А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Женская логика
Мерил Хенкс


После разрыва с Джеффом Лиз сумела начать жизнь сначала и даже собралась замуж. Она и ее жених Кевин должны доставить английскому аристократу ожерелье для его невесты, но в последний момент Кевина задержали дела, и Лиз везет драгоценный груз одна. На нее нападают и крадут сумочку, но это еще не все неприятные сюрпризы, которые ее ожидают: Кевин исчез, ожерелье оказалось фальшивым, а аристократ – тем самым мужчиной, который разбил сердце Лиз. В довершение всего невеста Джеффа и жених Лиз вступили в преступный сговор. Однако, распутывая хитросплетения интриги, Джефф обретает не только фамильное украшение, но и любимую женщину, которую, казалось, утратил навсегда.





Мэрил Хенкс

Женская логика





1


– Чертовски жаль, что приходится уезжать именно сейчас, но эта поездка так важна, что я не могу ее ни отложить, ни отменить. – Кевин поцеловал Элизабет и поднял с пола свой «дипломат». – Не грусти, дорогая, я вернусь очень скоро, уже завтра. Встретимся у центральной регистрационной стойки. Между твоим рейсом и моим разница всего в двадцать минут, так что тебе не придется долго ждать. – Заговорщицки подмигнув, он добавил: – Главное, держи покрепче сумочку.

В кабинете Джеффри Колдуэлла зазвонил телефон.

– Колдуэлл. Так… Ясно. Она уже в Лондоне? Одна? Продолжайте наблюдение… Вы уверены? Нет, без моего распоряжения ничего не предпринимайте.

Повесив трубку, Джеффри с мрачным видом отошел от письменного стола и стал смотреть в окно. Но он не видел сада, цветов, не замечал красоты открывающегося пейзажа – перед его мысленным взором проплывали воспоминания…

В то же самое время в лондонском аэропорту Гэтуик Элизабет Коув, стройная молодая женщина чуть выше среднего роста, со слегка вьющимися пепельными волосами до плеч, посмотрела на табло с указанием рейсов и вздохнула с облегчением: самолет из Амстердама только что приземлился, значит, скоро Кевин будет с ней. Она встала так, чтобы видеть регистрационную стойку.

Одета Лиз была неброско, но элегантно – в шелковое платье цвета топленого молока и жакет-«болеро» с длинным рукавом. Цветастый шифоновый шарф, обвивающий шею, добавлял ее наряду яркости. В руках Лиз держала дамскую сумочку и небольшой чемоданчик.

Если бы не хорошая фигура и трудно поддающееся определению впечатление стильности, ее в толпе и не заметишь, подумал наблюдавший за Элизабет Коув высокий худощавый мужчина с ежиком коротко стриженных каштановых волос.

Не догадываясь, что за ней следят, Лиз подняла левую руку и полюбовалась колечком с небольшим бриллиантом, которое Кевин надел ей на палец всего два дня назад за обедом в модном ресторане.

– Это только временно, Лиз, – сказал он, словно извиняясь за скромное кольцо. – После этих выходных ты сможешь выбрать себе что-нибудь покрупнее и поэффектнее.

Но Лиз не нужно было «покрупнее и поэффектнее», ей вполне хватало того, что она помолвлена с Кевином. Голубоглазый светловолосый красавец, обладающий кроме красивой внешности живым умом и морем обаяния, делающим его совершенно неотразимым, Кевин был женихом, о котором можно только мечтать. Поначалу, когда Лиз только поступила на работу в канцелярию солидной ювелирной фирмы «Джонатан Сандерс и сын», Кевин ничем не выделял ее из остальных служащих, все изменилось лишь несколько недель назад.

Фирма получила заказ на изготовление нового ожерелья с фамильными рубинами Колдуэллов. Джеффри Колдуэлл, мультимиллионер, крупный бизнесмен, владелец поместья Колдуэлл-Холл, собрался жениться. По семейной традиции Колдуэллов невеста старшего сына надевала на свадьбу старинное фамильное ожерелье с восемнадцатью крупными рубинами. Колдуэллы владели этим украшением на протяжении многих веков. Согласно семейному преданию, один из Колдуэллов был капитаном «Голден хинд», на котором знаменитый Фрэнсис Дрейк отправился в кругосветное путешествие, выполняя монаршую волю Елизаветы I и попутно грабя встречные корабли. Влюбившись в юную испанку с захваченного галеона, которой и принадлежало рубиновое ожерелье, капитан Колдуэлл оставил свое опасное ремесло, женился и осел в Англии.

На невесту нынешнего владельца Колдуэлл-Холла, Бренду Скотт, энергичную молодую американку, романтическая история ожерелья не произвела впечатления, а само украшение она сочла старомодным и тяжеловесным. Будущая миссис Колдуэлл пожелала, чтобы камни были вставлены в другую оправу. Жених, которому почти перед самой свадьбой пришлось на несколько недель уехать по делам в Штаты, в конце концов, хотя и с неохотой, предоставил невесте выбрать дизайн нового ожерелья. Бренда обратилась в фирму «Джонатан Сандерс и сын».

Джеффри Колдуэлл и Кевин Сандерс договорились по телефону, что, когда оправа будет изготовлена, камни под усиленной охраной доставят из лондонского банка и Оливер Доусон, старейший ювелир фирмы, закончит ожерелье. В течение суток за безопасность драгоценностей отвечает фирма «Джонатан Сандерс и сын», а затем ожерелье, уже с камнями, должно быть также под охраной возвращено владельцу. В целях безопасности сделку договорились держать в строжайшем секрете.

– Я понимаю Колдуэлла, – заметил по этому поводу Кевин, – камешки стоят целое состояние.

Кевин принял все меры, чтобы не допустить разглашения тайны. Даже Доусон, выполняющий заказ, не знал имени клиента, Кевин встречался с Брендой лично, и не в офисе фирмы, а в небольшом отеле в тихом пригороде Бирмингема. Лиз присутствовала на встречах в качестве секретарши – записывала очередные пожелания заказчицы и передавала их мастеру. Регулярно общаясь с Лиз в неслужебной обстановке, Кевин постепенно разглядел в ней не только сотрудника, но и женщину. Она ему понравилась, он стал ухаживать за Лиз. Спустя недолгое время Кевин предложил ей переехать к нему и начать подготовку к свадьбе.

Ухаживания обаятельного красавца и – не в последнюю очередь – магическое слово «свадьба» подействовали на Лиз, и она, впервые за три года, набралась смелости выбраться из своей раковины и согласилась. Голубоглазый блондин Кевин – полная противоположность смуглому черноволосому Джеффу Эдвардсу, воспоминание о котором до сих пор отзывалось в душе Лиз болью, – был рад и, казалось, испытал облегчение. Лиз упаковала кое-какие вещи, и, перед тем как ехать в аэропорт, Кевин перевез ее чемоданы в свою роскошную квартиру.

– Отныне твой дом здесь! – с улыбкой провозгласил он. – Можешь переезжать, когда захочешь.

Но Лиз решила до возвращения Кевина остаться в той небольшой квартирке, которую сняла вскоре после переезда в Бирмингем.

Дожидаясь Кевина у стойки регистрации аэропорта, Лиз думала о новом, более счастливом этапе в ее жизни, который начнется со дня на день. От этой мысли у нее потеплело на душе, на губах заиграла улыбка. Лиз подняла глаза… и неожиданно встретилась взглядом с высоким худощавым мужчиной с резкими чертами лица и ежиком коротко стриженных каштановых волос. Молодой женщине показалось, что мужчина наблюдает за ней, и, возможно, давно. Незнакомец выглядел вполне заурядно, разве что элегантный плащ, перекинутый через руку, никак не вязался с довольно помятым костюмом, но в его облике, в сутуловатых плечах Элизабет почудилось что-то смутно знакомое. Может, они просто летели одним самолетом из Бирмингема в Лондон?

Увидев, что незнакомец медленно двинулся к табло с указанием рейсов, Лиз немного расслабилась. Вероятно, он, как и она, просто кого-то ждет. Лиз посмотрела на часы. Слава Богу, Кевин должен появиться с минуты на минуту, и тогда всем ее волнениям конец. Но совсем она успокоится, когда ожерелье будет благополучно вручено владельцу.

Лиз не одобрила предложения Кевина обойтись без услуг охранного агентства.

– Если уж мы все равно едем в Колдуэлл-Холл, почему бы заодно не прихватить ожерелье? – настаивал он.

– Но разве это не опасно?

– Вовсе нет, ведь никто не знает, что мы повезем с собой драгоценность! Есть и еще одно соображение: в последнее время бизнес идет не очень хорошо, а вооруженные охранники обойдутся нам недешево.

Вопреки его доводам Лиз по-прежнему считала, что они берут на себя слишком большую ответственность. Но, чувствуя, что Кевина не переубедить, она только развела руками.

– Поступай как знаешь, в конце концов я всего лишь секретарша…

– Дорогая моя, – Кевин привлек ее к себе, – ты должна знать, что для меня ты не просто сотрудница. Раз уж об этом зашла речь, признаюсь: я собирался принять тебя в семью владельцев фирмы.

Лиз уставилась на него во все глаза, не понимая, шутит он или говорит серьезно.

– Да-да, я действительно собирался просить тебя стать моей женой!

Несколько минут в комнате слышались только вздохи и нежный шепот, прерываемые поцелуями. Потом Кевин еще раз заверил:

– Что касается ожерелья, то, уверяю, никакой опасности нет.

– Но мистер Колдуэлл рассчитывает, что ожерелье доставят специально для этой цели нанятые…

– Коль скоро ожерелье будет доставлено, – раздраженно перебил Кевин, – кто это сделал, не имеет значения. Послушай, если бы мне казалось, что на этом этапе возникнут проблемы, я проконсультировался бы с Колдуэллом. Вся сделка держалась в строжайшем секрете, кроме меня, тебя и Доусона, ни одна живая душа не знает, что ожерелье у нас. И хватит об этом. Считай, что вопрос решен. В конце концов, Колдуэлл наверняка застраховал камушки на кругленькую сумму. Главное, жди меня в аэропорту в назначенное время, и мы доставим драгоценности в целости и сохранности. Возьмем такси и будем в Колдуэлл– Холле чуть позже полудня. У нас останется уйма времени, чтобы обсудить все деловые вопросы с хозяином еще до ужина. К вечеру дело будет закончено.

Джеффри Колдуэлл приурочил доставку ожерелья к приему по случаю помолвки, на котором невеста должна была познакомиться с его родственниками и с самыми близкими друзьями. К немалому удивлению Лиз, они с Кевином тоже получили приглашение на прием. Впрочем, ее это не слишком обрадовало: ни она, ни Кевин не встречались с Джеффри Колдуэллом лично, а из того, что она слышала от Бренды, у нее сложилось о нем не очень приятное впечатление. Однако Кевин почел за честь быть приглашенным в Колдуэлл-Холл.

Лиз снова посмотрела на часы. Кевину давно пора появиться, куда он запропастился? И вдруг она услышала голос из репродуктора:

– Мисс Коув, ожидающую мистера Сандерса, просят подойти к центральной регистрационной стойке.

По спине Элизабет пробежал холодок неприятного предчувствия. Она подошла к стойке и представилась.

– Для вас есть сообщение, мисс Коув. – Дежурный клерк сверился с бумажкой. – Мистер Сандерс передал, что задерживается и что вам следует ехать туда, куда вы с ним собирались, одной. Он присоединится к вам сразу же, как только сможет.

– А он не передавал, как долго задерживается?

– Нет, мисс.

– Благодарю вас.

Несколько секунд Лиз была близка к панике, но затем глубоко вздохнула и мысленно приказала себе успокоиться. В сущности, ничего не изменилось – кроме того, что ей придется ехать в Колдуэлл-Холл не с Кевином, а одной. Нужно всего лишь взять такси.

Лавируя в толпе пассажиров и встречающих, она вышла из здания аэропорта к стоянке такси, где собралась приличная очередь. Элизабет покорно встала в самый конец, но тут, к счастью, подкатили сразу несколько машин, и очередь стала быстро таять.

Подъехало свободное такси, Лиз шагнула с тротуара, и в этот момент кто-то вырвал у нее из рук сумочку и сильно толкнул в спину. Лиз растянулась на асфальте. Тут же несколько человек пришли ей на помощь и помогли встать. Все произошло так быстро, что люди, стоящие в конце очереди, даже ничего не заметили.

– Вы в порядке, мисс? – спросил мужчина с аккуратно подстриженными усами и выправкой военного – отставной полковник, решила Лиз. Он поднял с земли чемодан и протянул ей.

– Кажется, в порядке, только немного испугана, – пролепетала она.

– Хотите, я вызову службу безопасности аэропорта?

– Спасибо, но, думаю, не стоит. – Не хватало еще застрять тут на несколько часов для выяснения всех подробностей происшествия!

– Но вы должны хотя бы обратиться в полицию, – настаивал «полковник».

– Обязательно. Я так и сделаю, – пообещала Лиз, садясь в такси.

Она назвала водителю адрес и только тогда, с задержкой реагируя на перенесенное потрясение, вдруг задрожала всем телом. Лиз стиснула зубы, попыталась взять себя в руки и оценить ущерб. Если не считать, что у нее украли сумочку, она довольно легко отделалась: царапины на ладонях, ободранные колени, порванные колготки да пыль на платье – вот, пожалуй, и все. Позже наверняка появятся синяки, но это не смертельно.

Лиз мучило, почему воришка напал именно на нее. Мог ли он знать, кто она такая и какие ценности везет? Определенно не мог. Наверное, это был обычный уличный воришка, такие преступления случаются каждый день, и то, что именно Лиз стала его жертвой именно сегодня, – простое совпадение.

Однако совпадение странное, подозрительное…

Молодую женщину охватило неприятное предчувствие неведомой опасности, она зябко поежилась, но взяла себя в руки. Нужно не переживать из-за неприятностей, которые еще не случились и, возможно, никогда не случатся, а сосредоточиться на настоящем. Она стала смотреть в окно. Таксист свернул с автострады на проселочную дорогу. Местность за окном стала более живописной, дорога пролегала среди зеленых полей и небольших деревушек. Миновав старинную фермерскую усадьбу, превращенную в отель, таксист свернул на еще более узкую дорогу, по одну сторону которой тянулась живая изгородь, а по другую – серая каменная стена, покрытая лишайником. Вскоре такси остановилось перед металлическими воротами, висящими на каменных столбах.

– Колдуэлл-Холл. Приехали, мисс, – объявил таксист.

Похоже, открывать ворота никто не собирался.

– Вы уверены, что привезли меня туда, куда нужно? – с сомнением спросила Лиз.

– Это не главный въезд, но мы можем проехать и здесь, чтобы не делать крюк еще в милю. Мне уже случалось возить пассажиров в Колдуэлл-Холл. Насколько я помню, на всех воротах есть переговорные устройства. Если вы назовете свое имя, я…

Лиз представилась. Не заглушая мотора, таксист подошел к воротам, нажал кнопку переговорного устройства и что-то сказал. Вернувшись, он сел за руль. Ворота бесшумно раздвинулись и, как только такси въехало, так же бесшумно



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация