А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


И все равно Гейбриел был доволен, что уговорил ее. Из нее выйдет прекрасная жена.

Она заметила его и, уже направилась к нему, но, увидев Джин, остановилась. Сказав что-то отцу, Кэтрин проводила его к камину, где сидела Мейра с малышом.

Кэтрин понимала, что Джин нужно время, чтобы прийти в себя.

Постепенно плач Джин затих, перейдя в легкое всхлипывание. Гейбриел погладил ее по спине:

– Ну перестань, это же праздник, тут слезам не место.

Джин шмыгнула носом, вытирая мокрые щеки.

– Ты пригласишь меня на танец, Гейбриел Макбраден? – Она призадумалась и добавила: – Как в старые добрые времена.

Он с громким стуком поставил кружку на стол.

– Конечно, сам Бог велел. Давай потанцуем, Джин, и отметим второе рождение твоей дочери. – Гейбриел встал и протянул Джин руку.

Джин улыбнулась, взяла ее и… через секунду они кружились в танце.



И почему она не поняла этого раньше?

Кэтрин смотрела, как Гейбриел и Джин влились в танцующую толпу, их движения были настолько слажены и привычны для них обоих, что складывалось впечатление, будто бы они до этого тысячу раз танцевали вместе. Так оно, конечно, и было.

Джин была его единственной и настоящей избранницей.

Кэтрин и не сомневалась, что Гейбриел сдержит слово и женится на ней. Честь не позволяла ему поступить иначе. Но могла ли Кэтрин позволить ему сделать это, зная, что он хочет другого? Понимая, что когда-то он уже сделал выбор? И сейчас женится на ней только ради того, чтобы сдержать слово?

Нет. Это было совершенно не то, чего она для него хотела. Гейбриел заслужил право быть счастливым. Она, сама не зная того, лишь помогла снять проклятие, и теперь он вправе решить, чего он хочет.

Она не похожа на тех девиц из Лондона, которые ищут, как бы повыгоднее выйти замуж…

Она знает, что должна сделать.

Карета с раннего утра стояла и ждала ее во дворе замка. Одетая в серое дорожное платье, Кэтрин в сопровождении отца спускалась по лестнице. Она заметила в большом холле Гейбриела, разговаривающего с парой мужчин, кажется, с кем-то из семьи Александр. Как только Кэтрин приблизилась, он поднял глаза. В его приветливой улыбке скрывался безмолвный вопрос.

– Доброе утро, Кэтрин. Я видел, как твой отец нес вещи?

– Да-да, именно. – Она старалась не опускать головы и говорить спокойно. Только сердце разрывалось на мелкие болезненные кусочки. – Я пришла попрощаться.

– Что?!

Он отвернулся от своих собеседников, взял Кэтрин за руку и отвел в сторону.

– Что ты хочешь этим сказать? Я думал, мы помолвлены?

– Были помолвлены. – Кэтрин с трудом сохраняла хладнокровие. – Но проклятие уже не действует.

– Я знаю. – Он скрестил руки на груди. – То есть ты в здравом уме и твердой памяти с легким сердцем решила вернуться назад в Лондон и забыть всех нас? Так?

– О, Гейбриел. – Кэтрин вежливо улыбнулась. – Мы оба знаем, что меня ничто не связывало с этим местом. Мое место в Лондоне, в окружении близких мне людей.

– Твоя семья здесь, в долине, Кэтрин. Здесь твои родные.

– Пожалуйста, не усложняй все. Пожалуйста, не лишай меня последних крох достоинства, которое я и так почти утратила, согласившись на брак с тобой. Мне совсем не нужно здесь оставаться. Твои люди больше не голодают, и мне не грозит безумие. Ты свободен, Гейбриел, как и я. – Она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. – Всего тебе наилучшего.

Она развернулась и ушла, пока отвага не оставила ее. В дверях Кэтрин не выдержала и оглянулась. Он стоял в холле. С лицом, не выражавшим ничего. Непримиримый воин, которого она впервые увидела в своих снах. Она едва удержалась, чтобы не броситься назад, к нему. Вместо этого лишь помахала ему рукой и поспешила уйти. Рыдания подступили к горлу. Слезы жгли глаза. Слава Богу, он не видит ее отчаяния.

Она столкнулась с Джин, когда та спускалась по лестнице. Джин вопросительно посмотрела на нее, и в этот момент плотину прорвало, слезы хлынули из глаз Кэтрин.

– Береги его, – проговорила она. – Будьте счастливы.

И стремительно побежала к карете, где ее ждал отец, чтобы отвезти домой.

Он порядком устал от нее.

Гейбриел не сдвинулся с места, после того как Кэтрин сообщила, что покидает его. Он думал, что она умеет держать слово и отвечает за свои поступки, но не тут-то было…

Она права: проклятия больше не существует. И теперь каждый из них мечтает идти своим собственным путем. Она может вернуться в Лондон к блестящей, но пустой жизни, а он – остаться здесь и руководить восстановлением своих земель.

Что ж, она горько разочаровала Гейбриела.

Но она Фарлан. Так чего же он ждал? Любви? Ба! Кэтрин любила его не больше, чем он ее.

И вдруг он почувствовал, как сжимается сердце. Из-за крушения иллюзий, из-за открытия, что женщина, которая, казалось, была доброй и любящей, всего-навсего одна из лондонских пустышек.

Ему будет лучше без нее.

Джин вошла в большой холл:

– Кэтрин уезжает?

– Да.

Ее лицо светилось от радости, и Джин повисла у Гейбриела на шее.

– О, Гейбриел. – Ее губы были желанные и родные. Он обнял Джин, ему было тепло и уютно, он ждал, что старое чувство желания и любви вновь пробудится в нем. Но вместо этого… лишь приятное волнение. Может, чуть-чуть ностальгии.

Проклятие! Кэтрин… она оставила его ни с чем? Он прервал поцелуй.

– Джин.

– Как хорошо, что ты разорвал помолвку! Сейчас, когда проклятие не существует, конечно… – Она зажала его лицо в своих ладонях. – Я знала, что ты любишь меня, теперь мы наконец-то можем пожениться.

Гейбриел отвел ее руки от своего лица.

– Я не разрывал помолвку. Кэтрин разорвала.

– Она? – Под ее словами скрывалась догадка. – Когда я увидела, как она плачет, я подумала, что ты порвал с ней.

– Она плакала? Когда?

– Только что, когда выходила из холла. Она сказала, чтобы я позаботилась о тебе, и пожелала нам счастья.

Он нахмурился.

– Это не имеет никакого значения. Она сказала, что хочет вернуться к привычной жизни в Лондоне.

Джин молчала, вглядываясь в его лицо.

– Наверное, теперь, когда проклятия не существует, она подумала, что больше не нужна тебе?

– Возможно. – Он пожал плечами, пытаясь уложить все в голове.

– Ты когда-нибудь говорил ей, что любишь ее?

Он нахмурился.

– Конечно же, нет.

– Ну так если проклятие больше не действует, зачем ей тут оставаться?

– Она дала обещание. Мы обменялись клятвами. – Он сжал губы.

– Гейбриел, – Джин нежно улыбнулась ему, – ты сказал, «обменялись клятвами»?

– Это никого не касается, – пробормотал он.

– Гейбриел Макбраден, – вздохнула Джин, – если не у тебя самая тупая голова в долине, то я не знаю у кого.

– У Патрика.

Она печально хмыкнула:

– Я думаю, ему до, тебя далеко. Неужели ты не видишь, что Кэтрин любит тебя? Ты слепец!

– Она не любит меня, – отозвался он, но внутри шевельнулась надежда. – Или любит?

– Женщина, которая разорвала помолвку ради того, чтобы ты мог быть счастлив со мной. Ты ведь говорил ей о нас?

– Да, я упоминал. – Он запнулся на секунду, встретив взгляд Джин. – Господи! Я действительно самый тупой человек во всей долине!

– Слава Богу, дошло.

– Она до сих пор меня любит?

– Я думаю да, но тебе все же надо спросить об этом ее.

– Но она же уехала.

Джин нахмурилась.

– Только что!

– Но я не смогу дать ей ту блестящую жизнь, к которой она привыкла в Лондоне, с балами и прочими увеселениями…

– А ты сможешь любить ее всю жизнь?

– Смогу. – Стоило Гейбриелу просто произнести эти слова, и уверенность окончательно вернулась к нему. Конечно, этим должно было кончиться. Ему суждено было полюбить Кэтрин. Как он мог не полюбить ее, когда она поставила интересы его клана выше собственных? Она доказала, что может стать женой вождя.

– Гейбриел?

– Что? – Он очнулся, поняв, что застыл с глупым выражением лица.

– Беги за ней, пока отец не увез ее домой в Лондон и не выдал за какого-нибудь сассенаха.

– Конечно же, Лондон не для нее, ее место здесь, в долине, среди Фарланов. – Он схватил Джин за плечи и поцеловал. – Спасибо, Джин.

Она сжала его руку.

– Ты вернул мне жизнь, Гейбриел, и я, в свою очередь, делаю то же для тебя. А теперь иди.

Он больше не колебался ни минуты. Выбежав из холла, крикнул, чтобы ему подали лошадь.

Кэтрин смотрела в окно на проносившиеся мимо долины, горы, озера и ручьи… Пейзаж в Шотландии и вправду был захватывающим – между массивными горами прятались кристально чистые озера. Кэтрин готова была потратить остаток жизни, чтобы любоваться подобными красотами.

Но она больше не нужна Гейбриелу. Он любит Джин. Кэтрин не могла удерживать его, зная, что с ней он не будет счастлив.

Она оставляла его, но оставляла с любимой женщиной, и это единственное, что удерживало Кэтрин от полного отчаяния, от безудержных рыданий.

Отец внимательно следил за ней.

– Ты действительно этого хочешь, дорогая?

От неожиданности, Кэтрин подскочила на сиденье.

– Да, да, – вздыхая, проговорила она и прислонилась головой к стенке кареты. – Как хорошо вернуться домой.

– Мне показалось, – сказал он, – что твой дом здесь.

Кэтрин вспыхнула:

– Но, как мы оба понимаем, я не собираюсь выходить замуж за лорда Нордхема.

– Согласен. Я выделил небольшую сумму, чтобы расторгнуть соглашение о помолвке. Я хочу, чтобы ты вышла замуж за того, к кому у тебя лежит сердце. Но я был бы счастлив, если бы ты стала графиней.

Она закатила глаза.

– Ох, папа! Ты неисправим.

Карета замедлила ход.

– Сэр! – окликнул кучер.

Джордж Депфорд высунул голову в окно:

– Что такое, Кейс?

– Какой-то всадник скачет на бешеной скорости. Мне пропустить его?

– Конечно, раз он так спешит. Эти молодые люди нынче не признают никаких правил, так и шею сломать недолго.

Кэтрин улыбнулась ворчливому тону отца. Есть вещи, которые никогда не меняются.

Кучер замедлил ход. Всадник продолжал набирать скорость. С каждой секундой стук копыт становился все громче. Всадник уже почти поравнялся с каретой. Кейс свернул на обочину, освобождая проезжую часть. Кэтрин ждала, когда всадник молнией пронесется мимо них, но он сбавил скорость.

– Кэтрин!

– Гейбриел? – Кэтрин схватилась обеими руками за край окна и ахнула, когда увидела, кто подъехал к карете. – Что ты здесь делаешь?

– Остановите карету!

Кэтрин посмотрела на отца. Он кивнул и снова высунул голову из окна:

– Останови карету, Кейс!

Кейс натянул поводья, и карета встала. Гейбриел обогнал повозку и с легкостью остановил лошадь. Спрыгнув на землю, подошел к карете. Кэтрин уже готова была распахнуть дверцу, но он опередил ее.

– Гейбриел. – Боже, опять эти синие глаза, всегда заставлявшие таять ее сердце, особенно когда они горели от переизбытка чувств, как сейчас. – Что ты здесь делаешь?

Гейбриел смотрел то на Кэтрин, то на ее отца.

– Мистер Депфорд, я приехал, чтобы увезти вашу дочь.

– Да? – Отец нахмурился: – С какой целью?

– Свадьба.

– Что?! – ахнула Кэтрин.

– Что ж, тогда я не возражаю. – Отец махнул рукой: – Забирайте ее.

– Спасибо, сэр.

Гейбриел взял Кэтрин за руку, помогая выйти из кареты. Кэтрин споткнулась на ступеньке, и он поймал ее.

– Что ты делаешь? – прошептала Кэтрин, млея от того, что он держит ее на руках. – А как же Джин?

– Джин в прошлом. Ты, Кэтрин Депфорд, мое будущее. Я люблю тебя одну и хочу, чтобы ты стала моей женой!

Ее сердце готово было разорваться от счастья.

– Ты меня любишь? Но когда? Как?

Он провел рукой по ее лицу.

– Всегда. Разве нужны подробности?

– Нет. – Слезы выступили снова, но теперь это были слезы радости. – И будешь любить столько, сколько я захочу? Не из-за денег? Не из-за проклятия или чего-либо еще?

Он улыбнулся.

– Разумеется, столько, сколько ты захочешь, дорогая. И так, как ты захочешь… – Он прошептал ей на ушко совершенно скандальное предложение, что заставило их обоих покраснеть при мысли о возможности осуществления этого.

– Гейбриел!

Он закрыл ей рот рукой.

– Скажи «да», Кэтрин. Отец Росс ждет нас в замке.

– Я хочу, чтобы ты не сомневался в своем решении.

– Я не сомневаюсь. – Он заправил ей за ухо непослушный локон. – Так как ты любишь меня, мы должны пожениться. Это логично.

Она подняла подбородок.

– А почему ты думаешь, что я тебя люблю, Мистер Самоуверенность?

– Если бы ты не любила меня, зачем же тебе нужно было оставлять меня с Джин? – Гейбриел легко и нежно поцеловал ее в губы. – Ты ведь думала, что в этом мое счастье?

– Ах, это…

– Да, это…

Она опустила глаза на его грудь.

– Что ж, пожалуй, я действительно люблю тебя.

– Тогда ты должна выйти за меня замуж, и мы будем любить друг друга до скончания веков.

От этого любовного объяснения голова шла кругом.

– Проклятие, я выйду за тебя.

– И немедленно! – Он приложил палец к ее губам. – И никаких разговоров о проклятии!

– Больше никогда!

– Мистер Депфорд! – Гейбриел повернулся к ее отцу. – Я хочу попросить вашего разрешения на нашу свадьбу.

Отец с трудом прятал улыбку.

– Считай, что получил его.

– Папа, правда?

– Почему бы и нет? Кроме всего прочего, дочь, он ведь граф!

– Пойдем, любимая, отец Росс давно ждет нас. – Взяв Кэтрин за руку, Гейбриел повернулся к ее отцу: – Вы придете на нашу свадьбу?

– Конечно, Арнет, как я могу пропустить подобное событие?

– Тогда встретимся в замке. – Держа Кэтрин за руку, Гейбриел поспешил к своей лошади. Он подсадил Кэтрин, затем устроился позади, снова прижимая ее поближе к себе. – Ты готова, любовь моя? – спросил он.

– Готова на все, – с улыбкой ответила она, прижимаясь к его груди. Его сердце билось прямо у нее под ухом.

– Ну что ж, тогда поехали к венцу. – Он пустил лошадь в галоп, и вместе с каретой, которая громыхала рядом, они направились к замку. К замку и к своему будущему, которое лежало перед ними, обещая долгие годы счастья и любви.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация