А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Дневник соблазна
Валери Тассо


Когда начинаешь читать дневник, возникает ощущение, что перед тобой действительно тайные записки чувственной женщины, случайно попавшие в чужие руки. Трудно предположить, что особа, которая, не задумываясь, готова отдаться любому, даже не очень привлекательному мужчине где угодно и когда угодно, может испытывать муки любви из-за коварного и бездушного сердцееда. Автор дневника – сильная натура, и ее душа жаждет настоящего чувства. Но даст ли судьба нашей героине шанс встретить любовь?





Валери Тассо

Дневник соблазна


Посвящается Джованни





Благодарности


Выражаю благодарность Давиду Триасу, моему издателю, за то, что поверил в меня с первого момента.

Исабель Писано, без которой эта книга никогда бы не вышла. Я ее безгранично люблю.

Хорди, моему другу. Знаю, что он ждет меня с ручкой в руках, чтобы я подписала ему первый экземпляр.

Со, который беспрекословно, несмотря на мою замкнутость, всегда оказывал любую поддержку.

Мими, которая много раз вытаскивала меня из моего мира, чтобы перенести в свой.

И наконец, Джованни, который дал мне все и никогда ничего не просил.

Спасибо всем от чистого сердца.




От автора


Все имена, которые вы найдете в этой книге, вымышлены. Некоторое сходство имен в действительности – чистое совпадение.




Марафонская пробежка в тысячу двести метров


Встречи следуют одна за другой, но они так не похожи…

Я потеряла девственность 17 июля 1984 гида, в 02:46:50 ночи, в пятнадцать лет. Этот миг я никогда не смогу забыть.

Это произошло во время каникул в одной горной деревушке, в доме бабушки моей подруги Эммы.

Мне сразу же понравилось это место, в котором витал запах вечности, к тому же мы познакомились с мальчишками и часто с ними гуляли. Один из них привлек мое внимание: это был Эдуард.

Чудесный сад окружал дом бабушки, расположенный возле маленькой речки, от которой летом веяло прохладой. А напротив раскинулся луг с травой выше метра, что характерно для местности, где часто идут сильные дожди. Мы с Эммой все дни пропадали там, болтая с мальчиками и приминая траву своими созревшими телами. Вечерами мы ускользали из бабушкиного дома, чтобы снова присоединиться к мальчикам и пофлиртовать с ними.

Я никогда не рассказывала Эмме о случившемся. Однажды ночью Эдуард повел меня к себе домой. Я помню, что ничего не чувствовала, только стыд из-за того, что не было крови, и в тоже время у меня возникло странное ощущение, будто я пописала в постель. Я вышла из его дома под шум воды в туалете – я нажала на ручку слива, чтобы не были слышны мои шаги на лестнице.

Одиннадцать лет спустя мы встретились с Эдуардом в Париже на одной конференции, проходившей в отеле. Мы закрылись в мужском туалете и попытались заново пережить тот порыв, который почувствовали больше десяти лет назад. Возможно, нам хотелось вернуться в юность. Но это было совсем не то, и шум воды в общественном туалете возвестил о моем уходе из жизни Эдуарда, на этот раз навсегда.

После первого раза я испытала чувство вины, которое пыталась убить или, по крайней мере, приглушить обещанием не повторять подобный опыт до совершеннолетия. И дело было не в том, что я слишком рано этого захотела, – я сделала это из чистого любопытства.

Сначала я оправдывала себя тем, что матушка-природа наделила меня особой чувственностью, которая управляла моим телом, до тех пор, пока я не поступила в университет в конце восьмидесятых.

Во время учебы я больше была сосредоточена на своем образовании, чем на мыслях о парнях. Мне хотелось быть дипломатом. Но постепенно я поняла, что это не для меня, и без больших усилий окончила факультет бизнеса и иностранных языков.

В семье мне привили хорошие манеры и научили жить. Родители дали мне традиционное образование, но недостаток общения все больше заставлял погружаться в свои чувства. Такая хорошая девочка, как я, не могла рассказать своим родителям, что произошло с ней в столь юном возрасте.

На последнем году обучения я возобновила свою сексуальную жизнь. Я поняла, что во мне есть нечто особенное, и это привлекает людей с такой же чувственной природой, как и у меня. Я была обольстительницей и начала искать прелестных мужчин по всему городу – людей с искоркой, любовников, от которых всегда исходило что-то сексуальное, мужчин, у которых я могла бы почувствовать пульс на запястье, способных услышать звук ручки, выводящей строчки на бумаге, и разволноваться при виде размытого чернильного пятна на белом листе. Эти люди, как и я, видели частицы воздуха и могли различить их оттенки. Этим людям запах засоренного туалета на дискотеке в четыре часа утра навевал мысли о хрупкости человеческого бытия.

Благодаря этим людям я чувствовала себя живой.

В глубине души я знаю, что эти поиски были результатом моей изолированности: тишины, одиночества, недостатка в общении. Поэтому я решила изложить свои переживания в дневнике. Это была для меня единственная возможность контактировать с миром. Я много раз пыталась делать это обычным способом – с помощью языка, но это было очень тяжело, так как я произносила слова, не осознавая, что хочу сказать. Плохое начало для карьеры дипломата!

Настоящее общение начинается с понимания языка тела, движений бедер, взгляда. Когда я осознала, что «да» – это облизывание губ и призывный взгляд, а «нет» – скрещивание рук, тогда я все поняла.

Некоторым мужчинам нравится, когда во время секса девушка разговаривает. С этим у меня возникали проблемы, что ни к чему хорошему не приводило. Некоторые партнеры испарялись сразу после первого свидания, несмотря на то что я была прекрасной любовницей, – им не хватало общения.

– Что вы знаете об общении? – говорила им я, наставляя их уходить или хлопая дверью перед самым носом.

Я осознала, что людям необходимо придумывать для вещей названия, обозначать их словами, ошибочно полагая, что они могут их понять. Я же, наоборот, все меньше общалась с помощью слов и все больше – используя язык тела.

Если хотите дать мне имя, вперед! Для меня это не имеет значения! Но знайте, что на самом деле я нимфа. Нереида, дриада. Просто нимфа.




Афродизиакальная сила Кока-колы


20марта 1991года



Сегодня в офис мне позвонил Ассан. Ассан… Вот уже два года я ничего не слышала о нем.

«Бесстыдница! – Это было первое, что он мне сказал. – Ты совсем пропала. Но видишь, я знаю, где тебя найти. Я должен ехать в Барселону на этой неделе по делам редакции. Мне бы очень хотелось увидеть тебя». Ассан…

Два года назад у меня была связь с Ассаном. Он имел особое пристрастие (есть ли оно у него сейчас?) вставлять мне во влагалище пустые бутылки из-под кока-колы. Сначала он заставлял меня выпивать их содержимое, а потом… Не знаю, что стало причиной такой одержимости кока-колой, вернее, бутылочкой. Думаю, что у него образовался комплекс, связанный с его пенисом. По правде говоря, в нем не было ничего особенного – ни в смысле анатомии, ни в смысле каких-либо талантов.

Мы занимались сексом и мало говорили, но нам обоим нравилась книга «Маленький принц» Сент-Экзюпери, и, по очереди вздыхая, мы мечтали о нежной и чистой любви. Он марокканец, а я француженка.

Я понимаю, что была для него всего лишь любовницей, ему необходимо было почувствовать, что он спит со всей Францией, страной-колонизатором.

Так что сегодня никакого секса, это всего лишь звонок и хорошие перспективы…



22 марта 1991 года



Сегодня, когда я вышла из дому, я увидела одного типа на улице, и нам было достаточно обменяться взглядами, чтобы мы оба поняли, что хотим заняться любовью.

В номере отеля «Виа Аугуста» он хватает меня в объятия и несет в кухню, очень осторожно кладет на мраморный стол, как будто фарфоровую куколку. Вначале он не осмеливается коснуться меня. Но потом снимает с меня влажную от пота хлопковую футболку и подносит ее к лицу. Вдруг он начинает глубоко дышать и нюхать футболку, каждый сантиметр ткани, буквально каждую ниточку. Дыхание учащается. Я не могу не смотреть на него. Забавно наблюдать за проявлением фетишизма, я ведь и не подозревала, что ему это присуще. У него на лбу выступают капельки пота, они блестят, как жемчужины, и замирают возле бровей. Я плавно приближаюсь к нему и начинаю нежно проводить языком по коже, слизывая каждую капельку. Я ощущаю его прерывистое дыхание на своей щеке. Возбуждение нарастает в животе, и бедра напрягаются. Я уже не могу контролировать свое тело. Внезапно я чувствую потрясение, мое тело жаждет того, чтобы с него сорвали одежду, стремится слиться с этим незнакомцем. Он немного наклоняется и начинает искать под юбкой мои трусики. Думаю, он сейчас снимет их с меня. Но нет. Он поднимает юбку и сдвигает трусики в сторону. И берет меня именно так: постоянно ищет мои глаза, изучает каждую реакцию, улавливает малейшее изменение выражения моего лица.

Когда мы расстаемся на улице, не хочу просить номер его телефона. А у него нет намерения давать мне его. После таких встреч я обычно не обещаю снова увидеться. Мне не интересно повторять подобное с одним и тем же незнакомцем. Предпочитаю встретить другого, возможно, снова на улице.



23 марта 1997 года



Сегодня приезжает в Барселону Ассан. Мы назначили свидание в отеле «Мажестик».

– Приезжай в семь часов. Попроси ключ у портье и поднимайся. Я приеду немного позже. Пожалуйста, будь умницей. У меня личная охрана. Так что… Ладно, ты же все знаешь, – сказал он мне по телефону сегодня утром.

Без пяти семь я уже в отеле. Прошу ключ и поднимаюсь на лифте, где оказываюсь прижатой в углу толстыми иностранными бизнесменами. Один только вид такого насыщенного холестерином тела вызывает у меня тошноту. Вряд ли они ведут полноценную и разнообразную сексуальную жизнь. Кроме того, обычно после таких особ бываешь мокрой от пота, так как потеют они, как свиньи.

Поднявшись на нужный этаж, выхожу из лифта и чувствую, что эти нахалы разглядывают мое тело и особенно задницу. Если они будут продолжать в том же духе, я всех их поведу в номер, хотя меня ждет занятие получше.

Открываю дверь номера, раздвигаю шторы, чтобы в комнату проникал дневной свет. Потом направляюсь к мини-бару с твердым намерением достать оттуда все бутылки с кока-колой по двести пятьдесят миллилитров. Сегодня у меня нет настроения для очередного сеанса садомазохизма, хотя бы и в легкой форме. Зато я собираюсь показать Ассану свой лучший номер – изощренный танец живота, правда, покрывала на мне не будет. В моменты ожидания свидания я становлюсь нервной. Включаю телевизор и начинаю переключать каналы в ритме своего сердцебиения, пока не засыпаю. Хлопает дверь, я тут же просыпаюсь. Это он.

– Ты еще не раздета? – спрашивает он меня с упреком.

Стриптиз, как я и планировала, закончился сексом. Мы занимались любовью, как и прежде, молча, на ковре. Меняли позы много раз, так как ворсинки ковра щекотали тело. У меня в голове возникают миллионы картинок, как мы прижимаемся друг к другу, и только представляя это, я чихаю несколько минут. Облизывая и целуя мое тело, Ассан вырывает меня из моего маленького мирка и улавливает момент наслаждения, когда я полностью забываю обо всем. Это отличительная черта наших встреч – после долгой разлуки нам не о чем говорить. Я начинаю думать о справедливости утверждения, что некоторые люди, как и хорошее вино, с годами становятся лучше.

– Ты мне напоминаешь одну знакомую актрису, с которой у меня была связь, – произносит он, поглаживая мои волосы, после того как исторг свое семя на мой живот. – Она всегда мне говорила: «Ты не знаешь, сколько я пережила, чтобы прославиться!»

И расхохотался.

– Марокканская актриса?

Он отвечает «да» кивком головы, вдыхая дым сигареты, которую только что прикурил. Потом сует ее мне в рот. Хотя мне никогда не нравилось брать сигарету в рот после другого человека, я все же ее принимаю.

– Так сильно напоминаю? Европейку – я еще могу понять, но марокканку… И что у нее общего со мной? – спрашиваю я полушутя-полусерьезно, опираясь на левый локоть.

– Ничего. Просто ты напоминаешь мне ее. Не знаю… Вспомнил ее лицо.

После испытанного наслаждения я подсчитала, что если длина мужского члена в среднем составляет двенадцать сантиметров, то, чтобы преодолеть один километр, нет – каких-то ничтожных тысячу двести метров, я должна переспать с десятью тысячами мужчин. Или десять тысяч раз с одним мужчиной. Второй вариант мне не очень нравится. Мне больше по душе сделать это с десятью тысячами мужчин. Буду придерживаться этого плана.

– К черту твою подругу, Ассан!

– Что случилось? – спрашивает он, лежа с все еще широко расставленными ногами, держа руки на яичках.

Пожимаю плечами, поднимаюсь и направляюсь в ванную. Мое тело липкое, и я хочу смыть с себя сперму. Стираю ее со своего тела гигиенической салфеткой и принимаю душ.

Не хочу оставаться у него на ночь. Я должна рано встать и переодеться, так как у меня очень важное совещание. Когда мой любовник засыпает, я бесшумно ухожу. Я всегда ухожу как кошка.

Десять тысяч мужчин. Однажды я расскажу свою историю.



25 марта 1997 года



– Поедешь со мной в Мадрид? – спрашивает меня Ассан. – Не могу провалить важную встречу. И мне бы хотелось, чтобы ты мне помогла, по крайней мере, с переводом статей об этом событии.

Недолго помолчав, решаю поехать с ним. Я зарезервировала номер в отеле «Мигель Анхель». Мы летим дневным рейсом. Во время полета он начинает ласкать мои бедра и в то же время нагло



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация