А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Первобытный инстинкт
Дина Аллен


Когда друзья попросили Джеральда Барринга «присмотреть» за провинциалкой, впервые приехавшей в Лондон, он согласился без особой охоты. Но, очаровательная Сью Поттерс с первой встречи покорила его своей жизнерадостностью и непосредственностью. Однако Джеральду еще предстоит встретиться с иной, чувственной стороной ее натуры…

Наивная провинциалочка оборачивается новой Клеопатрой – дерзкой и изощренной соблазнительницей. Шаг за шагом ведет она Джеральда к вершинам наслаждения, исполняя его заветные желания и тайные фантазии. Охваченная страстью, Сью превращает свою жизнь и жизнь возлюбленного в бесконечную любовную игру…





Дина Аллен

Первобытный инстинкт





Глава 1


– Никки, пусик, у тебя весь подбородок в соусе! – Заботливо наклонившись к мужу, Вайолетт вытерла ему лицо салфеткой.

«Никки… пусик…» О Боже! Джеральд поморщился и возблагодарил Господа за то, что не женат. Тошнотворные ласковые словечки – лишь малая капля того, что приходится терпеть дуралеям, променявшим свободу на цепи брака. Год назад, познакомившись с Вайолетт, Ник совершенно потерял рассудок: Джеральду оставалось только беспомощно наблюдать, как лучший друг все глубже погружается в трясину.

Где еженедельные партии в теннис, где ночи за карточным столом, где, наконец, воскресный футбол с пивом и крекерами? Из славного компанейского парня Ник превратился в какую-то размазню. Правда, теперь, полгода спустя после свадьбы, он, кажется, начал понемногу выправляться – и все же Джеральд сомневался, что его друг когда-нибудь станет прежним.

Они снова начали играть в теннис, смотрели по телевизору футбольные матчи, но Джеральд чувствовал, что прежнее беззаботное товарищество осталось в прошлом. Центром мира и смыслом жизни, для Ника стала Вайолетт. На взгляд Джеральда, чертовски рискованная ситуация. Быть может сейчас его друг и счастлив, точнее воображает себя счастливым, но убаюканный мирным течением семейной жизни не слышит приближающегося рева водопада.

Ник устремил нежный взгляд на заметно округлившуюся фигуру жены.

– А может, я вымазался в соусе специально, чтобы ты его слизала?

Джеральд отложил вилку.

– Слушайте, может быть, мне оставить вас вдвоем? У вас ведь годовщина свадьбы. Точнее полугодовщина…

Услышав, что Ник и Вайолетт отмечают полугодовой юбилей, Джеральд поначалу не поверил своим ушам. А уж когда Ник сообщил ему, что они с женой празднуют дату свадьбы каждый месяц…

Для Джеральда эти бесконечные семейные празднества были загадкой. Его родители никогда ничего не отмечали вместе. Что, впрочем, естественно в ситуации, когда муж живет в Нью-Йорке, а жена в Риме. Женаты потому, что лень развестись, – эта расхожая поговорка, как нельзя лучше подходила к родителям Джеральда. И не к ним одним. У Джеральда сложилось впечатление, что так живут почти все богатые пары.

Интересно, многие ли из них в первые годы ворковали друг с другом, как Ник и Вайолетт? Должно быть, большинство. Конечно, его друг не слишком богат, но разводы – не привилегия богачей. Джеральд от всей души надеялся, что Ник и Вайолетт будут счастливее его родителей, однако поостерегся бы делать на это ставку.

– Обязательно, но попозже. – И Вайолетт подмигнула Нику. – А тебя мы пригласили не зря, у нас для тебя сюрприз.

– Вот как?

Чем, интересно, они собрались меня удивить? О будущем ребенке я, разумеется, уже знаю, только слепой не поймет, что Вайолетт беременна. Может быть…

– У вас будут близнецы?

– Ну, нет! – расхохотался Ник. – По крайней мере, мы об этом пока не знаем.

– Не угадал! – объявила Вайолетт. – Наконец-то прибыл наш свадебный альбом!

– Да ну?! – Джеральд старательно, но не слишком успешно изобразил энтузиазм.

Свадебные фотографии вселяли в него неприятное, даже жутковатое чувство. Чему, эти идиоты радуются? – обычно думал Джеральд, глядя на счастливого жениха, сияющую невесту и восторженных гостей. Неужели не понимают, какое разочарование ждет их впереди?

– Ты приехать не смог, так хотя бы фотографии посмотришь, – продолжала Вайолетт.

– Классные снимки! – подбодрил приятеля Ник. – Ты бы видел брата Сью в твоем смокинге!

– Да, жаль, что я подхватил ветрянку, – ответил Джеральд. – Кто бы знал, что так выйдет?

Оберегая «слабое здоровье» единственного сына, родители не делали ему прививок, – вот почему Джеральд в двадцать семь лет умудрился подцепить детскую хворь. Впрочем, тому, что не смог присутствовать на бракосочетании Ника и Вайолетт, он не слишком огорчился, полагая, что судьба хранит его от опасных свадебных флюидов.

Наблюдать за чудачествами влюбленного друга, – еще куда ни шло, но своими руками затягивать у него на шее петлю законного супружества… Большинство холостяков, твердящих о своей ненависти к браку, не вполне искренни – они рисуются, полагая, что именно так и должны вести себя «настоящие крутые мужики». Но Джеральд не играл и не рисовался. Перед ним был пример родителей, и брачные узы казались ему страшнее кандалов.

– Много снимков Сью, – добавила Вайолетт. – Думаю, тебе любопытно будет посмотреть – она ведь на следующей неделе переезжает в Лондон!

– Вот как?

В мозгу у Джеральда вспыхнул сигнал тревоги. Какая-то Сью его совершенно не интересовала, но он мгновенно почувствовал, что Вайолетт неспроста заговорила о своей подружке.

Отставив тарелку, молодая жена Ника лукаво улыбнулась Джеральду.

– Знаешь, хочу тебя кое о чем попросить… Теперь в мозгу у Джеральда не просто горел тревожный сигнал – надрывалась сирена.

– Ты не откажешься присмотреть за Сью на первых порах? Знаешь, провинциалка в большом городе, и все такое…

Пока Джеральд раздумывал, как бы, поучтивее послать ее к черту, в разговор вмешался Ник:

– Что такое, Вэй? Мне ты об этом ничего не говорила.

– Разумеется. Я ведь тебя знаю: сразу вообразишь, невесть что!

– Уже вообразил!

– Вот что, ребята, – заговорил, наконец Джеральд. – Вайолетт, должно быть, Ник тебе об этом не рассказывал, но много лет назад мы с ним заключили договор, что никогда, ни за что, ни при каких условиях не станем сватать друг другу девушек.

– Да нет, дружище, никакого сватовства! – торопливо заверил Ник. – Я ведь тебе говорил, верно, Вэй?

– Говорил, – подтвердила она.

– Вот видишь!

– Ни о каком сватовстве и речи нет, – сказала Вайолетт. – Просто я беспокоюсь за Сью и хочу, чтобы рядом с ней был человек, которому можно доверять. А тебе я доверяю.

– И все же чертовски напоминает сватовство, – недоверчиво пробормотал Ник.

– Да Бог с тобой! Сьюлин боится брачных уз еще больше, чем Джеральд! Насмотрелась, на собственную семью и теперь клянется, что ни за что не попадет в такую переделку!

– А, понимаю! – Ник усмехнулся. – Сколько там у нее братьев и сестер? На свадьбе они все путались под ногами, но я так и не успел их сосчитать.

– Пятеро, – ответила Вайолетт. – Вместе с самой Сью – шестеро. И она, как старшая, всю жизнь только и делала, что меняла им пеленки. Для нее переезд в Лондон – словно побег из тюрьмы.

– Шестеро детей! – изумленно протянул Джеральд. До сих пор он думал, что такое бывает только в телесериалах… Джеральд поморщился – ему припомнилось собственное одинокое детство. – Но почему?

– Да потому что в Тихом Омуте больше заняться нечем! – Ник подмигнул приятелю.

– Но ведь этим можно заниматься и без последствий.

– Только не в Омуте. – Ник ухмыльнулся, указывая взглядом на округлившийся животик жены.

– Никки, перестань! – взмолилась Вайолетт. – Разумеется, у нас известны средства предохранения. Просто у родителей Сью получаются такие чудные детишки, что, думаю, они просто не в силах удержаться от искушения и не рожать новых. И потом, они всегда боялись отпускать Сью в Лондон. Может быть, для того и рожали, чтобы удержать ее дома: надеялись, что рано или поздно она бросит свои фантазии, выйдет за какого-нибудь фермерского сынка, и останется в Омуте.

– Но, как видно, у них ничего не вышло, – заметил Джеральд.

– Естественно, раз она приезжает! Слава Богу, у нас на фирме открылась вакансия и я могу предложить ей место агента по связям с прессой, иначе не знаю, где бы она нашла работу.

Ник откашлялся.

– Послушай, мне кажется, ты достаточно для нее сделала. Не понимаю, зачем просить Джеральда…

– Да где тебе понять! Нас со Сью с первого класса водой не разольешь. И о жизни в столице, о том, как будем работать, и делать карьеру, мы мечтали вдвоем. Предполагалось, что я буду, так сказать, первопроходчицей, а когда Сью соберется с духом и вырвется в Лондон, стану для нее гидом по жизни в Мегаполисе. Но едва ли Сью захочет, чтобы за ней по пятам таскалась, почтенная замужняя леди с огромным животом!

– Теперь понимаю, – заметил Ник. – Но почему ты не попросишь кого-нибудь из сослуживиц?

– Право, не знаю, кого попросить. Это дело деликатное. Она ведь никогда не выезжала за пределы графства, ни разу в жизни не встречалась с парнем, от которого не несло бы коровником. И так долго ждала переезда, что, боюсь, от радости потеряет голову. Как бы она не натворила глупостей.

– Значит, до сих пор она в Лондоне не была ни разу? – с некоторым облегчением уточнил Джеральд.

Вайолетт покачала головой.

– И вообще в больших городах не бывала, если не считать одной-единственной поездки в Честерфилд на уик-энд. Теперь понимаешь, что меня беспокоит?

– Догадываюсь.

Значит, волноваться нечего. Да и стыдно, в самом деле, мне, Джеральду Баррингу, опасаться какой-то деревенской простушки!

Вайолетт пододвинула к гостю блюдо с курицей.

– Доедай, Джеральд. И клади себе еще картошки.

– Спасибо.

Принимая блюдо, Джеральд уже знал, что примет и другое предложение – сыграть роль няньки при девице из Тихого Омута, графство Дербишир. Как там ни крути, Ник Лайонз – его лучший друг в Лондоне. А, пожалуй, и во всем мире. Джеральда не интересовала разница в их происхождении и благосостоянии, и рядом с Ником он забывал об обязанностях, какие накладывала на него принадлежность к аристократической фамилии.

Ради друга Джеральд был готов на все. А теперь он ясно видел, что Ник поддерживает просьбу своей жены. И все же ему не хотелось сдаваться без боя.

– Говорите что хотите, но, по-моему, все это чертовски смахивает на сватовство!

Вайолетт всплеснула руками.

– О каком сватовстве речь, если Сью не меньше тебя ненавидит постоянные отношения?! Послушай, не так уж все это страшно. Я, конечно, пристрастна к своей лучшей подруге, но вот и Никки скажет, что она классная девчонка и с ней весело. Верно, Никки?

– Да, но…

– Подожди, я принесу фотографии.

Едва она вышла из комнаты, Джеральд наклонился к другу.

– Теперь я тебя спрошу. Эта Сью уродина? Мне-то наплевать, ты знаешь, просто хотелось бы знать заранее. Я, может быть, и соглашусь, но…

– Нет, совсем не уродина, – ответил Ник. – Но и не в твоем вкусе – ты, знаю, предпочитаешь, высоких, и элегантных, а она… ну, она такая бойкая пухленькая очаровашка.

– Если вы не намерены меня сватать, то неважно, в моем она вкусе или нет, – уточнил Джеральд, не сводя с друга испытующего взгляда.

– И то верно.

– Так все же: сватовство это или нет?

– Вайолетт говорит, что нет.

Джеральд понимал, что Ник жену все равно не выдаст, и решил оставить эту тему. В конце концов, бояться нечего. С девчонкой из глухой деревни он одной левой управится.

– Значит, бойкая, говоришь. Это качество ей пригодится, если она будет заниматься связями с прессой.

– Точно! – Ник явно обрадовался, что Джеральд отвлекся от скользкой темы. – Думаю, у нее все получится. Они с Вэй в чем-то похожи, но в то же время совсем разные. Вайолетт, когда ей что-то нужно, прет, напролом, как танк, а вот Сью действует юмором и улыбкой.

Как и сам Ник, подумал Джеральд и окончательно успокоился. Если эта девчушка похожа на его друга, то, пожалуй, обязанности няньки превратятся в недурное развлечение.

– Сплошные кудряшки, веснушки и острый язычок. Ох, поболтать она любит, это точно! Тебе слова сказать не даст. Джеральд снова забеспокоился.

Что, зануда? Не стесняйся, говори как есть!

– Да нет, никакого занудства. Если только ты не встанешь у нее поперек дороги. Если уж ей что взбрело в голову, скорее умрет, чем откажется. Улыбка до ушей, но характер стальной.

– Значит, бойкая и упрямая, – уточнил Джеральд.

– Можно и так сказать. Хотя я предпочел бы «целеустремленная». Да вот, на свадьбе был случай. Вайолетт хотела, чтобы и у нее самой, и у подружек были букеты розовых бутонов. Однако, когда прибыли цветы, оказалось, что розы уже раскрылись. Вайолетг страшно разозлилась, готова была на цветочную фирму в суд подавать, но Сью пообещала, что все уладит. Не знаю уж, что они вдвоем с флористом сделали, и как им это удалось, но, когда невеста с подружками вошли в церковь, в руках у них были нераскрывшиеся бутоны роз!

– А вот и альбом! – С этими словами Вайолетт шлепнула на стол книжищу в кожаном переплете размером с Оксфордский словарь.

Джеральд внутренне сжался. В этакой махине, должно быть, не меньше миллиона снимков! Столько свадебных фотографий разом – все равно что целая тарелка пирожных и ни, одного глотка кофе, чтобы перебить приторный вкус. Если бы Джеральд думал, что вся эта свадебная пышность и помпезность способна обеспечить супругам счастье, может быть, ему было бы легче. Но он не верил в семейное счастье, и свадебный ритуал представлялся ему колоссальной Тратой впустую времени, денег и сил.

– Вот она подходит к алтарю…

Послушно взглянув на фотографию, Джеральд увидел девушку, чересчур милую и нежную для такого старого циника, как он. Впечатление усиливал наряд – в бледно-сиреневом платье с рукавами-фонариками Сью выглядела сказочной принцессой. Но из волшебных сказок Джеральд давно вырос. На голове у Сью красовался венок, не ускользнули от внимания Джеральда кудряшки и веснушки, о которых говорил Ник.

На взгляд Джеральда, девушка с такой внешностью и в таком наряде должна мечтать о муже, куче детишек и коттедже с собственным садиком, а никак не о большом городе, карьере и скоротечных романах. Может быть, напрасно Вайолетт опасается, что ее подруга «потеряет голову и натворит глупостей»?

– Прелесть, верно? – проворковала



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация