А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


нежно гладила его по волосам, целовала в лоб и щеки.

– Бог милостив, ты снова с нами, – прошептала она, и он почувствовал на своей щеке ее горячие слезы. – Я так боялась, что ты навсегда покинул нас.

Моше взял руки жены и, поцеловав, положил их себе на грудь.

– Я не мог так поступить. – Он улыбнулся. – У меня еще есть немного времени – ровно столько, чтобы закончить важные дела и решить вопрос с похоронами.

– Твоими похоронами? Ты не должен так говорить, Моше! – В ее голосе звучали страх и возмущение. – Когда ты окрепнешь, то снова пойдешь в синагогу и будешь читать проповеди, как раньше.

– Нет, теперь все будет по-другому.

Сара покачала головой. Он боялся, что она сейчас снова расплачется. Но нет, его сильная и мужественная жена сдержала слезы, улыбнувшись ему.

«Господи, благодарю Тебя, что Ты послал мне эту дивную женщину. Всю жизнь она была моей опорой и утешением».

– Али аль-Заде, подойди ближе. – Моше поманил к себе молодого человека, своего друга и помощника. – Хочу попросить тебя. После моей смерти возьми себе мои рукописи и охраняй их от тех, кто слепо придерживается каждой буквы Писания, считая меня еретиком. Ты мой ученик, моя правая рука и мой друг.

Араб благоговейно склонился над раввином.

– Ребе, для меня великая честь помогать вам. Я благодарен судьбе за то, что мне довелось записы вать ваши мысли, что я…

– Довольно, друг мой, – перебил его Моше. – Если и дальше будешь говорить в том же духе, я зазнаюсь. Мне нужно сказать тебе кое-что еще. Позаботься о Саре. Ты будешь ей очень нужен после моей смерти. Каирские евреи сведут ее с ума своими траурными торжествами и поминовениями.

– Все эти годы она была мне как мать. Моя семья с большой радостью примет ее в свой дом.

– И еще. Возьми этот камень, Али, и бережно его храни. – Моше вложил ему в руку сапфир.

– Да, но это… – Молодой человек, не веря своим глазам, уставился на камень, от которого исходило голубое сияние. – Это ведь…

– Ты прав, Али, это у-бина. Передай камень своей семье, и пусть она хранит в тайне это драгоценное сокровище. Слишком много людей хотели бы завладеть у-биной. Они готовы ради этого пойти даже на убийство. Пусть камень находится в вашей семье до тех пор, пока в один прекрасный день кто-нибудь из твоих далеких потомков не встретит женщину по имени Беатриче Хельмер. Этой женщине можно спокойно доверить сапфир. Только ей, и больше никому. Ты меня понял?

Али кивнул. С благоговейным трепетом он прижимал камень к груди.

– Ребе, клянусь всеми святыми, что я и моя семья будем свято хранить у-бину. Мы будем гордиться этим и вечно благодарить вас за эту честь.

Моше улыбнулся. Али аль-Заде никогда не нарушит клятву. Жизнь идет по спирали.

Он выполнил все, что оставалось ему в этой жизни. Шесть камней Фатимы были в надежном месте – у Беатриче. Седьмой – в руках Али. Сара стояла рядом. Он чувствовал ее руку. Почти пятьдесят лет она сопровождала его в этой неспокойной жизни, полной противоречий, сомнений, клеветы и почитания. Они любили друг друга. Она не оставляла его и тогда, когда камни Фатимы уносили его в фантасмагорические путешествия. Осталась несбыточной только одна мечта – соединить воедино все осколки глаза Фатимы. Но он ни на минуту не сомневался в том, что люди разных вероисповеданий – иудеи, христиане и мусульмане – когда-нибудь будут жить в мире и согласии, и камень Фатимы поможет в этом.

Моше улыбнулся. Да, теперь он может быть спокоен. Сейчас он закроет глаза и будет спать, спать, спать…



notes


Примечания





1


На самом деле Авиценна (Ибн Сина; 980 – 1037) – перс. – Здесь и далее прим. перев.




2


Первоосновы аюрведы, древнеиндийской медицины.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация