А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


ему вести ваши общие дела?

– Да, хотя считаю, что порой он ведет себя слишком самоуверенно. Он игрок, любитель рисковать.

– Так-так-так! – рассмеялся Генри. – Точь-в-точь как я в молодости.

– Что вы собираетесь предпринять? Заняться с ним бизнесом?

– Возможно. Но сейчас я хотел бы заполучить его в качестве зятя.

Эдвард изумленно уставился на Ван Альдена:

– Но они познакомились только сегодня утром! Не кажется ли вам, что вы немного торопите события?

Генри пожал плечами и ответил:

– Корнелия уже много месяцев пытается подыскать Маргарет хорошего мужа. Она избрала традиционный, тонкий и деликатный путь. Пока я не вмешиваюсь, но вижу, что этот метод не работает. Боюсь, как бы моя дочь в итоге не осталась старой девой. Пора действовать более решительно.

– Что вы хотите этим сказать?

– Хочу предложить Эштону жениться на моей дочери.

– Вы шутите?

– Совсем нет. Эштону нужны деньги. Мы оба это знаем. Он может обеспечить высокое положение и моей дочери, и их будущим детям, что для меня немаловажно. К тому же он намерен сам зарабатывать себе на жизнь.

– Вы его совсем не знаете.

– С меня достаточно и того, что ты мне о нем рассказал. Уверен, на сей раз Маргарет не станет очень упрямиться. Она уже к нему неравнодушна.

– Право же, мистер Ван Альден, – Эдвард нахмурился, – нельзя обращаться с людьми как с акциями на бирже.

– Браки по расчету происходят сплошь и рядом. Эштон оценит мое предложение. Он человек практичный.

– Может быть, – с сомнением в голосе произнес Эдвард, – однако Тревор высоко ценит свою холостяцкую свободу. Кроме того, я имел в виду не Тревора. Вряд ли ваша идея покажется Маргарет такой же привлекательной, как вам с Тревором. Ей точно не понравится, что ее брак устраивают как выгодную сделку.

Генри ухмыльнулся и сказал:

– Пожалуй, ты прав. Моя дочь слишком упряма.

– Вся в отца.

Генри рассмеялся.

Пока мистер Ван Альден планировал будущее семейное счастье дочери, сама Маргарет, уютно устроившись под любимым деревом, держала в руках книгу и лакомилась шоколадными трюфелями, которые доставала из стоявшей рядом корзинки.

Маргарет читала скандально известный и повсеместно запрещенный роман. Ей пришлось ждать несколько месяцев, чтобы заполучить его копию.

Эротические сцены поразили ее. Она буквально проглотила роман. Но эти сцены все еще стояли у нее перед глазами. Она прижала ладони к раскрасневшимся щекам.

– О Боже, – пробормотала девушка, – ну надо же…

Дрожа от странного волнения, Маргарет отложила книгу в сторону.

«Впрочем, если бы рядом со мной был любимый мужчина, который тоже любил бы меня, то почему бы и нет?»

Маргарет закрыла глаза. Ее клонило ко сну, и она уплыла в царство Морфея, грезя о ярко-синих глазах знакомого мужчины.

Маргарет разбудило жужжание мухи. Она прогнала ее, приподняла голову и увидела лорда Эштона.

Он сидел всего в нескольких футах от нее. Маргарет мгновенно стряхнула с себя остатки сна и приготовилась к обороне.

– Ваш литературный вкус поражает меня, мисс Ван Альден.

Маргарет хотела забрать у него книгу, но Эштон поднял руку над головой, и теперь девушка не могла до нее дотянуться. Он дерзко улыбнулся, как будто спрашивая ее, хватит ли у нее смелости приблизиться к нему и попытаться забрать собственность. Маргарет не знала, чего ей хотелось больше – убить его или спрятаться под ближайшим кустом. В итоге она ограничилась свирепым взглядом и словами:

– Я думала, вы уже уехали.

– Ваш отец великодушно предложил мне погостить еще несколько дней.

Она оказалась права. Эштон – очередной претендент на роль ее мужа, нищий аристократ.

– Надеюсь, вам у нас понравится, – с надменной вежливостью проговорила она. – Пожалуй, мне пора идти. Настало время чаепития. С вашей стороны было бы очень любезно вернуть то, что мне принадлежит.

– Разумеется. – Но вместо того чтобы отдать ей книгу, Эштон вытащил из кармана ее золотую заколку: – Я искал вас, чтобы вернуть вот это. Вы уронили ее вчера вечером в саду.

Маргарет снова покраснела. Она не сомневалась, что Эштон получал удовольствие, наблюдая, как она дрожит от смущения, словно наколотая на булавку бабочка. Маргарет выхватила у него заколку и бросила в корзинку.

– Я имела в виду, – выдавила она сквозь стиснутые зубы, – мою книгу.

– Ах да. Книгу. – Эштон протянул ей злополучный роман. – Интересная вещь. Но немного надуманная.

Маргарет не хотела вступать с ним в литературный спор, особенно такой книги, как эта. Но она подумала о прочитанных сценах и почувствовала жгучее любопытство.

– Надуманная? – спросила девушка, стараясь не выдать своего любопытства.

– Разумеется. Заниматься любовью в карете весьма неудобно.

– Неужели? – воскликнула она. – А как же вы?.. – Маргарет запнулась, заметив на его губах дразнящую улыбку. – Вам нравится меня смущать?

– А почему вы смущаетесь? Потому что я застал вас за чтением эротического романа? Я не болтлив, пусть это будет нашим секретом. К тому же вам все равно, что я о вас думаю, не так ли?

– Вы правы.

– Тогда мы можем просто дружить.

Дружить? Значит, вот какую стратегию он избрал! Маргарет улыбнулась, довольная тем, что наконец-то разгадала его замыслы. Она поднялась.

– Это действительно весьма необычный подход, лорд Эштон, но вы зря теряете время.

Эштон поднялся и с удивлением посмотрел на нее:

– Теряю время? Что вы хотите этим сказать? – Притворяться он умел.

– Уверена, на эту приманку можно поймать много богатых наследниц, лорд Эштон, но только не меня. Поэтому если хотите жениться на приданом, то лучше вам поискать в другом месте. У меня нет желания выходить за вас замуж.

– Спасибо, что предупредили, – серьезным тоном ответил Тревор, но дразнящий огонек в его глазах не исчез. – Когда мне придется заковать себя в кандалы брака, я непременно вспомню о ваших словах. Но я действительно предлагал только дружбу.

– Неужели вы считаете, что мы сможем стать друзьями после того, как вы вели себя со мной? – Она уставилась на него, не веря своим глазам. – Но с какой стати?

– Вы мне нравитесь.

– Неужели? Что ж, очень жаль. – Маргарет посмотрела ему в глаза. – Потому что вы мне совсем не нравитесь.

Она обошла его, направилась в сторону виллы и услышала позади смех. У Маргарет появилось дурное предчувствие, что это еще далеко не конец.

Эдвард подал Тревору бокал с бренди, после чего мужчины уселись в уютные кожаные кресла в комнате, отведенной для игры в карты. Они ждали Ван Альдена, который диктовал письмо своему секретарю, Алистеру Марстону.

– Что ж, Тревор, – сказал Эдвард, глотнув бренди и задумчиво посмотрев на друга, – после такой увлекательной жизни в Египте, боюсь, в Англии ты заскучаешь.

– Уверяю тебя, я найду чем развлечься.

– Да уж, представляю. Ты всегда любил приключения. Помню, как в школе ты постоянно втягивал меня в свои проделки.

– Не делай из меня козла отпущения. Ты получал от них такое же удовольствие, как и я.

– Верно. – Эдвард рассмеялся. – Особенно мне запомнилась ночь в Кембридже, когда мы прокрались в комнату к твоему брату и склеили все страницы его учебников. Боже, как он разозлился!

Тревор с улыбкой заметил:

– Джеффри никогда не обладал чувством юмора.

– Нам очень повезло, что старик Уолстон не поверил Джеффри, когда он кричал, что это сделали мы с тобой.

– У него не было доказательств, поэтому директор и не поверил ему.

– К тому же, насколько я помню, ты уже придумал нам подходящее алиби. – Эдвард мечтательно вздохнул: – Хорошие то были деньки.

– Кто сказал, что они закончились? – спросил Тревор, подняв бокал. – Теперь, поскольку я буду жить в Англии, мы с тобой обязательно ввяжемся в какое-нибудь безрассудное приключение.

– Нет-нет. Для меня эти дни остались в прошлом.

– Ты женат меньше года и уже успел так измениться?

– Вряд ли Корнелии понравится, если я стану участвовать в твоих проделках. Она смирилась с моим небольшим бизнесом – продажей египетских древностей. Но вряд ли смирится с тем, что я буду приходить домой пьяный в четыре утра. – Он глотнул бренди и добавил: – Злить жену – себе дороже.

– Правильно. Так можно лишиться единственного удовольствия, которое приносит супружество.

– Я совсем не это имел в виду! Если бы мне нужно было только удовлетворить похоть, я бы с легкостью нашел для этого подходящую женщину. Но я не хочу.

– И никогда не смотришь на других женщин, – серьезным тоном добавил Тревор, но в его взгляде светилась насмешка.

Однако Эдварда это не смутило.

– Конечно, смотрю, – улыбаясь, ответил он. – Но жена – единственная женщина, которую я хочу по-настоящему.

– Браво, Эдвард! У меня складывается ощущение, что ты влюблен в собственную жену.

– Так оно и есть.

Тревор внимательно посмотрел на друга, и ему стало жаль Эдварда.

– Плохи твои дела, – проговорил он. – Вряд ли ты сможешь выйти победителем из этой ситуации.

– Брак – не игра, в которой нужно выиграть, Конечно, на этом пути встречаются и горести, и различные неприятности, но супружество может сделать человека счастливым. – Он печально покачал головой. – Ты всегда считал женитьбу чем-то ужасным. Не могу понять почему.

– А почему я должен считать ее чем-то замечательным? Среди моих знакомых нет никого, кто порекомендовал бы супружескую жизнь как путь к обретению счастья.

– Я могу это сделать. Брак доставил мне много счастья.

Тревор мог бы возразить, что Эдвард женился совсем недавно и новизна впечатлений пока еше не успела стереться. Но он лишь пожал плечами и сказал:

– Тебе лучше знать.

– Боже, Тревор, глядя на тебя, можно решить, что женитьба для тебя – хуже смерти. Но это совсем не так. Ты должен найти себе жену, и однажды ты с удивлением обнаружишь, что все не так плохо, как тебе казалось раньше. Поверь мне, брак сделает из тебя другого человека.

– Зачем мне становиться другим человеком, если я нравлюсь себе и таким? У меня нет причин стремиться к переменам. – Он глотнул бренди и добавил: – Правда, чувство долга рано или поздно заставит меня жениться, но брак не изменит моего образа жизни или моего характера, уверяю тебя. Я в любом случае останусь тем же реалистом, что и сейчас.

Эдвард открыл было рот, явно собираясь с ним поспорить, но в этот момент в комнату вошел Ван Альден со своим секретарем. Тревор этому искренне обрадовался. Он считал, что такие темы, как перерождение под воздействием любви, не должны возникать в разговоре двух разумных и трезво смотрящих на жизнь мужчин.

– Вы двое успешно поделили между собой весь сегодняшний выигрыш, – сказал Алистер, с восхищением глядя на Тревора и Ван Альдена.

Было уже довольно поздно. Почти весь вечер четверо мужчин провели за игрой в покер. Теперь у Тревора было на шестьсот фунтов больше, чем до того, как он сел за стол.

– Жаль, что с нами нет Хаймса, – с усмешкой произнес Ван Альден. – Мы с Тревором выиграли бы еще больше. Хороший парень, прекрасно играет в вист и баккара. Но в покере полный ноль.

Это имя привлекло внимание Тревора.

– Хаймс? – переспросил он.

– Лорд Хаймс, – объяснил Эдвард. – Он виконт, у него имение в Дареме. Может быть, вы знакомы.

Тревор вспомнил, как прошлой ночью видел виконта на коленях, вспомнил, как по-дурацки тот вел себя, и улыбнулся. Да, в каком-то смысле можно сказать, что он действительно с ним знаком. Но Тревор не сказал ни слова.

– Кстати, что с ним случилось? – спросил Эдвард. – Сегодня утром, когда я спустился вниз, Джузеппе сказал, что Хаймс приказал заложить коляску и уехал еще на рассвете, не сказав никому ни слова. Даже не оставил зациску.

– Правда? – Тревор зажег сигару и быстро, один за другим, пустил к потолку три кольца дыма. Его улыбка стала еще шире. – Он поступил очень некрасиво.

Ван Альден пожал плечами и заявил:

– Ну, в этом я не могу его упрекнуть. Моя племянница объяснила, что прошлой ночью он сделал предложение Маргарет и она отказала ему. Так что Хаймс правильно поступил, что уехал. Мы оказались бы в чертовски неловкой ситуации.

Интересно, подумал Тревор, рассказала ли Маргарет своей кузине о том, какую роль он сыграл в событиях прошлой ночи. Вряд ли она решилась бы на такое.

Эдвард зевнул, отодвинул стул и встал.

– Пойду-ка я спать, – сказал он.

– Спать? – удивился Тревор. – Не забывай, дамы только что вернулись со званого ужина. Корнелия наверняка еще не заснула и ждет тебя, чтобы расспросить, как ты провел этот вечер, а потом пожурить за то, что так много проиграл.

Эдвард действительно проигрался в пух и прах, однако произнес с улыбкой:

– Мы еще не так давно женаты, чтобы ссориться по мелочам. Если она и ждет меня, то совсем не для того, чтобы расспросить о покере.

Мужчины рассмеялись. Эдвард допил бренди и повернулся к Тревору:

– Я рад, что ты пробудешь здесь еще несколько дней. Нам нужно о многом поговорить.

Тревор посмотрел в сторону Ван Альдена, а потом ответил:

– Я пока не знаю, насколько задержусь в вашем доме, но уверен, что мы с тобой вдоволь пообщаемся.

– Отлично. Спокойной ночи, джентльмены. – Эдвард поставил бокал на стол и вышел из комнаты.

Секретарь Ван Альдена тоже поднялся и сказал:

– Уже поздно. Я, пожалуй, пойду отдыхать. – Пожелав спокойной ночи, Алистер ушел. Генри и Тревор остались вдвоем.

Генри подошел к бару, взял новую бутылку бренди. Вернувшись к столу, наполнил два бокала, сел, закурил сигару и задумался, не зная, с чего начать разговор.

– Лорд Эштон, – заговорил он наконец, – я человек простой. Я заработал много денег, потому что умею рисковать, разбираюсь в людях и знаю, как обратить сложившуюся ситуацию себе во благо. Помогите мне в одном деликатном деле. Дело непростое. Но лучше вас с ним никто не справится. Я это понял сразу, как только мы с вами познакомились.

– Вы меня заинтриговали, – ответил Тревор.

Генри посмотрел на дверь, чтобы еще разубедиться, что она закрыта и никто не может подслушать их разговор.

– То, что я хочу предложить вам, может стать идеальным решением ваших проблем. У вас



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация