А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


изложить суть своего дела и оставить меня в покое. У меня много работы и есть дела поважнее, чем нянчить младенцев.

– Ты достоин презрения, – сказала она, вскакивая на ноги. – Мне двадцать пять лет, и я требую к себе элементарного уважения!

– От тебя попахивает снобизмом.

– Господи, я презираю тебя!

– Да что я тебе сделал? – Райдер наклонился к Эшли, заставив ее отпрыгнуть в сторону.

– Ты… ты ломаешь мою жизнь, разбиваешь все мои надежды…

– Прекрати, – сказал он, поднимая руку.

– Я этого не потерплю, Кантрел. Тебе не удастся выкрутиться. Ты можешь присылать мне такие чувствительные письма еще пятьдесят лет подряд, но это ничего не изменит.

– Теперь понимаю, – он кивнул. – Так вот, значит, в чем дело. Ты получила одно из писем?

– Да, – сказала Эшли, выхватывая письмо из сумочки и размахивая им перед его носом. – Но вы можете забыть об этом. Никогда раньше я не слышала ничего подобного…

– Мисс Хант, – перебил ее Райдер. – Вы ничего не сможете здесь сделать.

– Нужно что-нибудь придумать. Вы не понимаете. Не делайте этого, Кантрел!

– Черт побери! – Он подошел к Эшли и сгреб ее за плечи. – Это не я. Я только работаю по контракту.

– Тогда откажитесь от него!

– Если откажусь я, вместо меня это сделает кто-нибудь другой. В письме же все объясняется. В нашей стране государство может лишить человека частной собственности ради блага большинства. Университетские власти заявили, что земля, на которой находится ваша собственность, необходима им для расширения территории. Большинство, в данном случае, – это тысячи студентов. Они получат выгоду от этих преобразований. Земля будет очищена, и на ней возведут новые здания. Вы не можете этому воспрепятствовать.

– О нет, нет, – глаза Эшли наполнились слезами.

«О Боже, – подумал Райдер, посмотрев ей в лицо. – Слезы!»

С этим ему еще никогда не доводилось иметь дела. Гнев и угрозы – да. Но со слезами маменькиной расстроенной девочки ему до сих пор не приходилось сталкиваться. Нет, это была женщина. Испуганная, потрясенная женщина. Что же ему с ней делать?

– Эшли, не плачь, – попросил он мягко. – Все это свалилось на тебя разом, но стоит только успокоиться, и ты увидишь, что…

– Тебе же все равно, не так ли? – спросила она, отворачиваясь. – Это просто твоя работа. Тебе же наплевать на то, что ты разрушаешь все, что я так долго старалась наладить.

– Но ты можешь вложить свои деньги во что-то другое.

– Я совершенно уничтожена. Я не только работаю на этом складе, но и живу там. Все, что у меня есть, – это склад.

– Ты живешь на складе?

– Мои доходы не позволяют мне снимать квартиру. А за это здание я не получу много денег, ведь оно старое и не в очень хорошем состоянии. Но меня прекрасно устраивало. Я не смогу найти поблизости что-нибудь подобное. Пожалуйста, Кантрел, помоги остановить мне этих людей.

Слеза скатилась по щеке Эшли, и у Райдера возникло такое чувство, как будто его ударили в солнечное сплетение. Он подошел к девушке и, взяв ее лицо в свои руки, осторожно смахнул слезу большим пальцем. Их глаза встретились. Они замерли, глядя друг на друга, а затем Райдер медленно, очень медленно наклонился и поцеловал ее.

Он вовсе не собирался этого делать. Все вышло само собой. Его язык скользил по губам Эшли, пытаясь проникнуть внутрь. Поцелуй затягивался. Он крепко обнял девушку и прижал к себе. Где-то в подсознании Райдера вертелась мысль, что он совершает ошибку, очень большую ошибку. Но параллельно возникла и другая, абсолютно ясная мысль о том, что уже слишком поздно что-либо исправлять.

Эшли затопила волна восхитительных ощущений. От мягких, чувственных губ Райдера у нее перехватило дыхание. Она прижалась к нему и почувствовала, насколько тверды его мускулы. Их языки встретились. Волны желания прокатились по телу девушки. Она еще никогда в жизни так не отвечала на поцелуй мужчины. Это был восторг. Райдер Кантрел оказался не похожим ни на кого другого. Он являлся воплощением мужественности. И такой мужчина целовал ее! Ко всему прочему, он был женат!

– О Господи Боже, – выдохнула Эшли, вырываясь из его объятий.

– Что случилось? – спросил Райдер, глядя на нее затуманенными глазами.

– Как ты смеешь? – выкрикнула она. – У тебя что, совсем нет совести? Для тебя клятвы и обещания только пустые звуки?

– О чем ты?

– Конечно же! Что еще можно ожидать от разрушителя домов?

– Я не понимаю, отчего вы опять завелись, леди? Вы же отвечали на мой поцелуй!

– Ты первый это начал! Тебе должно быть стыдно. Я встретила твою Люси. Как ты можешь быть бесчестным по отношению к такой замечательной женщине?

– Люси?!

– Да, Люси Кантрел, твою жену. Или ты ее не знаешь? Ты – негодяй! Законченный негодяй!

– Люси? – снова переспросил Райдер, покатываясь со смеху. – Ты думаешь, что Люси…

– Замолчи, Кантрел. Я не собираюсь стоять здесь и выслушивать всякие непристойные вещи насчет…

– Моей сестры!

– Что ты сказал?

– Люси Кантрел – это моя сестра, всезнающая мисс.

– О! – с облегчением выдохнула Эшли. – Подумать только.

– Я полагаю, это дает мне право целовать того, кого мне вздумается. Теперь, когда выяснена моя невиновность, не обсудить ли нам и другую сторону, также участвовавшую в страстном обмене поцелуями?

– Они были не страстными. Может быть, и да, в каком-то смысле. Но ты набросился на меня, воспользовавшись тем, что я была слишком подавлена и расстроена.

– Понятно, – сказал Райдер, усмехаясь. – Если это происходило в подавленном состоянии, хотел бы я взглянуть на тебя, когда ты в полной силе.

– Замолчи, Кантрел. Смешно слушать.

– Меня зовут Райдер, – попросил он низким голосом. – Райдер.

– Кантрел, я здесь для того, чтобы поговорить с тобой насчет моего склада, дома, моего будущего, которое ты пытаешься разрушить.

– Эшли, – сказал он, приглаживая рукой свои волосы. – Я ничего не могу здесь поделать.

– Я пойду в правление университета.

– Нет. Послушай, эти письма обычно присылают из организации, ведущей строительство. Я, в свою очередь, поставил условие, чтобы все шло через меня. Ты только потеряешь время, если пойдешь туда. Они уже все решили.

– Ты что, получаешь какое-то извращенное удовольствие от всего происходящего?

– Просто это понемногу начинает надоедать. Однажды я работал по такому же контракту в Далласе, и там люди исходили все учреждения, которые только можно найти, пока я стоял в сторонке и дожидался начала строительства. Теперь я сам посылаю письма, принимаю удар на себя и делаю свое дело. Так гораздо проще.

– Я собираюсь бороться против этого, Кантрел.

– Ты обречена на поражение. У тебя есть месяц, чтобы переехать. Используй время разумно. Подыщи новое место для своего склада и принимай вещи такими, какие они есть на самом деле.

– Нет.

– Черт! – Кантрел полез в карман за сигаретой и закурил.

Они пристально смотрели друг на друга. Казалось, воздух в комнате сейчас начнет потрескивать, как от электрических разрядов. Затем Эшли облизнула губы и, тяжело вздохнув, опустилась в кресло.

– Ты в порядке? – спокойно спросил Райдер.

– Лучше бы тебе не курить, – ответила она, медленно вставая. – Это вредно для здоровья.

– Эшли…

– Извини за эту сцену. Я сойду с твоей дороги. До свидания, Кантрел, – проговорила она, направляясь к двери.

– Эшли?

– Да?

– Меня зовут Райдер.

– Пока, Райдер, – она закрыла за собой дверь.

Райдер поднес сигарету к губам, но вместо того, чтобы затянуться, затушил ее в пепельнице. Глубоко засунув руки в карманы, он стоял и хмурился, уставившись на дверь, до тех пор, пока в трейлер не вошел Пэппи.

– Похоже, у тебя что-то было с этой малышкой, – сказал Пэппи. – Что ей нужно?

– Она попала в контракт.

– Девушка выглядела совершенно обессиленной, когда уходила отсюда. Похоже, весь ее пыл остыл.

– Черт! Это не моя вина! – заревел Райдер, заставив Пэппи взглянуть на него с удивлением. – Меня всего лишь нанимают. Я вовсе не тот, кто отнимает все, что у нее есть, и заставляет лить слезы. Я… Забудем об этом. Это не моя забота.

– Конечно, не твоя, – спокойно сказал Пэппи. – Кроме того, она, кажется, умеет за себя постоять.

– Ты что, чокнутый? Она же живет на том самом складе, который я собираюсь сравнять с землей. Ты видел ее? Она такая беззащитная и… А, черт! – Райдер схватил свою куртку и выскочил из трейлера.

– Так, так, так, – весело проговорил Пэппи. – Это уже становится интересным.

Яростно ругаясь про себя, Райдер вышагивал по грязной дороге, закуривая на ходу сигарету.

«Эшли Хант может постоять за себя?! Ха! Какая ерунда! Конечно, она принеслась сюда и обрушилась на меня, словно ураган, но потом, когда ее большие карие глаза наполнились слезами… Это просто ужасно! И какого черта я поцеловал ее? Зато какой это был поцелуй! В ней угадывается страстная женщина, очень страстная.»

«А почему я так о ней беспокоюсь? – спросил Кантрел самого себя. – Ведь не я же довел ее до слез. Ей нужно крепиться и принимать вещи такими, какие они есть. Она ничем не отличается от других людей, попавших в подобную ситуацию. Эшли Хант – не моя проблема.»

Райдер швырнул сигарету в лужу и рассеянно помассировал левое плечо, глядя, как продвигается строительство. Люди получат хорошие дома для жилья. А где будет жить Эшли, когда он разрушит ее склад? «В этом-то все и дело», – прошептал он.

– Хэнк, – позвал Райдер.

– Да, босс?

– Послушай, я собираюсь вернуться в офис.

– Хорошо.

– И пораньше добраться до дома? – спросил Пэппи.

– Не надоедай мне, – бросил Райдер уходя, а Пэппи усмехнулся, глядя на его удаляющуюся спину.



Эшли едва помнила, как добралась обратно до склада. Девушка очутилась там незаметно для самой себя, бросилась на постель и зарыдала в подушку. Она плакала до тех пор, пока не выплакала все слезы, а потом долго лежала, совершенно обессиленная, свернувшись калачиком.

В таком состоянии и нашел ее Джош.

– Эшли? Что случилось? – спросил он, присаживаясь на край кровати.

– О, Джош, – выдохнула девушка, садясь и обнимая себя руками за шею.

– Эй, не волнуйся ты так, – попросил он, разнимая ее руки и тревожно заглядывая в заплаканное лицо. – Успокойся. Расскажи мне, что произошло?

Джошуа Эмери Смиту исполнился двадцать один год. Он заканчивал колледж, преуспевал в делах и отличался хорошим телосложением, вследствие чего пользовался большим успехом у женщин. Он очень гордился собой, считая себя самым красивым мужчиной, гордился своими черными волосами и мускулистым торсом. Джош любил Эшли как брат. Они познакомились год назад, когда Эшли купила склад и обнаружила, что он живет в этом пустом помещении нелегально.

Эшли согласилась оставить его там на неделю, пока он не подыщет себе другого жилья. Но Джош никуда не ушел. Он остался и помог Эшли превратить склад в помещение, пригодное для жилья. Джош умел обращаться с молотком и пилой и соорудил две спальни, маленькую кухню и ванную комнату. Эшли щедро заплатила ему за работу и предоставила одну комнату и питание, согласившись взять в свое медленно налаживающееся дело. Оба были довольны заключенным соглашением.

Они очень уважали друг друга, а Джош никогда не приводил женщин на склад. Он просто исчезал на выходные, а Эшли ни о чем не спрашивала. Между ними возникли очень теплые и дружеские отношения.

– Эшли, расскажи мне, – попросил он.

– Все кончено, – сказала она, судорожно вздыхая. – Кончено.

– О чем это ты?

– Возьми письмо из моей сумочки и прочитай.

Джош развернул смятый лист бумаги и быстро пробежал его глазами.

– Что за черт, – сказал он, вскакивая на ноги. – Я не допущу этого. Никто не придет сюда и… Я найду этого негодяя Кантрела и разделаю его под орех. Это будет достаточно ясным ответом на его письмо.

– Нет, Джош. Это бесполезно. Я уже разговаривала с ним. Он не виноват. Этим проектом ведает университет. Мы ничего не сможем сделать.

– Надо что-то придумать, как-то воспрепятствовать этому, Эшли.

– Мы не сможем. У нас есть тридцать дней, чтобы убраться отсюда.

– И куда мы пойдем?

– Я не знаю. Они снесут здание и заплатят за него компенсацию.

– Превосходно! Но это место ничего не стоит!

– Это все, что у меня есть, Джош.

– Что же за тип этот Кантрел?

Эшли быстро взглянула на Джоша, но перед глазами возник образ Райдера Кантрела. «Райдер?» – подумала она.

Эшли никогда еще не встречала такого мужчину, как он. Райдер оказался для нее загадкой и производил впечатление весьма многогранной личности. Его глаза сверкали, как холодные льдинки, а потом внезапно смягчались, наполняясь теплом и нежностью. От него исходила мощная волна сексуальности. Его походка не была по-мальчишески стремительной, как у Джоша. Он двигался очень уверенно, с молчаливым превосходством. Его тело было сильным и подтянутым, и все же он быстро укротил свою силу, когда нежно держал ее в объятиях. К тому же Райдер очень умело целовался и разбудил в ней такую волну страстных чувств, о существовании которых Эшли даже не подозревала раньше. Что же он был за человек? Она его совсем не знала.

– Эшли, где ты?

– Что? Извини, Джош. Я совершенно выбита из колеи. Кантрел – несущественное лицо. Его просто наняли по контракту. Это бесполезно, Джош. Бороться не с кем. Мы не в силах что-либо изменить. У меня мысли путаются. Поговорим позже, когда я без слез смогу связать два предложения, хорошо?

– Ты хочешь, чтобы я оставил тебя?

– Да, да, пожалуйста.

– Хорошо, дорогая, – сказал он, целуя ее в лоб. – Увидимся позже. А пока я заставлю свою великолепную голову поразмышлять над этим и обязательно приму гениальное решение. Не беспокойся, за дело принимается твой Джош.

– Что я могу ответить? – улыбнулась Эшли. – Ты немедленно решишь все мои проблемы.

– Вот и умница. Пока.

Эшли снова опустилась на подушку и закрыла глаза, прижав ладони к вискам.

«Джош – хороший, добрый парень, и я обожаю его. Но он не в силах заставить этих ужасных людей убраться отсюда. Как быстро может измениться жизнь. Самая простая вещь способна повлечь за собой большие неприятности. Телефонный звонок, письмо, поцелуй



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация