А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


жар.

Жить с ним в его доме? Это было бы замечательно…

– Не думаю, что это хорошая идея, – сухо сказала она.

– Почему? – искренне удивился Джош.

Оливия промолчала, чтобы не выдать правду. Джош отлично умел аргументировать свою позицию, что и доказали его следующие слова.

– У меня огромный дом. У тебя будет своя спальня с ванной. Таким образом, я смог бы загладить свою вину за грубость и невнимательность по отношению к тебе в течение последних трех… э-э… четырех лет, – сказал он. – Должен же я сделать для тебя хоть что-нибудь хорошее. Ты мне нравишься, Лив. Я чувствую себя ужасно при одной мысли о том, как плохо с тобой обращался. И я хочу это исправить.

Оливия не смогла сдержать улыбку. То, что произошло между ними, было невозможно исправить, если только он не женится на ней. Ее так и подмывало ему об этом сказать. Но это было бы слишком глупо, и она сдержалась.

– Надеюсь, ты не станешь всю неделю убеждать меня остаться. Видишь ли, ты не в силах изменить причину, побудившую меня уехать.

– Хорошо, обещаю, что буду уважать твою частную жизнь, – быстро ответил Джош. – Я не буду спрашивать, почему ты уезжаешь, и уговаривать тебя остаться.

Внезапно решимость Оливии начала ослабевать. Она испытала чувство вины за то, что уходит в столь тяжелое для «Хилтон-Купер-Мартин» время. Пока Джош и остальные работают не покладая рук, чтобы защитить компанию от новой сети бакалейных магазинов, посягающей на их территорию, она уезжает. Ей следовало бы остаться, поддержать Джоша и отплатить Хилтону Мартину за все хорошее, что он для нее сделал.

– Я попрошу Итана составить официальный договор, если тебе будет от этого легче, – добавил Джош.

Все девушки в офисе знали, почему она уезжает, и поддерживали ее решение. Если она задержится хотя бы на неделю, ее поднимут на смех. Даже если она останется, только чтобы помочь ему.

Особенно если она останется, чтобы ему помочь.

– Я не могу.

– Что я должен сделать, чтобы заставить тебя передумать?

Оливия обхватила себя руками и отвернулась. Она не могла сказать ему правду.

– Я уже говорила тебе, почему я уезжаю. У меня уже была прощальная вечеринка. Подумай сам, как я покажусь теперь в офисе в понедельник?

– Тебе и не понадобится этого делать, – произнес Джош тоном человека, у которого был ответ на все вопросы. – Ты будешь передавать мне дела сегодня вечером, завтра и в воскресенье. Таким образом, если кто-то из наших тебя увидит, ты по-прежнему сможешь говорить, что уезжаешь в понедельник.

Он был, как всегда, прав. Оливия и так жалела о том, что покидает его в такое трудное время…

– Хорошо, – сказала она и тут же пожалела об этом, потому что Джош снова ослепительно улыбнулся и посмотрел на нее так, словно был ей признателен.

К тому же они проведут выходные под одной крышей… И только он проводит ее в понедельник…

Черт побери, все это было как-то неправильно.

Внезапно у Оливии возникло такое ощущение, будто она прыгнула с раскаленной сковороды прямо в огонь.




ГЛАВА ВТОРАЯ


Джош окинул взглядом пустую гостиную Оливии и пожалел о том, что в ней не осталось ни одного стула. Войдя в комнату, он почувствовал, что ему просто необходимо сесть.

При виде Оливии, одетой в джинсы и простой зеленый топ, у Джоша подкосились колени. Впервые за четыре года он увидел в Оливии женщину, а не секретаршу. Вместо того чтобы собрать свои светлые волосы в привычный хвост или пучок, она оставила их распущенными.

– Итак, – произнес он, стараясь, чтобы голос его звучал непринужденно, хотя чувствовал, что это у него плохо получается. Впрочем, все это уже не имело значения, потому что он добился того, зачем пришел. Оливия согласилась ему помочь. Неважно, что его голос дрожал, главное, победа была за ним. И чем раньше он отвезет Оливию к себе домой, тем меньше у нее будет шансов передумать.

– Я очень тебе за это признателен, Лив, – сказал он. – Но, поскольку уже поздно, думаю, нам пора ехать.

Оливия обернулась, и он обнаружил, что смотрит в глаза цвета морской волны. Черт, почему же раньше он не замечал, какие удивительные у нее глаза…

– К тебе домой?

– Да. Я помогу тебе устроиться, и, возможно, у нас даже останется время, чтобы ты начала делиться со мной тонкостями своей работы.

– Х-хорошо, – запнулась Оливия, и Джош испугался, что она опять передумает. Но затем она добавила: – Дело в том, что мне сегодня же нужно отсюда уехать вместе со всеми своими вещами.

Его захлестнула волна облегчения. На мгновение Джошу показалось, что ей просто неловко проводить выходные под одной крышей с ним. В конце концов, они оба были взрослыми и одинокими… Да, он намного старше ее, но его внезапно начало тянуть к Оливии. Возможно, она это заметила и испугалась… Или, может, сама начала испытывать то же самое к нему…

Нет. Это всего лишь игра его богатого воображения. Не принимай желаемое за действительное, приказал он себе.

– Все просто. Я помогу тебе погрузить оставшиеся вещи, а затем ты последуешь за мной на своей машине. Кстати, где твоя мебель?

– Я ее продала. Буду жить с матерью и отчимом до тех пор, пока не встану на ноги. А затем куплю новую мебель. Начну новую жизнь.

В ее словах слышалась решимость. Да уж, если Оливия распродала мебель, значит, ее решение было не спонтанным, а окончательным и бесповоротным.

– Покупка новой мебели – отличный способ заявить о своей независимости, – заметил Джош, не обращая внимания на пустоту, неожиданно образовавшуюся у него внутри.

Оливия кивнула, и ее волосы при этом кивке разлетелись по плечам золотистым облаком. Тусклый вечерний свет придавал ее облику загадочности, и Джоша в очередной раз посетила мысль, что он совсем не знает эту женщину. Он не знал, что сказать, и вообще чувствовал себя полным идиотом.

Чтобы не смотреть на Оливию, он переключил внимание на ее вещи.

– Ну что, приступим?

– Давай, – согласилась она, но на этот раз ее голос прозвучал неуверенно.

Словно она пока не определила, как ей к нему относиться.

Джош прекрасно понимал ее чувства. Он всегда знал, что его секретарша была привлекательной женщиной, но только сейчас понял, насколько. Но это никак не влияло на его отношение к ней. Она всегда ему нравилась, просто Джош никогда этого не показывал. Иногда он даже не был с ней дружелюбным. Но всегда был слишком занят. Работать на родственников вообще нелегко. Во-первых, Джош не хотел пользоваться великодушием своего дяди. Во-вторых, не хотел, чтобы его обвиняли в злоупотреблении близким родством с генеральным директором. Поэтому Джош Андерсон был вынужден работать больше остальных.

Даже если из-за этого страдала его личная жизнь.

И вот, стоило ему всего один раз встретиться с Оливией вне офиса и увидеть ее распущенные волосы и упругие ягодицы, обтянутые джинсами, как его привычный жизненный баланс был нарушен…

– Джош?

– А? Ой, прости, – быстро извинился он, надеясь, что она не заметила, как он на нее пялился.

Потому что это было глупо. У него просто разыгрались гормоны. Все его интересы, цели, образ жизни, даже благодарность к человеку, спасшему его от ненавистной работы, не могли отойти на второй план только потому, что Джоша неожиданно начало влечь к бывшей секретарше.

– Скажи мне, какие коробки отнести в первую очередь, и я начну.

– Хорошо, – произнесла она веселым тоном.

Джош облегченно перевел дух. Не хватало только, чтобы его влекло к Оливии! В данный момент он не хотел, чтобы его вообще влекло к кому-либо, особенно к ней. Оливия Брэди на него работала. Малейшее заигрывание с его стороны могло ее оскорбить, а он не мог этого допустить. Оливия слишком ему нужна. Как прекрасный работник и, возможно, как верный человек. Но не больше.

Джош украдкой взглянул на Оливию, чтобы проверить, так ли он решительно настроен. Да, собранность его не подвела. Очевидно, ему удалось восстановить душевное равновесие. Он должен продолжать относиться к ней только как к своей сотруднице. Так будет лучше для них обоих.

Когда час спустя они вошли в холл дома Джоша, Оливия издала восхищенный возглас. На второй этаж вела мраморная лестница, стены были отделаны светлыми дубовыми панелями, с потолка свисала хрустальная люстра.

– Черт побери, Джош, твой дом просто сказка!

– Спасибо. Мне он тоже нравится, – ответил Джош, взяв у нее жакет.

– Ты сам все это обустроил? – спросила Оливия, заглядывая в уютную комнату с интерьером в американском юго-западном стиле.

Джош включил свет, и она увидела диван, кресла и мягкий ковер в зеленовато-коричневых тонах.

– Мне помогала Джина. Но правда заключается в том, что я знаю, чего хочу, а когда я знаю, чего хочу… – Как-то странно посмотрев на нее, он добавил: – Я обычно это получаю. Впрочем, не всегда, потому что некоторым вещам не суждено быть моими.

По поводу последних слов у Оливии создалось впечатление, будто он имел в виду совсем не мебель. На мгновение она испугалась, что Джош догадался о ее чувствах к нему и таким образом намекал, что между ними ничего не может быть. Но она сразу же отмела эту мысль. Джош целых четыре года не замечал, что она в него влюблена. Наивно надеяться, что это произошло сейчас.

Оливия по-прежнему была исполнена решимости. Да, Джош Андерсон красив и сексуален, но он никогда не полюбит ее так, как она его. Да и ей пора прекратить страдать из-за безответной любви.

Но когда Джош показал ей просторную столовую и яркую веселую кухню, решимости у Оливии поубавилось. Она всю жизнь мечтала о таком доме и прикипела к нему сердцем с первого взгляда. Ей было бы здесь так же комфортно, как и Джошу, а это означало, что у них больше общего, чем могло показаться сначала. Возможно, это даже свидетельствовало о том, что они созданы друг для друга…

Она тут же отказалась от этой мысли. Ее решение было окончательным. Этот мужчина не любил ее. Ей нужно ехать, и она уедет. Мечтая о Джоше Андерсоне, Оливия рискует пропустить слишком много интересного в мире. Но она больше не собиралась это пропускать.

– Лив, тебя кто-то ждет во Флориде?

– Да, моя мать. Боже, совсем забыла. Мне нужно как можно скорее позвонить ей и сообщить, что я задержусь.

Джош улыбнулся.

– Можешь воспользоваться телефоном в моем кабинете, а я пока посмотрю, что можно приготовить на ужин. Если я ничего не найду, то закажу пиццу. Ты предпочитаешь что-нибудь особенное?

– Нет, обычную пиццу с сыром и соусом.

– Ты даже не любишь пепперони? – поинтересовался он.

Оливия поморщилась.

– Не хочу показаться привередливой, но я терпеть не могу пепперони.

Выражение лица Джоша мгновенно изменилось.

– Я тоже.

Они полминуты смотрели в глаза друг другу. Оливию не на шутку обрадовало, что между ней и Джошем обнаружилось еще что-то общее, но он, очевидно, не придал этому значения.

И причина тому одна. Он не любил ее. Она была ему безразлична. Он не видел в ней женщины.

Ей следовало бы помнить об этом!

– Пойду позвоню маме, – сказала Оливия, повернулась и выбежала из комнаты.

В кабинете на столе она обнаружила рядом с многоканальным телефоном и кипу маркетинговых исследований. Очевидно, Джош работал даже дома…

У Оливии защемило сердце. Джошу нужен был кто-то, кто бы заботился о нем, кто наполнил бы его дом теплом и любовью, скрасил бы его одинокие часы. Ей так хотелось быть этим человеком… Но она знала, что зря теряет время. Джош не любит ее. Если бы она действительно была ему нужна, он понял бы это за четыре года.

– Привет, мам, – сказала она, когда ее мать взяла трубку. – Это Оливия.

– О, Лив, слава богу, – послышался взволнованный голос матери. До Оливии вдруг дошло, что раньше только мать называла ее уменьшительным именем. До сегодняшнего вечера. – Ты не позвонила из отеля, и мы начали беспокоиться. Что-то случилось?

– Случилось, – сказала Оливия, откинувшись в кресле Джоша и наматывая на палец телефонный шнур. – Поскольку мне еще не нашли замену…

– О боже, ты что, остаешься? – В голосе матери слышалось разочарование. – Лив, дорогая, я думала…

– Это не то, о чем ты думаешь, – поспешно перебила ее Оливия. – Я остаюсь только на выходные. Я должна передать Джошу Андерсону необходимую информацию о своей работе, чтобы он смог обучить новую сотрудницу. Возможно, завтра нам придется отправиться в офис, – сказала она, внезапно поняв, что Джош не разберется в ее файловой системе, если она ему ее не покажет. – Я приеду сразу же, как только смогу.

– Хорошо. Поступай, как считаешь нужным, – ответила ее мать, но Оливию невозможно было обмануть.

– Мама, не волнуйся, я уже выучила свой урок.

– Дело вовсе не в том, что мне не нравится Джош. Когда я познакомилась с ним на том пикнике – помнишь, его устраивала ваша компания? – он показался мне замечательным парнем. Добрым, внимательным, но слишком зацикленным на своей работе. Но, Лив, ты должна вернуться к реальности и начать думать о себе. Не забывай, что случилось со мной.

Оливия подавила тяжелый вздох.

– Да, мама.

– После смерти твоего отца я десять лет ждала, когда на мне женится Грег Рупперт, но так и не дождалась… И две недели спустя, когда я порвала с ним и пришла в чувство, я встретила подходящего мужчину. С ним я не только обрела счастье, но и покой, радость и смысл жизни.

– Я знаю, – ответила Оливия.

– И я искренне верю, что твоя вторая половинка где-то рядом, – продолжила ее мать. – Я это сердцем чувствую. Только мать может чувствовать подобные вещи. Я знаю, что ты скоро встретишь своего Прекрасного принца.

Оливия улыбнулась.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация