А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


сказали, что не часто выходите из дома?

– Правильно.

– А вообще-то выходите, мистер Равен?

– Хит. – Он на секунду запнулся. – Нет.

– Давно?

– Три года.

Он дал ей возможность подумать. Он не выходил из дома с тех пор, как умер сын.

– И вы никогда не поднимаете шторы?

– Никогда.

Кэсси не спросила, почему. Но если бы и спросила, он бы не ответил. Это не ее дело.

– Хорошо, – сказала она, засовывая ручку в блокнот. – У меня достаточно фактов, чтобы начать. Но мне нужна фотография Евы. Если у вас есть.

Он вручил ей папку.

– Молодая, – заметила Кэсси, когда увидела внутри папки снимок.

– Двадцать три. Мне тридцать девять. Не удивляйтесь, между нами действительно было мало общего, – добавил он, поймав ее взгляд. Но он не хотел развивать эту тему. – Там есть снимки младенца. – Хит сделал копию с ультразвукового снимка малыша.

Кэсси достала картинку из папки и стала ее рассматривать.

– Я никогда такого не видела.

– Голова. Нос. Подбородок. Ручки. Пальцы. Ноги. – Хит карандашом показывал части тела.

– Вы знаете пол младенца? – улыбнулась Кэсси.

– Ножки скрещены.

– Или там нечего видеть. Может быть, это девочка.

– Может быть.

Кэсси захлопнула папку и поднялась. Хит вручил ей конверт с чеком – еще по телефону она предупредила, что в их ведомстве требуется частичная предварительная оплата. Потом они молча спустились вниз. Перед дверью Кэсси остановилась.

– Вы были влюблены в нее?

– Нет. – Разве он верил в любовь?

– Но вы же собирались жениться на ней.

Он уже и так сказал слишком много. Нет необходимости объяснять каждый свой шаг.

– Есть некоторые вещи, которые необходимо сразу прояснить, – начала Кэсси. Тон – деловой, но глаза ласковые. – Расследование может принять такой оборот, что вам придется покинуть дом. Может быть, поехать куда-то со мной, а может быть, и одному. К примеру, Ева позвонит и скажет, что вы нужны ей. Вы подготовьтесь к этому, чтобы смогли выполнить все, что необходимо.

– Я уже готов. – Хит сделает для своего ребенка все. Все! Включая борьбу с Евой за опеку над ребенком. Она, очевидно, не способна быть хорошей матерью. – А что я должен делать сейчас?

– Позвольте мне сначала все расставить по полочкам. Иногда такого рода случаи сами разрешаются сказочно быстро. Если вы вспомните еще что-нибудь, позвоните мне.

Кэсси протянула руку. Хит машинально взял ее. Все правильно – заключив сделку, один человек пожимает руку другому. Он попытался высвободить руку, но Кэсси крепко ее держала.

– Я найду вашего ребенка, – убежденно заявила она.

От вспыхнувшей надежды у него перехватило дыхание. Он едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия – от благодарности.

Он верил ей.




ГЛАВА ВТОРАЯ


Кэсси не теряла времени даром. Уже в полдень компьютер выдал ей дату рождения Евы, номер полиса ее социальной страховки, настоящий и предыдущий адрес. Остальное требовало более глубоких раскопок. Кэсси надеялась, что беседа с Дарси, соседкой Евы по квартире, даст больше конкретной информации. Конечно, если Ева не держалась с Дарси так же скрытно, как с Хитом.

Кэсси запустила на принтере печать, отодвинулась от стола и потянулась, расслабляя уставшие плечи. Пока документы и записи печатаются, можно позвонить гинекологу Евы. Она начала набирать номер, но остановилась. Сначала надо позвонить Хиту.

– Говорит Кэсси Миранда, – представилась она, когда он ответил.

– У вас есть новости?

Она услышала в его голосе такую надежду, что ее сердце сжалось от сочувствия. Ей хотелось бы порадовать его хорошими новостями.

– Простите, нет. Я собираюсь позвонить в гинекологическую клинику и притвориться, будто я это она. Есть ли у Евы акцент?

Прошло несколько минут. Кэсси решила, что Хит пытается справиться с разочарованием из-за отсутствия новостей.

– Никакого акцента, – наконец сообщил он.

– Какие-нибудь особенности речи? Повторяет ли она «вы знаете», или «как бы», или что-нибудь в этом духе?

– Она хихикает.

– Часто? – Кэсси сморщилась от неприязни.

– Да. А когда нервничает, еще больше.

Потрясающе.

– Не могли бы вы привести пример?

– Хорошо. – После некоторой паузы: – Мне не следует этого делать, хи-хи.

Кэсси улыбнулась – это звучало весьма странно. Она смотрела на фото Евы, пытаясь представить их вместе. Они не подходили друг другу. Ева принадлежала к типу «девушка-простушка» – рыжие волосы, веснушки, наивный взгляд. А Хит казался светским и тонким человеком.

– Какие-нибудь еще детали не вспомнились?

– Она любит делать покупки.

Кэсси усмехнулась. Она стала привыкать к его своеобразной манере выдачи информации – прямой, но крайне лаконичной.

– Предпочитает какой-то конкретный магазин?

– Ева любит торговаться. Она говорит, что никогда не платила за вещь полную цену и никогда не будет этого делать.

– Она любит торговаться в какой-нибудь второразрядной лавке или во время распродажи в супермаркете?

– По-моему, и там и там. И в специализированных магазинах. Она нашла такой, где продается одежда только для беременных.

– В городе их не может быть много. – Кэсси взяла телефонную книгу и положила на стол перед собой. – Я проверю их все.

Закончив разговор с Хитом, она тут же позвонила в офис врача. Время поджимало, рабочий день подходил к концу.

– Привет, – сказала Кэсси, когда ей ответили. – Это Ева Брукс. Я сделала ужасную глупость. – Она по-дурацки хихикнула. – Я потеряла карточку, где записано время моего следующего визита к врачу. Не могли бы вы мне подсказать? Пожалуйста.

– Брукс, вы сказали?

– Да. Ева.

Кэсси отчетливо слышала характерное клацанье клавиш.

– Вы пациентка доктора Соренсона?

– Да. – Не звучит ли ее голос слишком неестественно?

– А вы не записывались под другой фамилией?

Кэсси понимала, что настаивать не стоит. Возможно, это очередной обман Евы. В самом ли деле она беременна? Не было ли это планом, как выжать побольше денег из Хита? Не был ли это тонкий расчет на его уязвимость?

– Простите, вы сказали «Соренсон»? – спросила Кэсси. – Я не обратила внимания. Я неправильно набрала номер. Извините.

Она опустила трубку на рычаг и в задумчивости уставилась на телефон.

– Кэсс?

Она пришла в себя, только когда Джеймс Паладин постучал костяшками пальцев по ее столу. Как и ее, Джеми взяли девять месяцев назад следователем в открывшийся в Сан-Франциско Департамент расследований Красного Креста.

– Ты в порядке? – спросил он.

– Да. – Она потянулась и вернулась мыслями в кабинет. – Да. Тебе что-нибудь надо, Джеми?

– Твой совет по делу Кобьески. Если у тебя есть время.

Кэсси посмотрела на часы – ровно пять. Ей не хотелось говорить с Хитом по телефону. Своим присутствием она, по крайней мере, сможет смягчить еще один удар Евы. Но в это время движение по мосту из Сан-Франциско в пригород ужасно. А если она подождет часа два…

Из спальни на втором этаже Хит наблюдал, как Кэсси идет от машины к его дому. Ее походка энергична и уверенна. Несколько минут назад Кэсси позвонила и сообщила, что уже едет по мосту в Волфбек-Ридж. В таком предупреждении не было необходимости. Он никогда не выходит из дома. И она знает это.

Что же она обнаружила? Что-то важное, чего не могла сказать по телефону? Что-то хорошее?

Хит пытался заставить себя не воспринимать ее как женщину. И не мог. Кэсси была красивая, чистая и простодушная. И не сознавала этого. Она почти не пользовалась макияжем. Волосы заплетала в простую косу и закидывала на спину. Никаких капризов. Никаких фокусов. Никакой игры.

Это безумно привлекало его. А ведь еще недавно он убеждал себя, что всю оставшуюся жизнь проведет в одиночестве. И даже верил в это…

Помимо красивого лица и стройного тела у Кэсси удивительный ум. Ясный и решительный.

И она не хихикает.

Зазвонил дверной звонок. Хит открывал дверь с надеждой в сердце, но всякая надежда пропала, когда он посмотрел Кэсси в глаза.

– Скажите мне.

– Мы можем сесть? – спросила она.

– Скажите мне.

– Вы уверены, что Ева беременна?

Не умерла. Не умерла! Иначе Кэсси не говорила бы так. Облегчение разлилось по жилам, будто три глотка бурбона. Жаркие и дразнящие.

– Да.

– Абсолютно уверены? В офисе доктора Соренсона говорят, что Ева не была его пациенткой. Почему вы так уверены, что она беременна?

– Я чувствовал движение плода.

– Я не собиралась задавать вам такой вопрос, но…

– Она много раз позволяла мне положить руку на живот. Иногда она поднимала свитер, и я мог следить за движениями ребенка. Кэсси, я раньше уже видел беременных.

Она уперла кулаки в бедра, уставилась в пол и с силой выдохнула воздух.

– Я думала, она играет с вами. Играет как с…

– С дураком? Со слабаком?

Кэсси покачала головой.

– Как с уязвимым мужчиной. Притом с деньгами.

Несколько секунд ее слова оставались без ответа.

– Какой следующий шаг? – Хит не обратил внимания на подтекст ее слов. – Не можете же вы обзвонить всех врачей города.

– Могу.

– Вы шутите. – Ему понадобилась чуть ли не минута, чтобы вникнуть в ее слова.

– Конечно, я начну с гинекологов. Но вряд ли вы сможете… Я все смогу. И попытаюсь завтра побольше выудить из ее соседки. По-моему, это наш лучший шанс получить информацию.

– Что я могу сделать? – Хита восхищала ее решительность.

Быть здесь, если Ева позвонит или придет.

– Об этом можно и не говорить.

Кэсси с минуту изучала его.

– Вы уверены, что способны оставить дом, если понадобится?

Хиту не нравилось, когда задавали вопросы, касавшиеся лично его. К этому он не привык.

– Я сделаю все, что должно быть сделано.

– Тогда почему…

– Кэсси, здесь не о чем говорить.

Таким образом, Хит не только прекратил дискуссию, почему он не покидает дом, но и вообще их, разговор. И пошел следом за ней к парадной двери.

– Если бы Ева просто исчезла, не оставив записки, – начала Кэсси, взявшись за дверную ручку, – все было бы по-другому. В поисках участвовала бы полиция. Мы бы пользовались их ресурсами. А так нам придется выяснять все самим. Я все еще думаю, что кто-то в ее офисе может знать, где она.

– Я не хочу создавать Еве проблемы на работе, если у нее всего-то гормональный всплеск. Я уже пренебрег ее желанием, наняв вас, чтобы найти ее. Но это, кстати, не вызывает у меня чувства вины. Она носит моего ребенка. И играет моей жизнью. – Он провел руками по волосам. Потом сцепил пальцы на затылке и подышал, чтобы успокоиться. – Понимаете, я все пытаюсь сделать правильно. Это ведь моя вина, что она забеременела.

– Знаете, Хит, в наши дни считается, что за беременность несут ответственность двое. – Кэсси открыла дверь. – Когда будут новости, я свяжусь с вами.

– Мне нужны не просто новости, а результат.

– Нет проблем.

Он так не хотел, чтобы Кэсси уходила… Но попросить ее остаться не мог.




ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Кэсси вытащила из-под сиденья казенного вида конверт и направилась к многоэтажному дому Евы. Лестница была удивительно солнечной и светлой. Кто-то играл на кларнете, снова и снова повторяя музыкальную фразу. Запах жареного лука витал в воздухе и смешивался с чем-то острым. Карри? Пять часов вечера. Пятница. Она надеялась застать Евину соседку дома, пока та не ушла куда-нибудь поразвлечься.

Ева и Дарси жили на третьем этаже. Кэсси поднялась по лестнице и постучала в дверь. Никто не ответил. Изнутри не доносилось ни звука. Она прислонилась спиной к стене рядом с дверью и приготовилась ждать.

Постепенно она погрузилась в свои мысли. Хит. Чарующий мужчина, искрящийся от эмоций, которые тщательно скрывает. Талантливый и утонченный. Мрачный и злой.

У него есть причины быть мрачным. Кэсси узнала, что его пятилетний сын, Кайл, погиб три года назад – школьный автобус попал в аварию. Хит был с ним, но не смог спасти сына. После гибели ребенка последовал развод с женой.

Смерть сына, развод, исчезновение женщины, носившей его ребенка… Кэсси удивлялась, как он еще говорит связными предложениями.

Она вспомнила его взгляд, когда вчера вечером он открыл ей дверь. Надежда моментально умерла, когда Хит догадался, что у нее нет хороших новостей. Ей так захотелось обнять его и сказать, что все будет хорошо. Его боль вызвала в памяти ее собственную…

Кто-то бежал по ступенькам. Кэсси отошла от двери и моментально собралась с мыслями. На лестнице показалась девушка лет двадцати с небольшим. Волосы – до подбородка, будто рубленые топором. Золотая сережка в носу отражает свет лестничной лампы. Коротенькое вельветовое платье, надетое поверх подчеркивающих формы джинсов.

Девица с вызовом посмотрела на Кэсси.

– Вы Дарси? – спросила та. – Ну?

– Я ищу Еву Брукс.

– Займите очередь. – Девушка вставила ключ в замок.

– Простите?

– Ева смылась месяц назад. – Дверь открылась. – Мне приходится работать в двух местах, чтобы платить за квартиру. – Она окинула Кэсси взглядом с ног до головы. – Чего вам от нее надо? Месяц назад?

– У меня для нее письмо.

Дарси уставилась на конверт в руках Кэсси.

– Что еще за письмо?

– По правде, я не могу сказать.

– Ну, а я не могу помочь вам.

Дарси начала закрывать дверь. Кэсси протянула руку, чтобы удержать ее.

– Мне и правда надо найти Еву. Она может получить большие деньги, если она та Ева Брукс, какую я ищу. – Кэсси нашла правильную тактику. Дарси стала гораздо внимательнее, услышав слово «деньги».

– Она должна мне за квартиру, – быстро среагировала она.

Кэсси ждала.

– Послушайте, – начала девушка, – я не знаю, где Ева. Адвокат из конторы, где она работает, тоже звонил. Я и ему не смогла помочь.

– Давно вы вместе с ней снимаете квартиру?

– Пару лет. Потом она вляпалась с этим мужчиной. Но вообще-то я рада, что она уехала. Я не хочу возни с младенцем, понимаете?

– Конечно. Она ничего не говорила про отца? Может быть, она уехала к нему?

– Не думаю, – фыркнула Дарси.

– Почему?

– Слишком старый. Слишком нудный. У нее был список причин, почему она не хотела иметь с ним дел.

Кэсси легко верила, что Ева считала Хита нудным. Особенно, если она не знала о его прошлом горе. Но старым?

– Но она беременна, – сказала Кэсси. – Разумно было бы обратиться к нему.

– Может быть. Ее почта все еще приходит сюда. И основном счета. Я их не оплачиваю.

– Могу я взглянуть?

– Кто вы такая? – нахмурилась Дарси.

Кэсси дала ей свою визитку.

– Красный Крест? – Девушка присвистнула. – Важное дело.

– Да, это так.

– У нее нашелся старый богатый



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация