А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Ночь накануне свадьбы
Дебра Маллинз


Кэтрин Депфорд – одна из богатейших невест Лондона – предназначена в жены знатному аристократу, к которому не испытывает никаких чувств. Однако незадолго до свадьбы ее начинают преследовать странные сны, в которых она оказывается в объятиях таинственного шотландского горца.

Девичьи фантазии? Безумие? Так полагала Кэтрин, пока на балу не встретилась лицом к лицу с героем своих грез – мужественным Гейбриелом Макбраденом.

По велению страсти Кэтрин и Гейбриел должны принадлежать друг другу, И первая же встреча навеки решила их судьбу…





Дебра Маллинз

Ночь накануне свадьбы





Глава 1


Нарушив клятву мира и согласья,
Два древних клана навлекли Проклятие
На головы свои.
Мор, голод, нищета и разоренье
Из поколенья в поколенье
Им суждены теперь.
И только дева, в коей кровь Фарланов течет,
Спасти их может,
В жертву принеся себя и выйдя замуж
За нашего вождя…

Густой туман стелился по земле, обволакивая древние стены замка. Серп полумесяца то появлялся, то исчезал за тяжелыми, неподвижными тучами, нависшими над землей. Во внутреннем дворе замка горели костры, слышались звуки барабанной дроби, протяжно завывали трубы, оповещая о собрании двух кланов, втайне не доверявших друг другу. Вождь одного из них, стоя на коленях, склонил голову под грозным лезвием блистающего меча.

Худая, высокая старуха воздела к небесам кинжал. Ветер яростно трепал платье, обвивавшее изможденный стан. Спутанные седые волосы развевались, словно живые существа, хотя сама она стояла как вкопанная и не только не совершала ни малейшего движения, но даже не моргала. Вибрирующим голосом, преисполненным силы предков, она монотонно произносила слова заклинания:

Но та лишь дева, что кинжала знаком
Отмечена с рожденья,
Женою станет нашего вождя,
Когда исполнится ей восемнадцать,
Посмей она нарушить сей завет,
Ответом будет ей безумье, муки, гибель…

Послышался чей-то пронзительный крик. Девушка пала на колени, крепко сжимая руку пониже плеча; рыжие, словно пламя, волосы хлестали ее по лицу. Соплеменники бросились к ней и, разжав ее ладонь, увидели на коже яркую метку в форме кинжала.

Старуха даже не взглянула в их сторону. Она продолжала свой монотонный речитатив, обращаясь к луне, небесам и таинственным силам, населяющим их.

И только лишь дева со знаком кинжала
Макбрадену в дар принесет сыновей.
А если другую он в жены возьмет —
Проклятие падет на весь его род…
Но если низвергнется молнии пламя
И красною станет камней синева,
От смерти пробудится дева Фарланов,
То силу мои потеряют слова.

Яркая вспышка молнии разрезала темное небо. Даже не вздрогнув, старуха вонзила кинжал в землю возле своих ног. Он ушел вглубь по самую рукоятку. Земля содрогнулась от раскатов грома, и с хриплым стоном старуха как подкошенная рухнула наземь. Обессиленная и бездыханная, она лежала, устремив к небу взгляд темных, все еще широко раскрытых глаз.

Люди бросились к ней, подняли ослабевшее тело и понесли. Туман струился и плясал, сопровождая их безмолвное шествие.

А потом, шагая сквозь стелющийся туман, появился Он. И тогда и старуха, и люди – все исчезло; был только он, он один. Его широкие плечи и мускулистый торс были обнажены, лишь прикрыты клетчатым пледом, небрежно наброшенным на плечи. Выгоревшие на солнце каштановые волосы доходили почти до плеч, обрамляя мужественное, словно высеченное из камня, лицо воина. Густой синевы глаза смотрели прямо на нее, словно пытались заглянуть в душу.

– Кэтрин, – произнес он, подойдя к ней. – Ты моя.

Резко очнувшись от сна, Кэтрин Депфорд обнаружила, что стоит около пустой постели и протягивает вперед руки, словно предлагая кому-то взять их. Она тотчас ужаснулась, застонала и закрыла лицо руками.

Опять. Это приснилось опять.

Неделю назад ей исполнилось восемнадцать, и с того дня этот кошмар повторялся уже в третий раз. Снова и снова ей снился один и тот же сон. Снова и снова снилась Шотландия, хотя Кэтрин никогда не бывала там.

Все тело горело от неизведанных желаний, таинственных и приводивших в замешательство. Всему виной этот мужчина из ее снов, это он возбуждал в ней подобные чувства. Одно его присутствие, одна мысль о его близости… О том, что он желает ее…

Хотя сон был всего лишь фантазией и растаял с приближением рассвета, ее тело все еще трепетало.

Озябнув, она подсела поближе к камину, чувствуя, как дрожит от усталости и страха. Нет, она больше не ляжет в постель, иначе этот сон повторится снова.

Она обхватила колени руками и уткнулась в них лицом, глядя на зыбкое, едва тлеющее пламя. Ей хотелось одного – тепла и защищенности. Она надеялась и молилась, чтобы проклятие Фарланов не коснулось ее. И чтобы слова, которые мать произнесла в тот роковой день, оказались неправдой. Но происходящее свидетельствовало об обратном.

Эти мучительные сны преследовали Кэтрин. Ей снились те места, в которых она никогда не бывала, она видела одного и того же мужчину. Слышала голоса, которые нашептывал ей ветер, слова и напевы, не слышные остальным. И каждый раз Кэтрин снилось, что она стоит перед лондонским домом отца, глядя на север, и не помнит, как там оказалась.

Нет, видимо, слова матери оказались пророческими. И Кэтрин не удалось избежать проклятия.

Она закрыла глаза, обхватила себя за плечи и, слегка покачиваясь из стороны в сторону, пыталась успокоить разгулявшиеся нервы. Как сейчас она помнила тот страшный день. Помнила мать, стоявшую у окна в совершенном спокойствии, обрывки веревок свисали с ее запястий. Рыжие, яркие, словно пламя, волосы (точно такие же, как и у Кэтрин) в беспорядке рассыпались по плечам. Голубые глаза широко раскрыты, улыбка застыла на губах, неподвижная красота наводила невольный страх.

Ее мать. Безумная Глинис.

– Вот увидишь, – твердила Глинис, указывая пальцем на свою шестилетнюю дочь и не обращая никакого внимания на слуг, ворвавшихся в комнату, чтобы поймать сбежавшую госпожу. – Вот увидишь, дочь моя! Когда тебе исполнится восемнадцать, проклятие Фарланов падет на тебя! И тогда ты узнаешь те адские муки, на которые была обречена я…

– Миссис Депфорд, – окликнул один из слуг, кинувшись к ней. – Пожалуйста, подождите! Не делайте этого…

– Восемнадцать, – прошипела она, сверкнув глазами. – Проклятие настигнет тебя!

Затем она повернулась и, перегнувшись через подоконник, бросилась вниз, на вымощенную булыжником мостовую.

Тот крик снова и снова воскресал в памяти Кэтрин. Она никогда не забудет его. И еще мягкость живота горничной Мелли, когда она прижала к себе напуганное дитя, закрывая личико девочки своими теплыми руками, чтобы она не видела это окно. Запах лимона, исходивший от Мелли, наполнял душу теплом и покоем.

Открыв глаза, Кэтрин оглядывала комнату, пытаясь прогнать нахлынувшие воспоминания. Сердце бешено колотилось, пальцы так крепко сжимали предплечья, что она едва чувствовала их.

Тихие голоса все еще долетали до ее слуха, словно откуда-то издалека, проносясь в сознании подобно незримым призракам.

«Нарушив клятву мира и согласья, два древних клана навлекли Проклятие…»

Она прерывисто вздохнула. Нет, сомнений не осталось. Она не избежала Проклятия. Оно действительно настигло ее.

И судьбой ей станет безумие.



Послышались отдаленные раскаты грома, и молния прорезала черное небо, на секунду осветив бесплодные земли, окружавшие замок. Дождь лил как из ведра, и его шум гармонировал с протяжным завыванием ветра. Скалы отбрасывали причудливые тени, а новая вспышка молнии озарила голые трепещущие ветви деревьев, согнутые под неистовым напором бушующей стихии.

Гейбриел Макбраден стоял у открытого окна, не обращая внимания на ледяной дождь, на холодные капли, попадавшие на лицо и одежду. Все это были его владения, уголок Шотландии – все эти высохшие водоемы, невспаханные поля и покривившиеся домишки, составлявшие местный пейзаж. Несмотря на обилие ливней, ни одна капля не задерживалась в ручьях и озерах. К утру вся влага из них исчезала, подобно дымке под летним солнцем. Вода сохранялась разве что в бочках, выставляемых людьми для сбора драгоценной влаги. Но и тут в некоторых из этих бочек непонятным образом образовывались пробоины и дырки, и столь бережно собранная жидкость уходила обратно в землю. И людям вновь не хватало воды. А он не мог ничего поделать, оставалось стоять и наблюдать за происходящим со стороны.

День за днем его люди пытались привнести хоть какую-то жизнь в неподатливую землю. Но их посевы погибали, коровы не давали молока, а овцы рождались с двумя головами и не жили больше недели.

Проклятие. Макбрадены были прокляты, и их соседствующий клан, Фарданы, тоже. Как глава клана, Гейбриел Макбраден предпринял все возможное, чтобы побороть невидимого врага. Он снабдил людей агротехникой, сам обучался в университете Эдинбурга, но все его старания шли прахом. И хотя некоторые его попытки, например, торговля с другими кланами, увенчались успехом, его люди продолжали голодать.

Существовал лишь один способ усмирить Проклятие и вернуть землям процветание. Гейбриел знал его, и все нутро требовало действий, но вместо этого он вынужден был ждать. Проходили дни и недели, а его соратники все продолжали и продолжали поиски, и ему казалось, что сам он нашел бы быстрее.

– Всадник! – Девятнадцатилетний брат Гейбриела, Патрик, ворвался в просторный холл. – Гейбриел, я вижу всадника. Он мчится, словно сам дьявол!

– Кто это? – спросил Гейбриел, повернувшись к Патрику.

– Пока не могу сказать точно, очень темно. Ты должен выйти ему навстречу!

Гейбриел не смел даже надеяться. Столько раз он ожидал победы, но в итоге его ждало разочарование. Терпение никогда не было его лучшей чертой, но оно являлось неотъемлемым качеством вождя, способного обеспечить благополучие своих людей.

– Я подожду здесь.

Патрик вытаращил глаза:

– Ты не хочешь посмотреть, кто приехал?

– Проводи его в холл, как только прибудет. – Гейбриел отошел к камину, взял ножку стула, переломил надвое и аккуратно подсунул ее в едва тлеющее пламя. – Он, наверное, совсем промок под этим дождем и будет рад согреться.

– Точно, и еще наверняка проголодался. Пойду посмотрю, есть ли что-нибудь на кухне.

– Ты славный парнишка, Патрик.

Брат нахмурился оттого, что его назвали парнишкой, однако поспешил к двери. Не успел он выйти, как таинственный всадник в сопровождении Ангуса и Эндрю, личных охранников Гейбриела, пошатываясь, вошел в холл. Похожие как две капли воды близнецы-охранники усадили усталого, явно измученного долгой дорогой путника в пустое кресло.

Движением руки он смахнул с головы промокшую шляпу, и она влажным шлепком упала на пол.

– Фергус! – воскликнул Гейбриел. Надежда бешено пульсировала в горле, и он почтительно склонился перед родственником. – Ангус, виски! И где ваше жаркое?

Юный Патрик пулей выскочил из комнаты, спеша на кухню. Ангус вернулся с бутылкой виски, и Фергус протянул за стаканом дрожащую руку. Гейбриел передал ему виски, и Фергус жадно глотнул.

– У-ух! – Облизывая губы, Фергус отодвинул стакан, и Гейбриел отставил его в сторону. – Божественный нектар, истинная правда.

– Сейчас подадут ужин. Сегодня неподходящая ночь для дальних поездок.

– Точно, но я торопился вернуться.

Щеки Фергуса порозовели, прогнав бледность от холода и влаги. Темные глаза горели от возбуждения.

– Мы нашли ее, Гейбриел. Мы нашли твою невесту.

У Гейбриела подкосились колени, и он схватился рукой за стул, чтобы не упасть. Наконец-то. После почти трех месяцев поисков…

– В Англии? – Он задыхался. – Ты уверен?

– Точно, в Англии. – Щеки Фергуса раскраснелись от жара огня. – Пришлось потрудиться, чтобы проникнуть в дом, но сомнений нет. Это точно твоя невеста.

– Что за черт? – Броуди Александр, муж сестры Гейбриела, вошел в комнату с тарелкой жаркого в руках. – Он сказал Англия?

– Да. – Гейбриел поднялся.

– Но ты не можешь туда поехать.

– Я поеду. – Несмотря на свое ликование, Гейбриел не позволил себе ни малейших эмоций. – Наши люди хорошо потрудились, и наконец я могу получить то, что предназначено. Мы едем в Англию сегодня же ночью.

Броуди поставил перед Фергусом тарелку с едой, и тот тотчас набросился на жаркое.

– На дворе страшная гроза. Может, поедем утром?

– Мы и так потеряли много времени. – Гейбриел взглянул за окно, где все еще бушевал ураган. – Я должен заполучить мою невесту. Сейчас. Сегодня же.

– Но…

– Броуди. – Гейбриел строго посмотрел на него. – В ней одной спасение нашего народа.

– Она сассенах!

– Она Фарлан.

– Не знаю, что из этого хуже.

Гейбриел вздохнул и на секунду прикрыл глаза.

– Мы едем сегодня, Броуди. И будем надеяться, что вскоре я вновь проеду через эти ворота, но уже женатым мужчиной.

– Что ж, так и быть. Только не влюбляйся в нее.

Как только Броуди вышел из холла, Гейбриел взглянул на кольцо на своей руке. Простой черный камень переливался тусклым блеском, пробуждая воспоминания о прошлом.

– Не бойся этого, – прошептал он и, сжав кулак, отвел глаза и стал обдумывать планы на будущее.




Глава 2


Неделю спустя

Прием, устроенный леди Дорбартон по случаю обновления интерьера ее лондонского дома, очевидно, должен был стать самым грандиозным событием сезона. Кэтрин не могла не согласиться с этим утверждением, когда она и ее ближайшая подруга, мисс Бет Уотерс, следом за матушкой Бет пробирались сквозь толпу народа, миссис Уотерс устремилась вперед, чтобы поприветствовать одного из своих близких друзей.

Как только дамы вошли в зал, миссис Уотерс незамедлительно вступила в оживленную беседу с другими матронами, восседавшими вдоль стены, а Кэтрин и Бет отошли в сторону и слушали, как оркестранты настраивают инструменты.

Точнее, слушала только Кэтрин. Бет же болтала без остановки, дрожа от возбуждения, словно восторженный щенок. Казалось, она делала все, чтобы заставить Кэтрин вернуться в экипаж Уотерсов, не дожидаясь окончания вечера. Но Кэтрин не думала возражать, непрекращающееся щебетание подруги помогало ей скрыть собственные треволнения.

– А потом мама сказала, что мисс Федертон не может предложить ничего, кроме того участка земли, который явился единственной причиной их помолвки, – с усмешкой говорила Бет. – И что лорд Дирби, как только все бумаги будут подписаны, еще пожалеет, что женился на ней, а не на тебе.

Несмотря на усталость после очередной беспокойной ночи, Кэтрин выдавила улыбку в ответ на нотку сочувствия, прозвучавшую в голосе Бет.

– Нет, правда, Бет, я вовсе не переживаю из-за того, что



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация