздри.

– Всегда смотри, куда идешь, девчонка. В следующий раз тебя могут и не спасти.



Гонора проснулась, все еще слыша его слова. С этим повторяющимся сном всегда так, вот уже двенадцать лет. Она вытянула руки над головой, вздохнула и дала сну растаять. Сегодня она не будет думать о прошлом, сегодня начинается будущее. Сегодня – день ее свадьбы.

Солнце еще не взошло. Гонора уютно закуталась в шерстяное одеяло и в сотый раз спросила себя, правильно ли она поступает. С другой стороны, какое это имеет значение? У нее нет выбора. Этот брак устроил отчим; ее мнения никто не спрашивал.

Она никогда не предполагала выйти замуж за кого-либо из Синклеров. Но ее отчим, Калум Таннах, думал по-другому. Два года назад он обратился к лэрду Тавишу Синклеру и предложил свою падчерицу в жены сыну лэрда Кавану. Именно с ним Гонора мечтала никогда больше не встречаться. Калум восхвалял ее добродетели, убеждал, что она будет хорошо служить будущему лэрду и станет послушной и покорной женой. Он воспитывал девчонку твердой рукой и ручается, что она и не поморщится, если супруг будет поступать так же.

Тут он говорил правду. Калум Таннах не только заставил падчерицу взять его имя, когда женился на ее матери, но и поднимал на нее руку куда чаще, чем требовалось.

Она ни за что не смогла бы возразить отчиму и отказаться выйти за Кавана, поэтому с облегчением услышала, что Каван сам не хочет на ней жениться. Он заявил, что Гоноре недостает силы и мужества, а его жена должна обладать и тем и другим. Отчим пришел в бешенство и, конечно же, выместил свое разочарование на ней.

Недостает силы и мужества? Но ей хватило и того и другого тем вечером, когда отчим сильно избил ее за то, что она недостаточно хороша для Кавана Синклера. Он обозвал ее никчемной и добавил: очень хорошо, что ее дорогая мать скончалась пять лет назад и не увидела позора, который она навлекла на семью.

Гонора надеялась встретить и полюбить человека, который помог бы ей бежать от отчима. Но Калум Таннах твердо вознамерился выдать ее замуж по своему выбору и строго-настрого приказал сохранять целомудрие, иначе… Она послушалась. Впрочем, это оказалось нетрудно, так как мужчины не проявляли к ней никакого интереса. Но все это время Гонора не оставляла надежду выйти замуж за доброго мужчину и молилась об этом.

Ее молитвы были услышаны, и, что самое удивительное, она все-таки обвенчается с Синклером. Год назад во время сражения с северным варварским племенем Каван Синклер и его самый младший брат Ронан попали в плен. Артэр и Лахлан, два других брата, так и не сумели отыскать их. Ходили слухи, что Каван и Ронан были ранены. Многие решили, что они умерли, хотя Артэр и Лахлан с этим не соглашались. Они продолжали поиски братьев, стремясь вернуть их домой.

Воспользовавшись ситуацией, Калум Таннах снова пришел к Тавишу Синклеру и предложил союз между Гонорой и Артэром, следующим претендентом на пост вождя клана. На этот раз Артэр выдвинул условие: он познакомится с Гонорой и тогда примет решение. Отчим предупредил ее, чтобы она не вздумала все испортить, иначе очень пожалеет об этом.

Гонора нервничала перед встречей с Артэром, не зная, чего от него ожидать. Он был намного выше ее, сухощавый, с сильными жилистыми руками. А сказать, что он симпатичный, значило погрешить против истины. Лахлан всегда утверждал, что он самый привлекательный из братьев Синклер – любимец женщин, но все знали (хотя никто не рискнул бы сказать об этом вслух, да еще при Лахлане), что самый красивый из четырех братьев – Артэр.

У него были удивительные темно-карие глаза, а длинные темно-каштановые волосы на солнце отливали рыжиной. Голос его звучал решительно, осанка была уверенной, взгляд добрым. Когда он заговорил с ней, девушка успокоилась.

Он спросил, согласна ли она с их решением. Гонора кивнула, боясь, что голос ее подведет, и тогда Артэр рассказал ей, чего ждет от жены.

– Чти наши обеты, уважай мое слово, подари мне сыновей и дочерей, а я буду относиться к тебе по-доброму и беречь от невзгод.

Гоноре этого было достаточно. Ей больше не придется бояться отчима. Она освободится от него и выйдет замуж за человека, который всегда будет оберегать ее. На такое она и не надеялась – и, улыбнувшись, Гонора приняла эти условия.

За несколько месяцев, последовавших за помолвкой, она многое узнала о своем будущем муже и поняла, что он человек слова, надежный и практичный. Кроме того, он всегда был великодушен с ней. Редко повышал голос, не бахвалился и не напивался. Он серьезно относился к своим обязанностям перед кланом, но при этом часто улыбался и смеялся. Гонора надеялась, что он будет хорошим мужем, и теперь чувствовала облегчение, потому что день ее свадьбы наконец-то настал.

В дверь постучались. В комнату вошла радостная и взволнованная Адди Синклер, мать Артэра.

– Солнце взошло, – сказала она. – Готовится праздничный пир, большой зал роскошно украшают. Пора заняться невестой.

Гонора села, собираясь выпрыгнуть из кровати. Адди Синклер пугала ее с момента знакомства, и вовсе не потому, что была недоброжелательной или слишком суровой. Просто Гонора завидовала силе характера этой великодушной и уверенной в себе красавицы.

– Нет-нет, оставайся в постели, – велела Адди, укутывая ее одеялом. – Отдых перед предстоящим тебе великим днем – это часть подготовки.

Гонора улыбнулась. В рыжих волосах Адди уже проглядывала седина, но они все еще красиво вились вокруг узкого лица, на котором было совсем мало морщин для женщины, которой через два года стукнет пятьдесят. Изящная, выше Гоноры почти на четыре дюйма, Адди была редкостной женщиной, и Гоноре хотелось обладать хотя бы частью ее достоинств.

– Еще час в постели, потом ты неторопливо примешь ванну, потом мы займемся твоими волосами, а там наступит время одеваться и приносить обеты… а потом, – устало вздохнув, произнесла Адди, – потом будем праздновать, и это будет чудесный праздник.

– Мне повезло, – сказала Гонора.

Адди рассмеялась:

– Это моему сыну повезло – у него необыкновенно красивая и милая невеста.

Никто никогда не говорил Гоноре, что она красивая или милая. Она считала себя испуганной простушкой и не сомневалась, что и остальные придерживаются такого же мнения.

Гонора заметила, как темно-зеленая шерстяная туника оттеняет изумрудные глаза Адди. Та закатала рукава своей светло-зеленой льняной рубашки, готовая взяться за любое необходимое дело. Как хотелось Гоноре тоже быть такой уверенной в себе!

Шли часы. Гонору баловали так, как никогда в жизни. Она испытала искреннее облегчение, услышав, что Адди настояла на том, чтобы девушка провела ночь перед свадьбой в замке Синклеров, и отчим не стал возражать, особенно после того, как узнал, что и для него приготовили комнату.

Гонора понимала, что Калум не станет бить ее, когда вокруг люди. Он всегда наказывал ее, когда они оставались вдвоем, а с сегодняшнего дня ей вообще не придется тревожиться из-за тяжелых кулаков отчима.

Ее защитит муж.

Вот в таком состоянии покоя и твердой решимости она готовилась произнести обеты, хотя время от времени ее охватывало какое-то мрачное предчувствие. «Ну что теперь может пойти не так?» – спрашивала себя Гонора. Она выходит замуж за следующего лэрда Синклеров. Брачные бумаги уже подписаны и скреплены печатью Синклеров. Сегодня она тоже станет одной из Синклеров.

Несколько часов спустя Адди со слезами на глазах произнесла:

– Ты удивительная красавица!

Гонора впервые в жизни чувствовала себя неотразимой. Богатое пурпурное бархатное платье великолепными складками струилось вниз от пышной груди до самого пола. Серебристо-фиолетовые вставки радовали глаз. Такие же фиолетовые нити с серебром пронизывали лиф и длинные рукава. Ее длинные черные волосы, разделенные на две части, падали на спину, а голову украшал зеленый венок с фиолетовыми полевыми цветами. Щеки порозовели от возбуждения, а губы блестели, как яркая, покрытая капельками росы роза.

Гонора глубоко вздохнула и вслед за будущей свекровью вышла из комнаты. Адди переоделась в темно-красное бархатное платье, облегавшее ее изящную фигуру. Когда они подошли к лэрду Тавишу Синклеру, Гонора заметила, как сильно эти двое любят друг друга. Она надеялась найти в своем браке такие же чувства.

Большой зал освещался множеством свечей и пылающим в очаге огнем. Зеленые ветви с ягодами на них украшали стены, столы и возвышение. Столы ломились от кувшинов с элем и вином и блюд со сладкими хлебцами и фруктами. Скоро к ним добавится сочное мясо, разные подливки и пироги. В зале сидели члены клана – так много, что для всех не хватало места.

Наконец взор Гоноры остановился на Артэре, который улыбнулся и направился к ней. Он был таким красивым и гордым в своем темно-зеленом с черным пледе. Волосы блестели, а рукава темно-зеленой льняной рубашки были подвернуты до локтей.

Он протянул Гоноре руку, и она, немного поколебавшись, взяла ее. Придется привыкать к тому, чтобы держаться за руки, к тому, что ее будут целовать… Думать о предстоящей близости она вообще не желала.

– Мне повезло, – произнес Артэр, сжимая ее пальцы.

– Я сказала то же самое сегодня утром. – Адди похлопала их соединенные руки.

– Это Гоноре повезло, – заявил подошедший к ним Калум Таннах.

Гонора непроизвольно шагнула ближе к Артэру, подальше от отчима, и почувствовала благодарность, когда Артэр приобнял ее одной рукой. Калум хоть и привел себя в порядок, даже вымыл свои длинные, до плеч, мышиного цвета волосы и принарядился в плед цветов Синклеров, но он навсегда останется противным и



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация