А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


кривить душой, то ей, следует откровенно сказать: мужчина ей понравился. Даже очень. Хорош, что и говорить! Внезапно ее окатило жаркой волной. Не желая в этом признаваться самой себе, Лили схватила косметичку и проследовала в ванную комнату, где даже не удосужилась взглянуть на себя в зеркало.

Как бы ужасно она ни выглядела, Джек заставил ее почувствовать себя красавицей. Ощущая легкое покалывание в теле от воспоминаний о том, как он буквально поедал ее глазами, Лили разделась, включила воду и шагнула в ванну, чтобы смыть с себя грязь и усталость.

В следующую секунду раздался оглушительный раскат грома, сотрясший дом… и все погрузилось в темноту.

Черт! Почему она не догадалась положить рядом с собой полотенце или халат?

Лили попыталась мысленно воспроизвести обстановку ванной. Где висели полотенца? Справа от раковины?

Дверь в гостиной заскрипела, и послышался обеспокоенный возглас:

– Лили? Вы в порядке? Джек.

– Да, спасибо. Все нормально. Обнаженная, мокрая, Лили к тому же ничего не видела. Дурацкая ситуация! Ах, вдобавок ко всему она еще оставила дверь в ванную приоткрытой. В такой темноте он, разумеется, ничего не разглядит, но сама мысль, что она находится рядом с одетым мужчиной, как-то странно на нее подействовала.

– У нас отключилось электричество, – объявил Джек.

– Представляете, я догадалась. – Лили, ощупывала стену в поисках полочки.

– Я просто хотел убедиться, что с вами все в порядке. Молния ударила где-то совсем близко.

– Э-э… Я в душе. И у меня все хорошо. – Она продолжала искать полотенце, пока не нащупала нечто круглое и тяжелое, что не замедлило тут же опрокинуться, упасть на пол и, судя по звукам, вдребезги разбиться. Лили тихо выругалась.

– Что это было? – Голос Джека раздался ближе.

Похоже, он уже в спальне!

– Кажется, я что-то разбила.

– Не двигайтесь! Там, наверное, осколки по всему полу… – предупредил он. – Подождите немного, я схожу за фонариком. Только не вылезайте из ванны, иначе порежетесь.

Лили вновь охватило незнакомое ей прежде чувство беспомощности.

– Вы тоже будьте поосторожнее. Я не слышала, как вы вошли. Вы, должно быть, босой. Что это был за звук? – не поняла Лили. Наверное, это он смеялся.

– А вы умеете логически мыслить! Верно. За это ей и платят.

– Поторопитесь, Джек. Я замерзаю. – Лили напряженно вслушивалась в тишину, инстинктивно прикрывшись руками.

– Не волнуйтесь, мне в голову пришла хорошая идея.

Девушка услышала какой-то шорох, и что-то мягкое упало на пол.

– О'кей, моя милая. Теперь можете вылезать из ванны.

Она не спешила следовать совету, понимая, что Джек находится прямо перед дверью. Вдруг ему вздумается протянуть руку, тогда он рискует наткнуться на ее голую грудь.

– Можно не бояться осколков?

– Да хоть прыгайте! Я положил на пол ковер из спальни, – объяснил он.

– Неплохо придумано. Вы – молодец!

– Ну, я как-никак руководитель отдела маркетинга рекламного агентства. Воображение – мое… второе по важности достоинство.

Лили рассмеялась.

– А первое, наверное, скромность?

– Это третье.

Она покачала головой, все еще улыбаясь.

– А теперь уйдите, пожалуйста, мне нужно отыскать полотенце и выйти отсюда.

– Вы предлагаете мне уйти? – Джек постарался показать, что он оскорблен требованием Лили.

– Да, уйти. На мне ничего нет.

– Раз на вас ничего нет, то, значит, отсутствует и обувь. Оставлять вас одну слишком опасно. Я провожу вас в спальню, чтобы вы случайно не сошли с ковра и не порезались. Вам беспокоиться не о чем, я сейчас слеп, как крот, и при всем своем желании не увижу вашу прелестную наготу. Зато я знаю, насколько велик ковер и куда я его положил.

– Иными словами, вы гарантируете, что не задумали какую-нибудь хитрость, чтобы увидеть меня обнаженной?

– С этим мы потом разберемся. Все равно я не скажу вам правду.

По спине Лили капельками стекала вода. Выбора, похоже, у нее действительно не было. Лили нащупала дверную ручку.

– Я бы попросила вас все-таки закрыть глаза.

– Но вы, же сами знаете, что я не стану этого делать.

Дверь открывалась все шире, сантиметр за сантиметром… Однако вокруг царил полный мрак, и Лили абсолютно ничего не могла разглядеть.

– Где вы?

– Рядом с вами. – Девушка почувствовала, как ее берут за руку. Интересно, а вдруг он ее видит? – испугалась она. Может, у него есть что-то вроде ночного зрения, как у кошек?

Лили вдохнула тепло, исходящее от его тела.

Всего один шаг – и она могла прижаться к его широкой груди, запустить пальцы в этот водопад золотистых волос…

– Пойдемте же, милая, – уговаривал он, мягко взяв ее за руку. – Вы же хотите, чтобы мы с вами поскорее очутились в вашей спальне?

– А вы плохой парень, Джек Лоук.

– О да, я очень, очень плохой… – Вспышка молнии была настолько ослепительной, что Лили ахнула. На одну долгую, бесконечно долгую секунду комнату залило светом, и все, что она успела заметить, был взгляд Джека, впившийся в ее обнаженное тело.

А потом снова воцарилась темнота.

Раскаты грома сотрясали дом. Лили стояла, ожидая колкостей. С этим оружием ее спутник управлялся как пират с саблей – быстро, эффективно и без пощады.

Но Джек сделал только медленный, глубокий вдох, как будто успокаивая себя.

– Лили, – прошептал он, когда гром стих, – ты великолепна.

Ничто не могло обезоружить ее эффективнее.

Чтобы унять бешено застучавшее сердце, ей самой пришлось несколько раз глубоко вздохнуть. Чуть-чуть отступив в сторону, она ощутила под ногами мягкую поверхность принесенного Джеком ковра.

– Лучше не сходить с этого ковра, иначе можно наступить на стекло, – посоветовал он.

– Я пойду поищу полотенце, – сказала Лили без всякой надежды, что у нее что-нибудь получится.

– А зачем искать, если я его держу в руке, – тут же ответил Джек. – Вот, хватайте!

Девушка потянулась за полотенцем, но вместо этого ее ладони очутились на его груди, когда Джек, заведя руки ей за спину, укрыл ее им сзади. В следующее мгновение он притянул к себе полотенце и Лили с ним вместе.

– А ты не знаешь, насколько опасно принимать душ во время грозы? – спросил он одновременно и ласково и насмешливо. – Могло и током ударить.

И его голос, и его прикосновения обжигали!

– Я решила рискнуть, – призналась Лили, боясь пошевелиться, чтобы он не почувствовал движение ее грудей.

– Ты любишь риск, да? – Вопрос звучал настолько двусмысленно, что она чуть не рассмеялась, несмотря на неприятное положение, в котором она оказалась.

– Нет, – наконец выдавила из себя девушка, – мне больше нравится, когда все под контролем.

Правильно. Тогда почему же она стоит здесь, безвольная, позволяя ему собой манипулировать? Он мог просто разжать пальцы, и она тут же предстанет перед ним обнаженная и беззащитная.

При этой мысли волна жара охватила ее тело, заставила подкоситься ноги. Она приблизила к нему лицо, страстно желая ощутить вкус его губ. Но вместо этого он всего лишь взял ее руку и вложил в нее концы полотенца, которые держал до этого.

– Ну вот. Теперь у тебя все под контролем. Вообще-то не совсем.

– Знаешь, я на секунду подумала, что ты собираешься меня поцеловать, – призналась она.

Джек тихо рассмеялся и исчез в темноте, хотя Лили и знала, что их разделяло не больше полуметра.

– Что ж, теперь ты знаешь мое секретное оружие, – мягко произнес Джек. – Я никогда не делаю того, чего от меня ожидают.

И именно поэтому задание изменить Джека Лоука будет для нее серьезным вызовом, вздохнула Лили. Когда такой соперник, еще неизвестно, чья возьмет!




ГЛАВА ВТОРАЯ


Джеку понадобилось около шести минут, чтобы отыскать на кухне фонарик. Хватит ли Лили этого времени, чтобы найти свои вещи и одеться?

Он от всей души надеялся, что нет.

Взбегая по крутым ступенькам, Джек замер, когда очередная вспышка молнии на миг осветила лестницу, напоминая ему о том, что он совсем недавно видел возле ванной комнаты.

Его никогда нельзя было застигнуть врасплох, никогда. Он всегда знал, что сказать, слова были его верным оружием, с их помощью он убеждал, впечатлял, восхищал.

Но эта женщина, обнаженная, влажная, сияющая каким-то своим внутренним светом, заставила его потерять дар речи.

Мокрое платье – это одно. Но видеть упругую грудь с нацеленными на него острыми сосками, дрожащие на них капельки воды… В тот момент Джек готов был пасть к ее ногам. У него было достаточно времени проследить, как тоненькие ручейки стекают вниз, по животу, останавливаясь у мерцающей от влаги темноты между ее ног…

Когда Джек по тем или иным причинам не мог отыскать нужных слов или сказать какую-нибудь остроту, все, на что он был способен, – это сказать правду. Что он и проделал только что наверху. Она действительно была великолепна.

– Это ты? – спросила Лили из спальни, когда лучик света проскользнул в комнату.

– Ага. Фонарик принес.

Итак, шести минут оказалось вполне достаточно, чтобы она успела надеть розовую майку, слегка открывающую живот, и темные, обтягивающие бриджи.

– Только один? Джек кивнул.

– Может быть, мы сумеем отыскать еще пару свечей внизу. Да и электричество могут дать в любой момент, если, конечно, боги электричества благоволят нам сегодня ночью.

Если они действительно благоволят ему, то оставят их в темноте на всю ночь!

– Боги электричества? – Лили подняла бровь. – А они оказывают какое-нибудь влияние на богов пищи? Мне страшно хочется есть.

– Нет проблем. Доротея Слэттери скорее продаст душу дьяволу, чем позволит мне голодать. – Джек взял девушку за руку и направил луч фонарика на лестницу. – Держись рядом. Ступеньки высокие, и можно споткнуться даже при свете.

– Ну что ж, пропускаю тебя вперед, но только потому, что, кажется, ты здесь явно чувствуешь себя как дома. Я так понимаю, ты здесь часто бываешь?

Джек внимательно следил за кругом света, показывавшим им путь, одновременно получая удовольствие от ощущения маленькой, шелковистой руки в своей ладони.

– Да. Я приезжаю сюда обычно, чтобы поразвлечься, ну и еще на сеансы.

Он почувствовал на себе ее испытующий взгляд.

– Какие сеансы?

– Творческие. По поиску новых идей. Собираем самых сообразительных да с нестандартным мышлением, ставим перед собой задачи и начинаем что-нибудь придумывать. Ведь ты, поэтому здесь, верно?

Хитрая улыбка скользнула по ее губам.

– Думаю, можно сказать и так. Джек остановился.

– А как скажешь ты сама?

– Регги хотел, чтобы я просто приехала в Нантакет и…

Она передернула плечами хорошо отработанным движением.

– И?

– И познакомилась с некоторыми из его сотрудников.

– Именно поэтому он пригласил сюда только нас двоих?

В этот момент его внезапно осенила догадка, и все сразу сошлось, все встало на свои места.

Причина, по которой эта женщина находилась здесь, вдруг стала для него совершенно ясной, и Джек не мог понять, как же раньше он до этого не додумался.

«Что ж, может быть, он решил держать мой приезд в секрете…»

«К сожалению, в эти выходные здесь никого не будет, мистер Джек…»

«Ах, так, значит, вы и есть тот самый пользующийся дурной славой Джексон Лоук…»

И как он мог упустить все это из виду?

Регги мог и не знать точного времени, когда Джек здесь окажется, но был на сто процентов уверен, что он все равно обязательно приедет. А сам так неожиданно задержался из-за погоды. И миссис Слэттери, которую Джек неоднократно подвозил, куда ей было нужно, вдруг отказалась принять его помощь… Ну конечно. Это был замечательный, детально продуманный план. Регги и Саманта Уилдинг ничего не желали так сильно, как найти для Джека подходящую пару и навесить на него ярмо счастливой семейной жизни, которую они сами вели уже много лет.

Интересно, и сколько же она протянет, прежде чем признается? Джек мягко взял девушку за руку.

– Как же ты познакомилась с Регги? – спросил он тем же непринужденным тоном, каким до этого вела разговор она сама. – Или ты подружка Саманты?

– Саманты?

Любопытно! Она что, действительно не знает Саманту Уилдинг?

– Это жена Регги.

– Я никогда ее не видела.

Сама искренность. Такое не сыграть! Даже детектора лжи не нужно. Неужели Регги самостоятельно выбрал для него этот цветочек? Вот это да! Его уважение к Регги, и до этого достаточно глубокое, возросло еще больше.

– Но если ты не знакома с Самантой и приехала сюда не по делам бизнеса, то откуда, же ты знаешь Регги?

– Я здесь по просьбе клиента.

Так! Это уже кое-что. Хороший момент, чтобы вывести ее на чистую воду. Он хорошо знал всех клиентов агентства.

– И кого именно?

– Если честно, я еще не знаю, кто нанял меня.

О'кей, хороший ответ! Но все шито белыми нитками. Клиента не знает, но, тем не менее, упаковала вещи, села на самолет и прилетела сюда… Все сходится. Ей нужен именно он! И он доставит ей удовольствие в этот дождливый день по полной программе!

Изучая ее лицо при неярком свете фонарика, Джек понял, что батарейка в нем медленно, но верно умирает.

Значит, скоро опять станет темно. Ну и что? Раз он разгадал игру Лили, то теперь можно не думать о работе, не отвлекаться на мысли о коллегах, а полностью расслабиться. Перед ним вполне достаточно времени, чтобы насладиться этим весьма удачно подстроенным свиданием. Он согласен играть по их правилам. Что ж, он зайдет так далеко, насколько ей того захочется.

– А вот и вино, о котором говорила миссис Слэттери. – Он направил тусклый лучик света на бутылку элитного «Шато де ла Тур».

– По внешнему виду неплохое. Джек начал открывать бутылку.

– Давай сначала выпьем, а потом разберемся с ужином.

Скорее всего, вино заставит Лили разговориться. Она признается, что является либо племянницей, либо соседкой Регги и что отправилась сюда в надежде завести с ним роман.

– Я выпью совсем немного, – сказала Лили, светя на стол угасающим фонариком в безнадежных поисках столовых приборов, – но только с закуской.

Какая предусмотрительность! Впрочем, голубушка, закусывай, не закусывай, а ты все равно скоро окажешься со мной в постели.

– Как пожелаешь, – произнес Джек, наполняя в темноте два бокала. Он мог без всяких проблем обойтись и без света. Недаром говорят – любовь слепа!

Девушка заглянула в холодильник,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация