А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


если ты станешь его президентом и будешь заниматься всеми делами в Нью-Йорке. – Регги вопросительно посмотрел на Джека, видимо, полагая, что тот должен запрыгать от счастья.

– Именно поэтому я и вызвал Лили сюда, – закончил Регги, давая девушке знак, чтобы та продолжала.

Она устроилась поудобнее и спокойно взглянула на Джека.

– Моя компания называется «Новый имидж», – сказала она. – Регги нанял меня, чтобы я поработала над твоим обликом, который должен отвечать столь высокой должности.

На какую-то долю секунды Джек испугался, что он не сумеет сдержаться и наорет на обоих. Он уже открыл рот, но оттуда не вылетело, ни звука. Ему в первый раз в жизни не хватило слов.

Гнев заставил его зеленые глаза потемнеть, и он, что есть силы, ударил кулаком по столу так, что из чашек выплеснулся кофе.

Глаза Лили расширились, но сдаваться она не собиралась.

– Я уже говорила, что это будет очень интересно, Джек.

Джек медленно перевел взгляд с нее на Регги, пытаясь усмирить ярость, бушующую у него в крови.

– Нет уж, спасибо, – произнес он тихо. – Я не нуждаюсь в каких-либо изменениях. – Я надеюсь, ты это поняла вчера ночью.

Лили слегка побледнела, но ее глаза вновь не выдали никаких эмоций. Сильная женщина, эта Лили Гарпер! – не мог не признать Джек. – Многообещающий имиджмейкер.

Он медленно поднялся со стула.

– Удачи тебе, Регги. Вряд ли нам теперь доведется работать вместе.

– Джек, постой, ты мне нужен.

Уловив в голосе Регги нотку отчаяния, Джек замер.

– Может быть, ты все-таки объяснишь мне, что произошло?

– Мне придется покинуть бизнес, – мягко сказал Регги.

Покинуть бизнес? Джек сузил глаза, глядя на своего друга, все еще слишком взбешенный, чтобы верить ему.

– Андерсон желает, чтобы пост президента занял человек, досконально знающий наш бизнес и требования клиентов, иначе мы рискуем потерять и то, и другое. Новые владельцы агентства прекрасно это осознают. – Казалось, слова давались Регги с трудом, голос его был напряжен до предела.

– В таком случае, надеюсь, ты найдешь кого-нибудь более подходящего на эту должность, чем твой покорный слуга, Регги. В любом случае я не буду летать на совещания в Лондон, вырядившись в строгий темно-синий костюм. Не тот я человек. И застегнутый на вес пуговицы костюм с галстуком не для меня. – Джек повернул голову в сторону Лили. – Надеть можно все что угодно, это не проблема. Но менять душу я не намерен.

Он встал, чтобы покинуть комнату, но не успел сделать и трех шагов, как Регги его догнал и схватил за руку.

– Погоди, не горячись.

– Я ухожу, Регги! – тихо, но решительно произнес Джек. – Не знаю, почему ты делаешь то, что ты делаешь, и зачем решил подмаслить меня этой сексуальной кошечкой, но я ухожу.

Регги положил ему руку на плечо.

– Послушай меня. – (И опять Джек заметил какое-то болезненное выражение на его лице.) – Саманта умирает.

Уже второй раз за этот день Джек почувствовал, что земля уходит у него из-под ног.

– Что?!

– У нее не поддающаяся операции опухоль мозга. – Темные глаза Регги увлажнились за толстыми стеклами очков, и Джек почувствовал у себя ком в горле. – Я хочу быть с ней рядом каждую оставшуюся минуту ее жизни.

– Ты уверен в диагнозе? – Этого не может быть! Только не эта добрейшая женщина, которая всю жизнь мечтала иметь детей, но Бог так и не дал ей такой возможности. – Ты консультировался с другими специалистами?

В глазах Регги загорелся лихорадочный огонек.

– Это еще одна вещь, которую я могу сделать для нее. Есть маленький шанс, какая-то особенная хирургия, но цена на нее заоблачная и врачи находятся в Европе.

– У тебя есть деньги, Регги, – Джек окинул рукой помещение, где они находились. – Продай все это.

Тот кивнул.

– Но если это сработает, я хочу основать программу, которая сделает подобную хирургию возможной и в США. Если же это не сработает, то я отдам на исследования по борьбе с раком миллионы. Миллионы… – он сильно сжал руку Джека, – которые я получу, продав агентство.

Сколько же всего может случиться с человеком за один день!

– Но во главе нового агентства Андерсон, Старджин и Ноубл хотят видеть человека, который работал со мной на протяжении этих десяти лет. Того, кто обладает лучшим креативным умом в нашем бизнесе.

Джек посмотрел ему в глаза и мрачно произнес:

– А еще они хотят, чтобы этот креативный ум носил галстук и запонки.

Регги улыбнулся.

– Все не так плохо. Я просто хочу, чтобы Лили тебя немного… отполировала. Нужно пустить пыль им в глаза. Лили – девушка замечательная, Джек. Тебе стоит узнать, на что она способна.

– Уже знаю.

Регги вопросительно поднял бровь.

– Нашла к тебе подход, да? Джек скупо улыбнулся.

– Извини, но мне не хочется заниматься подобной ерундой.

– Даже ради Саманты?

– Найди кого-нибудь другого. Из этой затеи ничего путного не получится.

– Сделай это для меня, – взмолился Регги. – Поработай с Лили Гарпер, произведи нужное впечатление на людей Андерсона, посиди на этой должности год, а потом можешь делать все, что тебе взбредет в голову. И знай: если что, я тебя прикрою. – Он вновь с каким-то отчаянием сжал Джеку руку. – Пожалуйста, помоги мне.

Лили появилась в коридоре, ведущем в столовую. Даже с волосами, забранными в пучок, и в строгой одежде она была бесконечно красива. Синие глаза с вызовом смотрели на него.

Ну, ты влип, сказал себе Джек. И как, черт возьми, с ним все это случилось? Хотя неважно. Она могла заставить его коротко подстричься и носить запонки, могла научить, какой вилкой нужно пользоваться в ресторане для того или иного блюда, но изменить его не в силах.

– И сколько времени займет эта смена имиджа, Лили?

Уголки ее губ поползли вверх.

– Неделю максимум.

– Что ж, О’кей, – произнес он, лаская ее взглядом, – Давай сделаем это.

И они будут это делать. Каждую ночь.




ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Лили молча, стояла, пока Джек не ушел наверх, потом повернулась к Регги и поймала его взгляд.

– Итак, – проговорил он серьезно, – наша встреча прошла нормально.

– Мне было очень горько услышать про болезнь вашей жены, Регги. Я не знала, что желание продать компанию настолько личное.

Он вздохнул, глядя на нее поверх очков.

– Вам никогда прежде не приходилось работать с клиентом, который так решительно настроен против ваших услуг?

Лили задумалась, припоминая вызов, горящий в глазах Джека. И что-то еще. Страх? Злобу? Регги снял свою куртку с вешалки в прихожей.

– Знаете, Лили, я выбрал именно вас, так как почувствовал внутреннюю силу и высокий уровень самоконтроля, которые, как я уверен, помогут вам работать с Джеком.

Девушка кивнула, бормоча слова благодарности.

– Только прошу вас: не переставайте себя контролировать, – добавил он.

– Не бойтесь, не перестану, – заверила его Лили. – Я с ним справлюсь.

Если в доме снова не выключат свет! Регги рассмеялся.

– Вы его еще плохо знаете. Он трудно исправимый. Но человек прекрасный. Добрый и честный. Но позвольте мне кое-что вам сказать напоследок.

Лили выжидающе посмотрела на него. Собирался ли он предупредить ее насчет амурных дел с Джеком? Неужели он догадался, что произошло между ними нынешней ночью?

– Если все пройдет удачно, вас ждет большое вознаграждение.

Совсем не то, что она боялась услышать.

– Все в порядке, Регги. Сумма, на которую мы с вами договорились, и так достаточно велика.

– Я говорю не о деньгах, а о бизнесе в целом. Если вы сумеете превратить Джека в образец корпоративного президента, который впечатлит англичан достаточно, чтобы они у нас купили агентство, то могу гарантировать место у Андерсона, Старджина и Ноубла. Насколько я знаю, им требуется профессиональный имиджмейкер для управляющего персонала их офисов в двадцати шести странах.

Лили почувствовала, как у нее отвисла челюсть, в офисах двадцати шести стран?

– Звучит заманчиво, Регги.

И это еще мягко сказано. Она и подумать не смела о такой работе, о таком количестве денег, которое она ей сулила, о стабильности, в конце концов.

Он набросил на плечи куртку и кивнул.

– И я с удовольствием предоставлю вам такую возможность. Но работа предстоит нелегкая. Вам нужно не просто сменить ему имидж, но и заставить его вести себя по-другому, иначе англичане сразу догадаются, в чем тут фокус. Так что у вас, Лили, полно дел, – скупо улыбнувшись, он открыл дверь. – Буду на связи. Я рассчитываю на вас.

– Я вас не разочарую, – пообещала она, пожимая его руку.

– Удачи, Лили. – Он поспешил к своей припаркованной неподалеку машине, но вдруг остановился на полпути. – Кстати, – добавил он, шутливо погрозив ей пальцем, – он в каком-то роде гений. С фантазией у него никаких проблем. И с обаянием тоже. И, уверяю, он пойдет на все, чтобы убедить вас: он прав, а вы – нет.

– Я ценю ваш совет, – сказала она, отступая немного в тень от палящего августовского солнца на случай, если эти двусмысленные комментарии вызвали краску на ее лице.

Это был ее шанс. После стольких лет работы в сфере обслуживания, ночных курсов, надежд получить что-то получше…

Повернувшись, Лили уткнулась носом в широкую, загорелую, мускулистую грудь.

Джек ухмыльнулся, зеленые глаза пронизали ее насквозь.

– Ну, теперь здесь только ты, я и наша домоправительница, – произнес он. – Понимаешь, что это значит?

Девушка покачала головой, хотя перед ней сразу же возникло множество вариантов.

– Ну и что же это значит?

– Что ты окружена людьми, которым я нравлюсь таким, какой я есть.

– О, не уверена, Джек, – промолвила Лили. – Сдается мне, миссис Слэттери будет довольна, если ты станешь носить обувь, – Она указала на его босые ноги.

Он качнулся назад, давая ей возможность увидеть, что опять не застегнул ширинку джинсов до конца.

– Знаешь что, Лили? Сегодня утром мне пришла в голову мысль, что поход по магазинам, который ты затеяла, превратится в покупку обручального кольца.

Лили закатила глаза.

– Нет. Я просто собираюсь купить тебе одежду.

– А я думаю, ты ищешь себе мужа.

– Мужа? – девушка ткнула пальцем ему в грудь. – Такой паршивый муж, как ты, мне не нужен.

Джек схватил ее за руку и, притянув к себе, прижал к груди.

– А мне совершенно не нужна эта паршивая смена имиджа.

Девушка даже не попыталась вырваться из его объятий.

– Плохо твое дело, ведь ты уже согласился, и теперь уже некрасиво идти на попятную. Регги верит в твою помощь. Встречаемся в библиотеке через пять минут, и начинаем работать. В первую очередь надо составить план.

– Мы поработаем над ним на пляже, – поправил он.

Итак, схватка началась.

– Не получится. Мне нужен компьютер. – Лили попыталась ослабить его хватку, но он продолжал крепко ее держать.

– Можешь взять ноутбук. Давай искупаемся. А в библиотеке мне слишком тесно и душно.

– Скоро сентябрь. Вода ледяная.

– Не беспокойся. Я тебя согрею.

Тон, которым он произнес эти слова, и ощущение его пульса под ладонью заставили ее прикрыть глаза от внезапного возбуждения. Она припомнила слова Регги: Джек сделает все, чтобы переубедить ее.

– Только библиотека, – повторила девушка. – И вдобавок ты наденешь рубашку.

– Согласен на библиотеку, – он провел ее рукой по тугим мышцам своего живота. – Но не на рубашку.

– Послушай, Джек, ведь мы с тобой не воюем.

Он поймал ее руку возле своей расстегнутой молнии джинсов. Девушка легко коснулась ее пальцами.

– Встречаемся в библиотеке. – И в следующую секунду она застегнула молнию. – Приходи как хочешь. Хоть в чем мать родила.

– У меня есть план, – объявил Джек, когда они встретились в библиотеке.

Лили посмотрела на него через гигантский стол красного дерева, едва сумев сдержать вздох облегчения при виде одетого в майку Джека. Один – ноль в ее пользу. И даже два – ноль, если учесть, что она не поддалась на его уговоры пойти на пляж.

– Вообще-то, – начала она, постукивая пальцами по ноутбуку, – это я разрабатываю план.

– Мой план лучше, – безапелляционным тоном сказал он, ставя возле нее чашку с кофе, будто бы в знак примирения. Потом он разлегся на длинном кожаном диване напротив нее. – Боже, как я ненавижу эту комнату.

– А что тебе в ней не нравится? – удивилась она, оглядывая высокие темные полки, сплошь заставленные книгами.

– Здесь чувствуется истинный мужской дух, а потому женщина здесь выглядит неуместно, и к тому же здесь много замечательных книг. – Мужчина на секунду прикрыл глаза. – И много стен.

– Я насчитала четыре. Ничего особенного.

– Видела бы ты мою квартиру в Сохо. Там их две. Все остальное пространство занимают окна с видом на Нью-Йорк. Каждая комната открыта, без преград, без барьеров.

– И никакой личной жизни.

– Я выключаю свет, когда мне хочется личной жизни, – сказал он, с усмешкой глядя на девушку, – и неплохо ориентируюсь в темноте. Помнишь?

Как будто это можно забыть!

– Ну, прекрасная училка, почему бы нам не изложить друг другу наши планы? Уверен – мой победит.

Прочистив горло, Лили взглянула на монитор. А потом опять на Джека. Просто не могла ничего с собой поделать. Он выглядел намного лучше, чем картинка из ее компьютерной программы.

– Я разработала пятишаговую программу специально для обучения управляющего персонала. Хочешь с ней познакомиться?

– Больше всего на свете.

– Она включает в себя следующие области:

внешность, профессиональный этикет и этикет общения, язык тела, вербальное и невербальное общение и организационные навыки.

– Все понятно, – заявил он. – Ты увидишь: я все схватываю на лету.

– Ну, и скажи тогда, что ты думаешь о моем плане.

– Мы прикупим мне костюмчик, несколько галстуков и зайдем в парикмахерскую – это насчет внешности. Потом пообедаем в ресторане с превеликим разнообразием вилок и ложек, среди которых нужно будет выбрать нужные, и этим обеспечим мне знание этикета. Игра в «испорченный телефон» поможет нам справиться с вербальным и невербальным общением. Остаются только организационные навыки. Ну, я могу аккуратно сложить все твои вещи после того, как их сниму. – Он торжествующе улыбнулся. – Согласен. План у тебя очень даже неплохой!

– Ты забыл о языке тела. Джек подмигнул.

– Чертовски верное замечание. Разумеется, после того как я сниму с тебя вещи и сложу их



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация