А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Люби меня нежно
Сандра Хилл


В наши дни Золушки не теряют туфельку и не убегают от принцев. Они пробивают себе дорогу, как делает это героиня книги, красавица и умница Синтия Салливан по прозвищу Акула. Она не верит в любовную чепуху и знает, чего хочет… Пока судьба не сталкивает ее с настоящим принцем! Или ненастоящим? Это ей и предстоит узнать, пережив невероятные, захватывающие, порой грустные приключения.

Для тех, кто верит, сказки часто становятся явью.





Сандра Хилл

Люби меня нежно


И наконец, книга, посвященная моей лучшей подруге… моей сестре Флоре Кластон Драпальски.

То, что Флоре посвящается книга о девичьих мечтах, снах и женских фантазиях, и уместно, и важно. Она была со мной, когда мы только начинали мечтать: в старом доме в бедном квартале, в строгой атмосфере, царившей в школе св. Агнессы в Саскуэханне, в самом центре нашего городка, в укромных уголках библиотеки, сохранившейся с викторианских времен. О, сколь радостны и печальны были те годы, годы мечтаний…

Эта книга, посвященная мечтам, отвечает по духу стихам, однажды написанным Флорой:

Снежинки и тихие слезы, которые спугнул воющий ветер, нам посланы с тем, чтобы не пропустить знаки первой любви.

В моих сновидениях мечты и неясные тайны сливаются в сладостном танце, но балом правит мое одинокое сердце.

Прошу тебя, наслаждайся романом, дорогая Флора. В каждой из нас живет Золушка.








Уважаемый читатель и дорогая читательница,

Однажды в сказочном королевстве жил-был красивый принц. Все его называли не иначе как Очаровательным Принцем.

И прибыла в эти земли милая и нежная принцесса. Можете считать ее Золушкой.

Сказочное королевство?

Ну, хорошо-хорошо, если вы так уж настаиваете на точном следовании фактам, то в этой сказке королевство располагалось на Манхэттене. Но разве в Большом Яблоке нет места чудесам? Еще как есть!

Очаровательный Принц?

Бог ты мой! До вас наверняка доходили всякие слухи. Так что потребуется лишь включить воображение. Итак, он не такой уж очаровательный. Да, он продает туфли, а не хрустальные башмачки. Он водит машину, а не ездит в карете, в которую превратили огородную тыкву. Подумаешь! Зато принц очень красив.

Милая и нежная принцесса?

Да, да, да, бывает по-разному… Но кто говорит, что женщина должна быть мягкой и пушистой? Разве у королевских особ не бывает ПМС? И вообще, если принцессу называют Акулой, это не означает, что в глубине души она не обладает чуткостью и добротой.

Золушка?

Ничего себе! Кто эту сказку рассказывает? Она настоящая Золушка. Золушка с Уолл-стрит. Люди, на дворе девяностые! Феминистки, важные бизнес-леди, «я-знаю-чего-я-хочу»… В конце концов, даже Грейс Келли делала карьеру до того, как на бульваре Сансет появился принц на белом коне.

Нет, нет, нет. Я не намерен пересказывать историю с не подходящей по размеру туфелькой. И не от меня вы слышали о том, что у принцессы была мозоль.

А теперь, уважаемый читатель и дорогая читательница, если вы откроете сердца и распахнете души, поверив в земные чудеса, я расскажу вам совершенно фантастическую историю.

Элмер Пресли, крестный отец-волшебник




Глава первая


«ПРИНЦ – НАСТОЯЩАЯ ЗАНОЗА… В ПЯТКЕ!»

Принц Перико Томас де ля Феррама только что выскользнул из джинсов и натягивал серые шелковые брюки от Армани, когда выглянул из затемненного окна лимузина и увидел женщину, вооруженную плакатом с порочащим его имя текстом. Он не мог поверить своим глазам.

Длинноногая клубничная блондинка на костылях размахивала в воздухе возмутительным плакатом, словно стягом. Хотя она и жалась к телефонной будке, было ясно, что она заводила среди собравшихся здесь женщин (а их стояло не меньше дюжины). Пикетчицы выстроились перед небоскребом, на шестнадцатом этаже которого располагался офис принца, у всех в руках были плакаты примерно одинакового содержания: «ФЕРРАМА – ЖЕНОНЕНАВИСТНИК», «ЧТО ХОРОШЕГО В МОЗОЛЯХ?», «ФЕРРАМА – ЛЯГУШКА», «СКАЖЕМ НЕТ ТУФЛЯМ ОТ ФЕРРАМА!», «МОЗОЛИ, НАРЫВЫ, ВОДЯНКИ… ЧТО ДАЛЬШЕ? БОРОДАВКИ?!»

– Проклятие! – пробормотал принц и наклонился к встроенной громкой связи: – Джейк, нам придется объехать квартал.

Учитывая, что был час пик, это могло означать только одно – еще полчаса в дороге.

– Будет сделано, босс! – ответил ведущий дизайнер Джейкоб Бенор со свойственной ему детской непосредственностью.

Из-за нестабильной финансовой ситуации Джейку пришлось взять на себя обязанности личного водителя принца, но, судя по всему, эта роль пришлась ему по вкусу. Выпускник Массачусетского технологического института вел себя на дороге, как избалованный ребенок, с легкостью рассекая улицы Манхэттена на лимузине имперского вида и словно не замечая несущихся вдогонку отчаянных сигналов водителей и проклятий таксистов.

Они промчались мимо разрисованного рекламой автобуса.

«О, только этого не хватало! Неужели сама Диана Сойер в сопровождении операторов с канала ABC?»

– Что происходит, Дик? – взревел принц, поворачиваясь к Энрике Альварезу, адвокату и председателю правления в одном лице, который восседал на другом конце широкого сиденья и, просматривая документы, с завидной невозмутимостью потягивал скотч, – Дик всегда гордился способностью сохранять спокойствие даже в условиях сильнейшего стресса.

Сейчас он проверит этот хваленый талант! Интересно, останется Дик таким же невозмутимым, если принц зарядит кулаком в его чересчур симпатичную физиономию? Пиар-игры, которые устраивал Дик, надоели до смерти, хотя справедливости ради он должен был признать, что не знает, имеет ли Дик отношение и к этому шоу.

Взглянув на принца поверх очков в тонкой оправе, Дик пригладил блестящие черные волосы, собранные в низкий хвост.

– П. Т., расслабься. Я же говорил, когда забирал тебя на Ля Гардиа, что у нас небольшой кризис, но ничего страшного не происходит. Серьезных проблем нет.

О-о-о! Каждый раз, слыша эту фразу, принц мог с уверенностью сказать, что серьезных проблем у них как раз по горло. П. Т. сосредоточился, готовясь к худшему, и переспросил:

– Серьезных проблем нет? Значит, ты считаешь, что стадо феминисток-нацисток, которые кружат у нашего главного офиса, не представляют собой проблемы? И то, что у нас на хвосте торчат телевизионщики, тоже не проблема? Может, ты считаешь, что это лишь выгодная реклама перед объявлением о новой кампании Феррама?

– Не стоит сгущать краски, дружище. Я все устрою.

– Черт побери! Сегодня уже выпустили отчет комиссии по ценным бумагам и биржам? – ледяным голосом спросил он.

– Да, конечно. У нас есть три недели – до шестнадцатого августа, даты выхода Феррама на рынок Затем мы начинаем широкомасштабную акцию: работа с эксклюзивными дистрибьюторами и биржевиками. Юристы сейчас согласовывают окончательные цифры.

– И какова начальная цена?

– Пять долларов за штуку, – с удовлетворением сказал Дик.

Он боялся, что им предложат более низкую стартовую цену, а биржевая цена ниже пяти долларов не сулила прибылей. Он хотел во что бы то ни стало избежать подобного развития событий.

– Итак, если мы говорим о двух миллионах акций, то сможем рассчитывать на сумму в десять миллионов, как и надеялись.

– О да! Бог ты мой, как здорово, что нашим гарантом размещения акций стал «Дональдсон и Дональдсон»! Те пятнадцать корпораций, которые они пригласили на торги, имеют безупречную репутацию.

– То, что они выступили на нашей стороне, было не везением, а результатом тщательно спланированного заговора, – сухо заметил П. Т., но не смог сдержать улыбки, заметив энтузиазм Дика.

– Бог ты мой, я так волнуюсь! Мне бы хотелось, чтобы мы вышли на биржу уже сегодня, но Комиссия по ценным бумагам требует, чтобы до начала торгов прошло не менее двадцати одного дня от момента объявления. Думаешь, я не понимаю, что ты на взводе? Почему бы тебе не воспользоваться этими тремя неделями для передышки? Ты слишком напряжен.

П. Т. понял, что Дик, выказывая столь трогательную заботу о его душевном спокойствии, пытается отвлечь его внимание от насущных проблем. В том числе и от собравшихся у здания пикетчиц. Он шумно выдохнул.

– Дик, ты же знаешь, на какой риск мы идем. Уже завтра во всех выпусках деловых новостей только и будут делать, что трубить о нашем выходе на фондовый рынок.

– Да, кстати, сегодня у тебя встреча с журналистом из журнала «Уолл-стрит». И тексты рассылки объявления для всех газет тоже готовы. Требуется лишь твоя подпись.

П. Т. застонал.

– Но тогда почему эти женщины пикетируют наш офис?

– Мы даже понятия не имели, что все это зайдет так далеко. Когда я два часа назад выходил из здания, этих барышень и близко не было.

– Так ты знал, что сценарий может разыграться именно так?! И даже не намекнул на масштабы грозящих нам неприятностей?

– У меня дел по горло. Ты же знаешь, что совладать с твоими сводными сестрами не так-то просто. Сестры Золушки по сравнению с этими вампирами – просто феи.

П. Т. поморщился.

– Что еще задумали Наоми и Рут?

– Все та же старая песня. Деньги, деньги, деньги… Им постоянно их не хватает. Тебе следует запастись терпением для встречи с бухгалтером. На прошлой неделе Наоми купила пятьдесят галлонов краски и инструментов на пять тысяч долларов. Рут заказала три спортивных костюма для своего дружка Элмера Пресли, и это обошлось нам ни много ни мало – в десять тысяч.

– Элмер Пресли? Он все еще на горизонте? – застонал П. Т. и махнул рукой. – Я не могу сейчас решать вопросы Наоми и Рут. Давай вернемся к пикетчицам. Как же предотвратить катастрофу?

– Не стоит преувеличивать. Я уверен, что это лишь небольшой сбой в отлаженном механизме.

– Ты сошел с ума? Мне кажется, надо готовиться к худшему. Если на нас подадут в суд, это самым плачевным образом отразится на стоимости акций.

– Я же пообещал, что все улажу.

В этом и была главная проблема. Он не сомневался, что Дик все уладит. Вопрос в другом: какими методами?

Приподнявшись, П. Т. заправил черную футболку в брюки, застегнул змейки и пуговицы и рванул пряжку ремня, вкладывая в эти порывистые движения все свое недовольство коллегой. В качестве заключительного аккорда изобразив на лице гримасу отвращения, он накинул на плечи пиджак с изяществом, присущим итальянским кинозвездам или… принцам. Кто вообще мог представить, что футболку можно носить с костюмом? Но Дик объявил, что такое сочетание, по версии мужского журнала «GQ», считается моднейшей тенденцией, а Дик знал толк в такого рода вещах.

Завершив создание образа дня, П. Т. глубоко вздохнул.

– Давай приступим…

Он не успел закончить, так как раздался визг тормозов и скрежет металла о металл, – это Джейк не вписался в поворот и оцарапал бок машины о три мусорных контейнера, стоявших у тротуара. Дама, которая оказалась поблизости, недвусмысленно выразила свое возмущение, и тут же до их слуха донеслась трель полицейского свистка. Джейк лишь пожал плечами и ограничился невнятным восклицанием.

П. Т. приложил ко лбу руку с безупречным маникюром (одна из «блестящих» идей Дика… прозрачный лак, подумать только!) и закрыл глаза, мысленно считая до десяти. Затем он бросил испепеляющий взгляд на Дика, которому хватило благоразумия отложить в сторону и выпивку, и бумаги.

– Давай все же приступим к обсуждению деталей.

– Ее зовут Синтия Салливан.

– Кого?

– Ту рыжеволосую красотку.

Ага, значит, он говорит о длинноногой куколке на костылях.

– Вообще-то, она не рыжеволосая, а блондинка. Вернее, не блондинка, а просто с очень светлыми рыжими волосами, – ответил он, не утруждая себя ответом на вопрос о том, как он мог запомнить такую несущественную деталь.

– Бог ты мой! – раскрыв от удивления рот, воскликнул Дик и разразился громким смехом. – Какой же ты тупица, честное слово! Это Синтия Салливан по прозвищу Акула, и я вижу, что ее прелести не остались для тебя незамеченными.

– Прекрати! – отрезал П. Т.

Дик был его другом больше десятилетия и партнером по бизнесу уже свыше пяти лет, но иногда он заходил слишком далеко.

– Прислушайся к моему совету. В ближайшее время тебе понадобится и смекалка, и проницательность, а тестостерон здорово подавляет интеллект. Уж можешь мне поверить!

– Еще бы, тебе ли не знать!

После развода Дик только и делал, что менял женщин как перчатки.

– Поверь мне, эта сеньорита сама по себе плохой знак. По характеру это настоящий бык на корриде, только на шпильках.

– Меня эта сеньорита совершенно не волнует. Я лишь заметил цвет ее волос, – возразил принц. – Кроме того, моя сексуальная жизнь тебя не касается.

Дик лишь ухмыльнулся в ответ.

П.Т. сделал глубокий вдох, призывая спокойствие.

– Из-за чего она получила прозвище Акула?

– А ты не помнишь прошлогоднюю статью в «Деловой неделе» о Синтии Салливан, биржевом маклере с Уолл-стрит, которую прозвали Акулой?

П. Т. потер подбородок.

– Я думал, речь идет о скупке акций с целью получения контрольного пакета.

– В этом случае прозвище пристало к ней из-за ее поведения. Она настолько агрессивная, что на бирже некоторые из коллег отзываются о ней не иначе, как об «ирландской барракуде».

– Так это она попала в новости из-за того, что… послала Алана Гринспена?

– Именно! Большой федеральный босс выступал с речью на званом обеде, устроенном людьми из журнала «Форбс», и она услышала, как он сказал что-то о неблаговидной роли брокеров в повышении уровня инфляции в стране.

– Хм! Мне кажется, Гринспена давно пора было поставить на место. – П. Т. нахмурился. – Я ничего не понимаю. Акула с Уолл-стрит решила выступить пикетчицей перед нашим офисом? И ты утверждаешь, что это не проблема?

– Нет, нет, – поспешил ответить Дик. – Ее работа не имеет ни малейшего отношения к нам. В общем… Помнишь, я тебе на прошлой неделе звонил, чтобы сказать, что к нам в центр обслуживания клиентов обратилась дама и пожаловалась, что у нее мозоль на ноге из-за наших туфель? Ты еще сказал мне не обращать на это внимания.

– Мозоль? – взревел П. Т.

Ему показалось, что голова его сейчас лопнет от напряжения.

– Я думал, что речь идет о какой-нибудь голубоволосой старушке, а не о… молодой женщине. И немедленно прекрати ухмыляться!

– Ну, Синтия Салливан не так уж молода, – со знанием дела заявил Дик. – Ей, по меньшей



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация