А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


зале.

– Я пойду следом. А теперь идите. Или я не отпущу вас.

И тут она услышала знакомый голос.

– Кэт! Кэт! – звала ее Элизабет, Кэтрин вздрогнула.

– Бет зовет меня.

Бет снова закричала. Шотландец нырнул в кусты и исчез из виду.

– Я здесь, Бет! – откликнулась Кэтрин, глядя туда, где исчез шотландец.

– Кэтрин, о Боже! – Беспокойство сквозило в обычно ровном голосе Бет. Она сошла с дорожки и подошла к статуе. – Ты должна сейчас же вернуться со мной в зал. Мама заметила твое отсутствие и готова перевернуть вверх тормашками все в доме, чтобы найти пропажу. Она беспокоится, что ты попала в лапы бесчестного злодея. Я убеждала ее, что тебе скорее всего нездоровится.

– Бет, неужели ты могла сказать такое? Это неделикатно…

Бет пожала плечами:

– Деликатно или нет, но это единственное объяснение, которое удовлетворило мою матушку, и она не стала поднимать тревогу.

Подруги вернулись в дом. Кэтрин не могла не оглянуться назад. Но ее шотландца нигде не было. Словно он вообще не существовал.

– Что ты делала в саду? – шепотом спросила Бет, когда они вернулись в зал. – Ты с кем-то встречалась? Признайся.

Кэтрин застыла на месте. Она никогда не делилась ни с кем своими тайнами, даже со своим отцом. Бет была ее самой лучшей и очень преданной подругой. И все же…

– Нет. Я просто хотела побыть одна.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – Бет положила руку ей на плечо.

– Нет, не очень, и, пожалуй, мне лучше поехать домой. – Кэтрин слабо улыбнулась. – Голова вот-вот разорвется.

– О, моя дорогая! – Бет крепко обняла ее. – Давай я скажу маме, чтобы она вызвала карету.

Когда они снова вошли в зал, полный света и музыки, Кэтрин тут же вспомнила о своем обещании шотландцу – о танце с ним. Но разве она сможет говорить с ним при всех? Танцевать с ним? Может быть, этот человек и ее реакция на него просто плод ее воспаленного воображения?

Если он просто плод ее воображения, тогда она будет танцевать с воздухом на глазах у всех?

А если он все же из плоти и крови, тогда ей вряд ли удастся скрыть свои чувства. И это будет замечено всеми.

Подул легкий ветерок, и вместе с ним ожил знакомый хор голосов… И снова зазвучали те самые слова, которые она уже слышала не один раз:

«И только дева, в коей кровь Фарланов течет, спасти их может…»

Опустив голову и прикусив губу, потому что предательские слезы уже стояли в горле, Кэтрин решила покинуть бал и найти уединение в своем доме.

Гейбриел ворвался в элегантный подъезд арендованного им дома и, войдя в темный холл, что никак не могло улучшить его настроение, тихо выругался. Одна-единственная оплывшая свеча горела в канделябре, давая скудный свет, достаточный лишь для того, чтобы не сломать ноги, наткнувшись на мебель.

Проклятая девчонка, она снова ускользнула от него! Заставила краснеть от унижения, словно он юный сосунок, получивший отказ от своей первой женщины.

Что это? Семейная традиция женщин из клана Фарланов? Убегать от мужей, которые предназначены им судьбой?

Он снял шляпу и бросил ее на стол, затем повернулся к пожилому шотландцу.

– Почему здесь так темно, Дональд?

– Мы бережем свечи. – Продолжая что-то ворчать себе под нос, Дональд поднял шляпу Гейбриела, встряхнул ее, затем осторожно положил на стол.

Гейбриел передал ему элегантную трость.

– Последи за своим тоном. Тебе пора становиться настоящим лондонским дворецким.

Дональд застыл на месте, сжимая в руке трость.

– Не принимай меня за одного из твоих слуг, Гейбриел Макбраден. С тебя достаточно того, что я здесь.

– Именно. И ты прекрасно знаешь, почему у нас не хватает денег даже на свечи. Золота обоих кланов хватит лишь на то, чтобы заплатить за месяц аренды этого дома.

Прикусив губу, Дональд жестом указал на холл:

– Ваши люди в библиотеке, милорд.

Гейбриел вздрогнул, саркастическое замечание попало в цель. Дональд более всех был жертвой сложившейся ситуации. Гейбриел хлопнул старика по плечу, его худоба напомнила ему о безотлагательности их общей цели.

– Я видел ее, Дональд.

Дональд затаил дыхание, в его глазах появился проблеск надежды.

– И?

– Прелестная девушка, с волосами как пламя и душою предков.

В глазах Дональда блеснули слезы, что смутило обоих.

– Я думаю завтра же нанести ей визит, – продолжил Гейбриел, отворачиваясь от старика и откашливаясь. – Как подобает английскому джентльмену.

– Тьфу! – Голос Дональда был лишь чуть-чуть более хриплым, чем обычно, старик взял шляпу и трость Гейбриела и отвернулся. – Не очень-то это вяжется с положением вождя клана.

– Дональд, она ведь понятия не имеет о проклятии. Она выросла в Англии…

– Я знаю эту историю. – Дональд решительно поковылял в глубину дома.

Проведя рукой по лицу, Гейбриел покачал головой и направился по длинному коридору в библиотеку. Так много прошлого и так много боли. Насколько проще было бы взять и увезти Кэтрин в Шотландию.

Но приходится считаться с правилами английской цивилизации.

Чья-то высокая фигура замаячила в дверном проеме.

– Вижу, ты вернулся и злоупотребляешь чужой помощью?

Гейбриел улыбнулся, несмотря на тяжесть в сердце.

– Не я, а Дональд злоупотребляет нами, настояв на своем участии, Броуди.

Броуди усмехнулся и жестом пригласил Гейбриела пройти в библиотеку.

– Думаю, он на это смотрит по-другому.

Следом за Броуди Гейбриел прошел в библиотеку, единственную комнату, где мебель не была покрыта белыми холщовыми чехлами. Перед камином трое мужчин играли в карты.

– Гейбриел! – Бросив свои карты на стол, Патрик вскочил на ноги. – Ты видел евою невесту?

– Да.

Гейбриел подошел к столу и, не понимая, что происходит, оглядел двух близнецов, продолжавших сидеть на месте.

– Парнишка просто хотел научиться играть, – поспешил объяснить Ангус, поднимаясь на ноги.

– Да, – подтвердил его брат-близнец Эндрю, тоже вставая. – А что в этом плохого?

Гейбриел изучал абсолютно одинаковые лица.

– Мой брат здесь не для того, чтобы развлекаться, он отбывает наказание.

– Не ругай их, Гейбриел, – вступился Патрик, выходя вперед. Взгляд его голубых глаз был серьезен и сосредоточен. – Просто пока тебя не было, нам нечего было делать.

Гейбриел бросил на него проницательный взгляд:

– Если бы ты не вздумал красть скот у наших соседей, дорогой братец, тебе не пришлось бы здесь сидеть.

Но Патрик уперся:

– Наши люди голодают.

– Да. Но теперь деньги, которые могли достаться клану, нужно отдать соседям. Ты поставил под сомнение честь нашей семьи. Считай, что тебе повезло, что твой тюремщик я. Хью Росс хотел заполучить твою голову.

– Россы могут прекрасно обойтись без пары овец, – бросил Патрик. – Должны же мы чем-то заниматься, пока ты ищешь свою драгоценную невесту!

Гейбриел выдержал удар, даже не вздрогнув.

– Это был непродуманный план, Патрик.

– Я ничуть не жалею о содеянном.

Гейбриел покачал головой и посмотрел на Броуди. Зять пожал плечами, но Гейбриелу этого хватило, чтобы понять отношение друга к этому вопросу.

– Ангус, Эндрю, спасибо, что вытащили парнишку из беды.

– Тоже мне, беда! – воскликнул Патрик.

– Уже поздно, Патрик, – сказал Гейбриел, проигнорировав его восклицание. – Быстро в кровать!

Патрик прищурился.

– Но…

– Никаких «но».

– Я уже не ребенок!

– А ведешь себя именно так.

Патрик закрыл рот, собрал со стола свой скудный выигрыш и стремительно вышел из комнаты. По кивку Гейбриела Ангус и Эндрю забрали выигранные деньги и последовали за Патриком.

– Вот наказание, – пробормотал Броуди, опускаясь на один из стульев возле камина.

– Да, и с тех пор, как он стал мужчиной, все стало еще хуже.

Гейбриел последовал примеру зятя, опустился на стул, протянув к камину ноги в высоких ботфортах.

– Это нормально, парень просто ищет свое место в клане, – сказал Броуди. – Сам понимаешь, он брат вождя.

– Да, но только зря он подражает Лохлану. Матушка была бы лучшим примером.

Броуди рассмеялся:

– Твоя матушка могла бы ударить человека сотейником по голове за опоздание к ужину.

– И то правда, – усмехнулся Гейбриел.

– А что касается мужа вашей матери, то Патрик ведь еще очень молод. Но в нем все равно течет кровь Макбраденов, и он должен помнить, за что умер его отец. У него есть ты, чтобы направлять его и руководить им.

Гейбриел молча смотрел в мерцающий огонь.

– Хороший же из меня помощник, черт побери. Получил образование в Эдинбурге, стал вождём клана, но наши люди все равно голодают, а земли потихоньку приходят в полную негодность.

– Но ты ведь хочешь изменить все это? Собираешься жениться.

– Да. – Гейбриел откинул голову, рассматривая причудливые тени на потолке.

– Это точно?

– Да, я ведь уже сказал тебе. У меня выбора нет. – Он нахмурился. – Благодаря проклятию, которое преследует мою семью.

– Я знаю, что тебе нужно, Гейбриел. Джин…

– У меня есть обязательства перед кланом. – Гейбриел взглянул на зятя, потом снова отвернулся к огню. – Джин в прошлом.

– Значит, ты последуешь за своей судьбой и женишься на девушке, в которой течет кровь Фарланов? – Броуди вытащил из кармана трубку, затем мешочек драгоценного табака. – Ты человек чести, Гейбриел Макбраден, и я искренне желаю тебе счастья.

– Спасибо. – Гейбриел неловко заерзал на стуле, пытаясь отделаться от неприятного чувства. Черт побери, это проклятие загнало его в ловушку! – Я познакомился с ней сегодня.

– Правда? – Броуди аккуратно набил трубку, затем убрал мешочек обратно в карман. – И у нее есть… необходимый знак?

– Есть, но там, куда я не мог заглянуть, – рассмеялся Гейбриел.

– Тогда как же мы удостоверимся, что это именно она?

– Девушки иногда купаются, знаешь ли… Информация поступила от нашей крошечной пташки, которая прислуживает ей. Она сказала, что на теле Кэтрин Депфорд действительно есть нужный знак.

Броуди хихикнул, затем нагнулся, вытащил из огня тоненький прутик и поднес его к трубке.

– Неплохо, неплохо. И как она, красивая?

– Это не имеет никакого значения, даже если бы она была уродливей, чем одна из наших овец, Броуди. Проклятие требует, чтобы я женился на ней.

Броуди фыркнул:

– Ну да, конечно, зато это будет иметь значение, когда тебе нужно будет уложить ее в постель.

– Что ж, если бы такое случилось, я задул бы все свечи, но, как оказалось, в этом нет необходимости.

– Значит, она миловидна?

– Да.

– И к тому же богата.

– Ее приданое могло бы потопить судно.

– Интересно. – Броуди отклонился на спинку стула и затянулся. – Выходит, никаких трудностей с женитьбой нет?

– Абсолютно никаких. – Только память о ней – тело сирены и лицо ангела. – Она моя.




Глава 4


– Я хочу тебя. – Его рука плавно заскользила по ее шее, спустилась к груди и наконец обхватила талию. Он крепко прижал ее обеими руками к своему большому и сильному телу. – Давай же, поцелуй меня.

Чуть-чуть растерявшись, Кэтрин нетерпеливо потянулась к его губам и страстным, энергичным движением обвила его шею руками. Его губы требовали все, и она дала ему все, дрожа и замирая в предвкушении еще большей близости, молясь, чтобы его руки ласкали ее бесконечно. Его поцелуй сделал податливым ее тело, растопил сердце, и она была не в силах противостоять жадному голоду, сжигавшему ее тело. Ей все было мало, хотелось еще и еще, она поистине была ненасытна.

Рокочущий звук послышался где-то в глубине его горла. На миг оторвавшись от ее рта, он схватил обеими руками подол платья, рванул и легко разорвал его. Пуговицы разлетелись по всей комнате, и платье соскользнуло вниз, задержавшись на бедрах. Его глаза с жадностью изучали ее почти открытую грудь, приподнятую корсетом, будто предлагавшую себя. Твердые розовые бутоны сосков просвечивали под тонкой тканью сорочки.

Он спустил сорочку с ее плеч и провел пальцем по родинке в форме кинжала на левой груди.

– Это мой знак, – пробормотал он, склоняясь к ее груди, чтобы в следующий миг прижаться к ней губами.

Резкий стук в дверь разбудил Кэтрин. Она открыла глаза и, глядя в потолок, попыталась отдышаться. Тело изнывало от незавершенности ласк, а горничная тем временем продолжала звать ее. До боли знакомая обстановка собственной спальни медленно всплывала в сознании. Сон. Это был всего лишь сон.

Эротический. Нереальный, но в то же время до боли реальный.

Сердце все еще колотилось, а пальцы перебирали покрывало, будто запутались в волосах любовника. Все тело дрожало от неутоленного желания. Закрыв глаза, охваченная безмерным разочарованием, Кэтрин уткнулась лицом в подушку. Господи, Боже мой! Почему эти сны преследуют ее? И этот мужчина, который вообще не существует? Что она такого сделала? За что ей это мучение? В чем она виновата?

Ни в чем, кроме того, что в ней течет кровь Фарланов.

Да, это все проклятие. Проклятие, которое искушает тем, что она не может иметь. Мужчина, который, возможно, даже не существует, занимается с ней любовью лишь в таинственном царстве снов.

Кэтрин всегда думала, что безумие означает какие-то непредсказуемые действия, а вовсе не греховные фантазии или неприличные сны, после которых она пробуждалась на рассвете, дрожа от бессилия и мучительной неудовлетворенности.

Что это, если не безумие?..

Дверь в спальню со скрипом открылась.

– Мисс Кэтрин? Ваш отец ждет вас к завтраку. Он через час уезжает.

– Уезжает?

Кэтрин повернулась к двери, Пег вошла в комнату, чтобы раздвинуть шторы на окне.

– В Фарлан-Хаус, мисс.

Фарлан-Хаус. Ну да, конечно… Запуск воздушного шара.

Кэтрин хотела было откинуть одеяло, но поняла, что соски слишком заметно выпирают под тонким хлопком ночной сорочки. Всему виной этот сон… Резким движением она снова натянула одеяло.

– Пожалуйста, поторопитесь, мисс Кэтрин, – торопила ее Пег, – мы не должны заставлять вашего отца ждать.

Седеющие волосы горничной были собраны в пучок, по возрасту Пег годилась Кэтрин в матери, но, несмотря на несколько расплывшуюся фигуру, обладала силой и энергией молодой женщины. Подойдя к постели, Пег потянула на себя одеяло, но Кэтрин ни в какую не отпускала его. Победу все же одержала Пег и в конце концов отбросила одеяло, заставляя Кэтрин встать с постели.

Затем, так и не заметив причин беспокойства своей госпожи, Пег повернулась и направилась к платяному шкафу.

Кэтрин заморгала и, поняв, что ей дали шанс, вскочила с кровати и скрылась за ширму, дабы заняться утренним туалетом.

– Пожалуйста, поскорее, мисс, – подгоняла ее Пег. – Мистер Депфорд весьма нетерпелив сегодня; разве вы



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация