А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Романтичная леди
Сильвия Торп


Романтичная и безрассудная Каролайн Крессуэлл помогает своей лучшей подруге сбежать от ненавистного жениха и в решающий момент меняется с ней местами, чтобы ввести в заблуждение слуг и избежать погони. Но обстоятельства складываются так, что спасать приходится ее, а спасителем оказывается Гай Рэйвиншоу…





Сильвия Торп

Романтичная леди





Глава 1

Для свадьбы уже все готово…


– Значит, пора отбросить все сомнения. Остается только Гретна-Грин!

Это категоричное заявление не нашло никакой поддержки среди обитателей изящно и дорого обставленной гостиной в доме на Брук-стрит. Дама, сидевшая подле мисс Каролайн Крессуэл на диване, только возмущенно пробормотала в ответ какое-то возражение, а молодой джентльмен, до этого уныло созерцавший языки пламени в камине, поднял голову и раздраженно заметил:

– Дорогая Каро, об этом не может быть и речи! Даже отставив в сторону все рассуждения о приличиях, у нас просто нет ни малейшей надежды благополучно добраться до Шотландии.

– Заячья ты душа! – насмешливо бросила ему Каролайн. – Неужели офицер Веллингтона готов без единого выстрела признать поражение?

В ответ капитан Уайльд только нахмурился и вернулся к созерцанию пламени, но сестра ринулась на защиту брата:

– Это столь же недобро, Каролайн, как и несправедливо! Роланд сделал все, что было в его силах, чтобы добиться у леди Линли согласия на брак, и никто не посмеет отрицать это. Разве можно упражняться в остроумии, когда он в таком отчаянии?! Это уже слишком.

– Но слезами горю не поможешь, Летти, – решительно возразила ее подруга. – И доброта тут совершенно ни при чем. Мы все давно и слишком хорошо знаем друг друга, и никто не может подумать, что я в состоянии намеренно причинить кому-то из вас боль. Я вовсе не упражняюсь в остроумии и никого не делаю объектом насмешек! Для Роланда осталась единственная надежда на брак с Дженнифер Линли. Надо изыскать способ похитить ее и счастливо обвенчаться в Шотландии еще до того, как ее мать, или кто-то там еще, сумеет воспрепятствовать этому.

Миссис Летишия Фентон, элегантно одетая молодая матрона с приятным, но невыразительным лицом, позволила себе смилостивиться, но пресекла поползновение на продолжение разговора на эту тему, поскольку твердо считала, что мысли о возможности предпринять столь достойный порицания поступок, как тайное бегство, следует решительно удалять из головы брата. Капитана соображения предосудительности волновали меньше всего.

– Могу сказать одно: если бы только Дженни пожелала, я бы послал ко всем чертям правила приличия и меня ничто бы не остановило, – с дерзким отчаянием проговорил он. – Скандал после похищения разразится непременно, но мы можем оставаться в Хартфордшире вплоть до моего возвращения в Испанию.

– То-то и оно, – поспешила возразить Летишия. – Разумеется, проще простого предаваться многословным рассуждениям о том, как ты возьмешь Дженни с собой, когда придет время возвращаться в полк, но нельзя же всерьез действительно тащить наивную, выросшую в тепличных условиях молоденькую девочку в чужую страну и заставлять ее мыкаться в армейском обозе. Этого не выдержит ни одна чувствительная натура!

– Чепуха! – решительно возразила Каролайн. – Сколько жен военных следует за барабаном, да и Дженни не станет жаловаться на неудобства и лишения, пока ей позволено будет находиться подле Роланда. Это всегда было так, с самого раннего детства, едва она покинула колыбель. Ее дух сломило только известие о смерти Роланда, но теперь, когда Дженнифер знает, что он жив, она снова стала сама собой. Тебе не приходилось с ней встречаться в последнее время, Летти, а я виделась с ней совсем недавно.

– Возможно, ты и права, – неохотно согласилась Летишия. – Не стану же я отрицать, что девочкой она вообще ничего не боялась, тем более, если рядом оказывался Роланд. Все поражались, как они привязаны другу к другу.

– О, они созданы друг для друга, разве можно в этом усомниться. И это отъявленное злодейство со стороны леди Линли вынуждать бедное дитя на брак с другим единственно ради удовлетворения собственных амбиций. Я бы ей давно все высказала в лицо, если бы только хоть в малейшей степени это могло помочь!

Ни капитану Уайльду, ни его сестре несложно было поверить ее словам. Знакомство с Каролайн Крессуэлл, которую они знали всю жизнь, научило их, что ее честность сравнима разве только с ее жизнелюбием. А жизнелюбие Каролайн сохраняла вопреки всем своим злоключениям. Брат с сестрой неоднократно убеждались в ее умении во всем находить хорошие и светлые стороны. Каролайн была единственной дочерью беспечного и легкомысленного джентльмена, промотавшего свое состояние и не способного в силу врожденного отсутствия склонности к труду и гипертрофированного восприятия своей родовитости хоть каким-нибудь делом зарабатывать себе на жизнь. Долги и настойчивые кредиторы стали вечными спутниками ее детства. Временное облегчение для нее наступило только тогда, когда, поддавшись на уговоры миссис Уайльд, своей дальней родственницы, отец на целых пять лет перепоручил дочь заботам этой достойной дамы, занявшейся образованием девочки. Каролайн сильно привязалась к миссис Уайльд и ее семейству, но это не помешало ей по достижении семнадцати лет покинуть их дом ради отца, которого она обожала, несмотря на все его недостатки. Четыре года Каролайн боролась с трудностями, ведя хозяйство, но, когда ее беспутный отец умер от лихорадки, она осталась и вовсе без средств. Она могла бы возвратиться в дом миссис Уайльд в Брайтстоун-парк, но это было для нее равносильно милостыне, а девушка отличалась непомерным стремлением к независимости. Вместо этого бедняжка поселилась в семье дяди, единственного брата отца, где выполняла обязанности гувернантки без жалованья и опекала его многочисленных отпрысков. Ее дядя Генри Крессуэлл, столь же ленивый и бездеятельный, как и его брат, предусмотрительно обеспечил себя, женившись на дочери богатого торговца. Он не захотел лишиться всех тех удобств, без которых не мыслил свое земное существование. Дядюшка, проявив достаточно воли и желания, предложил кров своей осиротевшей племяннице, но впоследствии совсем не уделял Каролайн никакого внимания. Его властная и деспотичная жена, железной рукой управлявшая домом, невзлюбила девушку и, не упуская малейшей возможности, демонстрировала ей свою неприязнь. Любая обладательница менее жизнестойкого характера давно сочла бы свое положение невыносимым.

Роланд первым прервал общее молчание. Видимо, поразмыслив над возможностью побега в Шотландию вместе со своей возлюбленной, он нашел дело бесперспективным.

– Этот план совершенно безнадежен, – печально сказал он. – Леди Линли установила за Дженни настоящую слежку, ей не позволяют одной покидать дом. Нам сказала это сегодня утром ее верная горничная, которая принесла письмо. Уже решено отправить ее из города в поместье.

– Но ведь в поместье, – воодушевилась Каролайн, – Дженни будет легче, чем в Лондоне, ускользнуть от бдительного надзора.

Роланд покачал головой:

– Она могла бы убежать оттуда, Каро, но мы слишком известны в наших местах, чтобы бегство прошло незамеченным. Меня волнует вовсе не сам план побега, а преследование, которое неизбежно. Ты только представь, какой ужас, если нас настигнут, как каких-то преступников!

– Да, это было бы чудовищно, – поспешно откликнулась Каролайн, – к тому же за вами могут послать погоню. Пусть даже Реджинальда, например, и не окажется рядом, но есть еще дядя Джон. Если по счастливой случайности и он не сможет преследовать вас, ее милость была бы не ее милостью, если сама не помчится за вами по пятам.

Капитан Уайльд мрачно кивнул:

– Такая перспектива страшит меня больше всего. Реджинальду или его дяде я еще смог бы противостоять, если бы это потребовалось, но не ее милости.

– Есть еще одно обстоятельство, которое вы оба упустили, – прервала их Летишия. – Обо всем может узнать мистер Рэйвиншоу, и тогда уж он сам займется этим вопросом.

– И все-таки, – задумчиво произнесла Кэролайн, – будет лучше, если он узнает о вас всю правду. Тогда никто не станет обвинять его в разрыве помолвки, ни один мужчина не способен соединить свою судьбу с той, чья привязанность к другому столь очевидна.

– Гай Рэйвиншоу способен, – мрачно заметила Летти. – Хотя бы из простого желания доказать свое превосходство. Все прекрасно знают: он никому не позволит перейти себе дорогу.

– Неужели, – нахмурилась мисс Каролайн, – но, судя по всему, ты права, Летти, он своего не упустит. К своим… тридцати шести, не так ли?.. до сих пор не проявляя ни малейшего желания вступить в брак, мистер Рэйвиншоу внезапно делает предложение девочке, которая всего лишь несколько недель как появилась в свете. Да, все это и в самом деле свидетельствует об очень сильном увлечении. Тем более он, судя по всему, легко мог составить самую выгодную партию.

– Что ж, ничего удивительного, если он и влюбился в Дженни, ведь она симпатичная и милая, – согласилась миссис Фентон, – но не думаю, будто он способен сделать ее, как, впрочем, и любую другую женщину, счастливой. Нетерпимый, неприятный в общении, замкнутый и резкий человек. Притом еще тиран по натуре, как я полагаю. Посмотрите, как он обращался с этим несчастным, своим юным кузеном. Он глумился над ним, грозил, в общем, вел себя с ним самым невообразимым образом. Безусловно, Пелем Рэйвиншоу вовсе не подарок, он неисправимый повеса, но у него такие милые манеры, и он такой обаятельный. Его просто трудно не полюбить.

– Для меня лично становится все более очевидным, – сурово подытожила Каролайн, – что мы не можем позволить отдать Дженни в жертву этакому монстру. Но ясно как божий день, что от него любой ценой надо утаить ее тайное бегство с Роландом, иначе мистер Рэйвиншоу непременно бросится в погоню. Думаю, фехтовальщик он первоклассный, да и стрелок отменный.

– Боже правый, Каро! Да не боюсь я этого Рэйвиншоу, – закипел от негодования Роланд.

– Само собой, мой дорогой, никто в этом и не сомневается, но если ты полагаешь, будто Дженни обрадуется, если тебя втянут в дуэль, ты очень ошибаешься. Ох, свалился же нам на голову этот тип! Ну почему он не мог сделать предложение какой-нибудь из тех глупых гусынь, что завлекали его в брачные сети все эти годы?

Поскольку на этот вопрос ответ знал только сам мистер Рэйвиншоу, в комнате снова повисла гнетущая тишина. Положение оставалось серьезным, и даже смекалистая Каролайн, обладавшая богатейшим воображением, не могла отыскать из него приемлемый выход.

Линли и Уайльды жили по соседству. Их поместья в графстве Хартфордшир примыкали друг к другу, и многие годы узы близкой дружбы связывали оба эти семейства. Однако теперь над ними нависла опасность разрыва. Толчком к этому разрыву послужило официальное извещение, полученное мистером и миссис Уайльд несколькими месяцами ранее. В этом извещении сообщалось о смерти их единственного сына, погибшего во время боевых действий против армии Бонапарта в Испании. Как бы жестоко это известие ни поразило родителей капитана, в еще большее отчаяние оно повергло Дженнифер Линли.

Между Дженнифер и Роландом с самого раннего детства (несмотря даже на шестилетнюю разницу в возрасте) возникла глубокая привязанность, которая с годами только крепла. Со временем в обеих семьях стало считаться само собой разумеющимся, что, как только Дженни достигнет соответствующего возраста, они с Роландом поженятся. Леди Линли, вдова важной персоны, одобряла этот союз, поскольку Роланд являлся наследником вполне приличного состояния и, кроме того, мог за время открывавшейся перед ним многообещающей военной карьеры значительно увеличить свое богатство и заслужить всяческие почести. Мистер же и миссис Уайльд не могли помыслить ни о какой другой невесте для своего сына.

Трагическая весть из Испании положила конец этим безоблачным планам. Дженнифер как-то в одночасье превратилась из веселой, пылкой и резвой девчушки в задумчивую и тихую девушку, созерцавшую окружающий ее мир с кроткой и покорной судьбе отчужденностью. Порой казалось, она вот-вот ускользнет, покинет этот мир из одного только безразличия ко всему происходящему вокруг нее. Леди Линли, с достойным похвалы желанием отвлечь несчастную от ее горьких мыслей, немедленно начала строить планы на первый в жизни девушки сезон в Лондоне. Не успел сезон открыться, как леди Линли повезла покорную дочь в столицу и завертела ее в водовороте балов, вечеринок, званых приемов и обедов. Леди Линли почти не питала надежды, что скорбящая по Роланду Уайльду дочь сумеет привлечь внимание и вызвать серьезный интерес у какого-нибудь подходящего джентльмена. Каково же было ее удивление, когда буквально через несколько недель после первого появления Дженнифер в свете дочь получила предложение, от которого у матери буквально дух захватило.

Мистер Гай Рэйвиншоу ходил в закоренелых холостяках уже так долго и так давно, что даже самые стойкие и упорные мамаши, к своему сожалению, отказались от надежды заполучить его. Ее милость едва могла поверить своим ушам, когда он попросил официального разрешения ухаживать за мисс Линли. С похвальной быстротой оправившись от потрясения, ее милость дала понять, что от нее Рэйвиншоу получает не только одобрение, но и благословение, а сама мисс Линли будет просто счастлива принять предложение, столь лестное для нее.

Подобное везение буквально ошеломило леди Линли, и, хотя она уже успела к тому времени удачно выдать замуж обеих своих старших дочерей, на этот раз жених превзошел все ее ожидания. Гай Рэйвиншоу, человек безупречного происхождения, был обладателем огромного состояния. К тому же тот факт, что он до этой поры удачно избегал брачных уз, придавал особенную, дополнительную пикантность его предложению. В создавшейся ситуации нельзя было ожидать от леди Линли, что она станет раздумывать над тем, что в своем кругу Гай Рэйвиншоу слыл тяжелым, если даже не бессердечным человеком. Неужели ей стоило придавать значение подобным пустякам, когда речь шла о вполне реальных благах, которые он предложил ее дочери.

Леди Линли все-таки



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация