А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Погоня
Лиза Джейн Смит


Запретная игра #2
Герои трилогии известной американской писательницы превратили свою жизнь в игру, в которой исчезают один за другим. Дженни должна найти тайное логово Сумеречного Человека и спасти друзей. Но устоит ли она перед обольстительным Принцем Тьмы?

В трилогию входят повести «Охотник», «Погоня», «Убийство».





Лиза Джейн Смит

Погоня





Глава 1


Это была не охота, это было убийство.

Именно поэтому Горди Уилсон оказался на окраине Санта-Аны солнечным майским утром. Именно поэтому он прогулял школу, хотя не был уверен, что ему удастся подделать подпись матери на оправдательной записке. Его влекли не холмы, заросшие небесно-голубыми тюльпанами и душистым шалфеем. Он жаждал услышать влажное чавканье, когда пуля входит в живую плоть.

Убийство.

Горди предпочитал большую игру, но сегодня придется ограничиться кроликами. Они всегда были к его услугам, если знать, как избежать встречи с егерями. Горди ни разу не поймали.

Ему нравилось убивать. В семь лет он уже стрелял по кроликам из духового ружья. Когда ему исполнилось девять, он охотился на белок с обрезом, а в двенадцать отец взял его на настоящую охоту на белохвостого оленя и подарил старенький винчестер двести сорок третьего калибра.

Это было великолепно, но, в конце концов, любое убийство великолепно. Однажды отец сказал: «Настоящая охота никогда не кончается». Каждую ночь, лежа в кровати, Горди вспоминал самые приятные моменты: преследование, выстрел, трепетное мгновение смерти. Он охотился даже во сне.

В какой-то момент, когда он шел вдоль русла высохшего ручья, в его памяти вспыхнуло странное воспоминание. Ночной кошмар. Однажды Горди приснилось, что он оказался по другую сторону прицела, что за ним гонятся собаки и что охота идет именно на него. Погоня закончилась, лишь когда он проснулся в холодном поту.

Дурацкий сон. Он не кролик, он охотник. В прошлом году он добыл лося.

Большая игра стоила того, чтобы наблюдать, изучать, строить планы. Кролики этого не стоили. Горди просто нравилось приходить сюда и выгонять их из кустов.

Это было хорошее место. Поросший шалфеем холм поднимался вверх, к небольшой рощице из дубов и платанов, у корней которых рос густой кустарник. Там непременно должны быть кролики.

Вскоре он увидел одного, прямо на открытом пространстве. Маленький белый хвостик дрожал в густой траве. Кролик почувствовал, что охотник рядом, но не двигался. Замер.

«От ужаса», – подумал Горди.

Он знал, как выследить кролика и подобраться к нему на расстояние вытянутой руки.

Нужно заставить кролика думать, что его не видят. Если смотреть в сторону и передвигаться зигзагами, медленно подходя все ближе и ближе… Пока кроличьи уши прижаты к спине, а не стоят торчком, можно не беспокоиться.

Горди осторожно обошел вокруг куста лимонника и скосил глаза. Он был так близко, что мог видеть, как двигаются усы кролика. Приятное тепло заполнило желудок: зверек ждал его.

Господи, какое возбуждение! Самая-самая приятная часть охоты. Затаив дыхание, он вскинул ружье и прицелился. Осталось нежно спустить курок.

Быстрое движение серо-бурого тельца, взмах белого хвостика. Кролик убегал!

Ружье Горди выстрелило, но пуля, подняв столбик пыли, угодила туда, где только что была цель. Кролик уже петлял по сухому руслу и вскоре затерялся среди травы.

Черт побери! Жаль, что у него нет гончей, такой, например, как отцовская Эгги. Собаки с ума сходили от охоты. Горди нравилось наблюдать, как они загоняют зверька по кругу: погоня не должна заканчиваться слишком быстро. Отец иногда отпускал кроликов, которые заставляли собак побегать, как следует, но это глупо. Разве охота может быть без убийства?

Иногда Горди задумывался о… себе самом.

Он смутно понимал, что относится к охоте не так, как отец. Оставаясь наедине с самим собой, он делал вещи, о которых никому не рассказывал. В пять лет поливал уховерток растворителем и наблюдал, как они извиваются в предсмертной агонии. Даже теперь он не мог отказать себе в удовольствии переехать кошку или опоссума, оказавшихся на проезжей части.

Убийство доставляло ему удовольствие. Любое убийство.

Это был маленький секрет Горди Уилсона.

Кролик сбежал. Он спугнул его. Или…

Или это сделал кто-то другой.

В душе Горди поселилось странное чувство. Оно возникло так незаметно, что вначале он даже не обратил на него внимания. Раньше он никогда не испытывал ничего подобного, по крайней мере наяву… Он ощутил себя… кроликом. Наверное, кролик испытывает то же самое, когда застывает под взглядом охотника. И белка должна чувствовать это, когда к ней подкрадывается крупный хищник.

За ним наблюдали.

По его шее побежали мурашки.

Он почувствовал на себе чей-то взгляд. Он ощутил это той частью головного мозга, которая не менялась на протяжении сотен миллионов лет. Она была еще у рептилий.

Он напрягся и обернулся.

Позади него росли три платана. Они стояли так близко друг к другу, что тень под ними никогда не рассеивалась. Но сейчас сгустившаяся темнота была не просто тенью – она походила на черный туман.

Под деревьями находилось нечто, и это оно следило сначала за зверьком, а теперь за ним. Черный туман пошевелился, обнажив белые зубы, сверкнувшие, как луч света на водной глади.

Глаза Горди вылезли из орбит.

Туман снова зашевелился, и тогда он увидел…

Только… этого не могло быть. Того, что он увидел, быть не могло, потому что… это было невозможно. Потому что в мире не существовало ничего подобного…

Такое невозможно было себе представить. Нечто двинулось. Оно сделало это молниеносно. Горди выстрелил и пустился наутек.

Он бежал тем же путем, что и кролик, скользя и падая на крутом спуске, раздирая джинсы и руки об острые камни. Нечто преследовало его. Он слышал, как оно дышало. Его нога зацепилась за камень, и он упал навзничь, широко раскинув руки.

Он перевернулся на спину и увидел его. Попытался отползти в сторону, но его мышцы сковал животный ужас.

Нечто приближалось.

Протяжный булькающий стон сорвался с губ Горди. Его последней мыслью было: «Нет, только не я. Я не кролик… Не я-а-а!»

Его сердце остановилось раньше, чем нечто вонзило в него зубы.



Тем же чудесным майским утром Дженни расчесывала волосы, ощущая, как они приподнимаются и потрескивают, электризуясь от пластмассовой расчески. Она взглянула в зеркало и увидела в нем девушку с зелеными, как сосновый лес, глазами, волосами цвета меда и четко очерченными бровями.

– Они этого не делали.

Рука Дженни застыла в воздухе. Позади нее в зеркале появилось отражение темноволосой девочки с покрасневшими от слез глазами. Она явно была готова в любую секунду сбежать.

– Что?

– Я сказала, что они этого не делали. Слаг и Пи-Си не убивали твою подругу Саммер.

Ах вот в чем дело. Дженни судорожно сжала расческу. Она не могла заставить себя обернуться, а только смотрела на отражение в зеркале. Теперь она все поняла.

– Я никогда не говорила, что они сделали это, – спокойно и осторожно произнесла она. – Я всего лишь сообщила полиции, что они были там той ночью. И что они кое-что украли из моей комнаты. Картонный дом. Игру.

– Я тебя ненавижу.

Дженни была шокирована. Она обернулась:

– Ты и твои дружки… вы сделали это. Вы убили ее. Однажды все узнают об этом, и вы заплатите за свое злодейство.

Девочка крутила в тонких загорелых пальцах бумажную салфетку и отрывала от нее маленькие кусочки. Ее длинные темные волосы были совершенно прямыми и лишь слегка завивались у самых концов. Дженни никогда раньше не видела ее: видимо, она была не из высшей школы Виста-Гранде.

Дженни положила расческу и подошла к девочке, глядя ей прямо в глаза. Та отпрянула.

– Почему ты плакала? – тихо спросила Дженни.

– Какое тебе дело? Ты – богатенькая. Носишь дорогую одежду и крутишься с богатенькими дружками…

– Кто богатенький? И при чем тут моя одежда?

Брови Дженни сошлись в одну линию. Она выразительно посмотрела на явно недешевые модные джинсы собеседницы.

– Ты богатенькая… – упрямо продолжала та.

Дженни схватила ее за руку.

– Я не богатенькая, – в ярости закричала она. – Я – обычный человек! Как и ты. Так в чем твоя проблема?

Девочка молча начала вырываться, и Дженни почувствовала, какие у нее тонкие косточки. Наконец, едва сдерживаясь, чтобы не плюнуть Дженни в лицо, незваная гостья прошипела:

– Пи-Си был моим другом. Он никогда ничего плохого не делал твоей подруге. Это вы сделали с ней что-то настолько ужасное, что спрятали ее тело и рассказали всем эту ложь. Но погодите, я докажу, что Пи-Си не трогал ее. Я смогу это доказать.

Хотя день был очень теплый, Дженни почувствовала, как по ее телу пробежал холодок.

– Что ты имеешь в виду?

Видимо, выражение ее лица испугало девочку.

– Ничего.

– Нет, ты мне скажешь. Как ты сможешь доказать? Ты…

– Отпусти меня!

«Я действую слишком грубо, – подумала Дженни. – Никогда раньше я не была грубой».

Но она уже не могла остановиться, намереваясь вытрясти из девчонки все, что та знала.

– Ты видела его? Или ты видела что-то другое? – В ее голосе звучали требовательные нотки. – Он вернулся домой один? Ты видела, что он сделал с картонным до…

Щиколотку пронзила острая боль – юная бестия пнула ее ногой. Дженни невольно разжала пальцы, и девчонка тотчас бросилась к выходу.

– Подожди! Ты не понимаешь…

Девочка рывком открыла дверь и выскочила наружу. Дженни бросилась за ней, но та уже исчезла. На кафельном полу валялось несколько клочков бумажной салфетки.

Дженни заглянула в соседнюю раздевалку, но там никого не было. Затем она выглянула во двор, но увидела лишь нескольких человек, занятых ланчем.

Еще совсем ребенок. Не старше девятого класса. Может быть, девчонка пришла из средней школы «Магнолия», расположенной неподалеку.

В любом случае Дженни предстояло найти ее: она что-то видела, она могла знать…

«Я оставила в туалетной комнате косметичку», – подумала Дженни и медленно направилась обратно.

Рядом с ней зазвонил висящий на стене телефон. Дженни оглянулась по сторонам: двое учителей закрывали кабинет, ученики спускались и поднимались по лестницам. Похоже, никто не ждал звонка и даже не обращал внимания на разрывающийся телефон.

Дженни сняла трубку.

– Алло, – сказала она.

В ответ раздалось шипение, обычные помехи, а затем – щелчок и мужской голос. Он долетал откуда-то издалека и казался очень странным. Как будто одно и то же слово произносили снова и снова.

«И»– как игла. Затем тонкое шипение: «С-с-с-ш-ш-ш».

Полная чушь.

– Алло?

«Сш-сш-сш-сш-с».

Щелчок. Затем снова донеслась речь, ритм которой был странным, чужим.

«Отвратительная связь», – подумала Дженни и положила трубку.

Она ощутила покалывание в подушечках пальцев, но ей некогда было размышлять об этом. Предстояло найти девочку.

«Нужно поговорить с остальными», – решила Дженни.




Глава 2


Сначала она заглянула в бизнес-класс, но Тома там не оказалось. Дженни спустилась вниз. Идя по территории колледжа, она помахала знакомым ребятам, которые занимали свои любимые скамейки. Она слышала шуршание бумажных пакетов, вдыхала запах чужих бутербродов.

Друзья Дженни не собирались на ланч уже две недели; это могло вызвать слишком много разговоров. Но сегодня у них не было другого выбора.

«Теперь Одри», – подумала Дженни.

Она прошла мимо деревянных скамеек амфитеатра и заглянула в класс домоводства. Одри сидела на занятиях по дизайну интерьеров, и, как всегда, ее мысли были где-то далеко.

Дженни встала в дверях. Заметив подругу, Одри захлопнула папку, взяла рюкзак и вышла.

– Что случилось?

– Нужно собрать всех, – ответила Дженни. – У тебя ланч с собой?

– Да.

Одри больше не стала задавать вопросов. Она лишь сверкнула карими глазами и плотно сжала губки, накрашенные помадой цвета спелой вишни.

Они направились в центр двора – к спортзалу для девочек. Солнце припекало.

«Слишком жарко для мая, даже в Калифорнии», – мелькнуло в голове Дженни.

Почему же у нее внутри такой холод?

Подруги заглянули в женскую раздевалку. Ди была еще не одета. Она вытиралась полотенцем и болтала с девушками из команды по плаванию. Словно дикая черная пантера, Ди была прекрасна в своей наготе. Заметив, что Дженни и Одри посылают ей выразительные взгляды, она приподняла одну бровь и кивнула. Потом натянула бордовую футболку и минуту спустя присоединилась к ним.

Зака они нашли в классе искусств. Он стоял в полном одиночестве перед дверями фотолаборатории. Дженни не удивило, что Зак был один, он предпочитал уединение. Странно было другое: почему он не работал в лаборатории?! Тонкое, подвижное лицо Зака всегда было бледным, а в последние дни казалось белым как мел, тем более что он начал носить одежду черного цвета.

«Зак изменился», – подумала Дженни.

Неудивительно. То, через что им пришлось пройти, изменило бы кого угодно. Нет, это было не НЛО. Вернее, что-то вроде этого, потому что Джулиан был чужаком. Но он не разбивал дверь. Он появился из игры, вернее, затащил их всех в игру. Или, если точнее…

«Хорошо. Еще раз все с самого начала!

Дженни купила игру на Монтевидео-стрит, в магазине, который назывался «Иные игры». Понятно? Она принесла ее домой, и они все вместе открыли коробку. Да, они были здесь, все шестеро, и Саммер. У них была вечеринка по случаю семнадцатого дня рождения Тома.

Внутри коробки был картонный дом. Сборная модель. Они склеили ее, и получился особняк в викторианском стиле. Три этажа с башенкой синего цвета.

Потом они раскрасили бумажных кукол, чтобы те были похожи на них самих, и поместили кукол в дом. Да, конечно, они не маленькие, чтобы играть в куклы. Но это не простой кукольный домик. Это игра.

Игра, которая вытаскивала наружу самые страшные кошмары, заставляла каждого встречаться со своим кошмаром в комнатах игрушечного домика и проходить через него.

Сначала это казалось забавным. Пока не стало реальностью.

Да, реальностью. Реальностью. Как еще произнести слово «реальность»? Ре-аль-ность!

Они лишились чувств, а когда пришли в себя, то оказались в доме. Внутри. Он больше не был картонным. Он стал обыкновенным, как другие дома. Потом появился Джулиан.

Кто такой Джулиан? Правильнее было бы спросить: что такое Джулиан? Можно сказать, он принц демонов.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация