А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Недотрога
Конни Мейсон


Огонь #1
Чтобы попасть в обоз переселенцев, отравляющийся на запад, отважная Эшли Уэбстер просит шерифа срочно найти ей мужа. Шериф предлагает ей своего узника Тэннера Мактэвиша – опасного мятежника-южанина. Но, купив за тысячу долларов себе мужа, рыжеволосая красавица не ожидала, что это тот человек станет для нее другом, защитником и тем единственным мужчиной, который сумеет разжечь в ней огонь страсти.





Конни Мейсон

Недотрога





Пролог


Весна 1866 года

Сен-Джо, штат Миссури

Шериф Бэрдсли нетерпеливо расхаживал по комнате, и на лице его отражалось то смущение, то досада.

– Черт возьми, капитан, вы меня ставите в ужасное положение! Если я не посажу вас в тюрьму, военные меня с потрохами съедят. И какого дьявола вы выбрали для своих подвигов именно мой городок? Война закончилась, южане проиграли. Я с этим смирился. Отчего бы и вам не сделать то же самое?

Тэннер Мактэвиш сжал кулаки так, что побелели костяшки, и хмуро посмотрел на шерифа Бэрдсли.

– Может быть, для вас война и закончилась, шериф, а для меня она не кончится никогда. После того, что сделали синие мундиры с моим домом и моей семьей, стоит мне только увидеть янки, как немедленно возникает желание его убить.

– Меня предупредили еще до вашего прибытия, чтобы я был начеку, – сказал Бэрдсли. – армейские начальники не хотят больше мириться, что вы нападаете на их людей. – Его голос смягчился. – Капитан, я давно вас знаю, и я всегда восхищался вашей храбростью. Я не забыл, как служил под вашим началом во время войны. Но с тех пор многое изменилось, я дал присягу охранять закон в Сен-Джо, и я никогда не уклоняюсь от исполнения долга.

Тэннер бросил на шерифа мрачный взгляд. Также мрачно он и выглядел: дочерна загорелое лицо, заросшее грубой щетиной, и пронзительные серые глаза придавали ему свирепый вид. Он был высок, широкоплеч и темноволос, на нем были кожаный жилет и серые форменные брюки, какие во время гражданской войны носили офицеры армии южан. Достаточно было взглянуть на него, чтобы понять, что Тэннер Мактэвиш – опасный человек.

– Исполняй свой долг, Бэрдсли, – хмуро пробормотал Тэннер. – извини, что попал в твой городок. Я понятия не имел, что ты здесь шерифом. А мне стоит увидеть кого-нибудь из этих дьяволов в синих мундирах. Как внутри все взрывается. И я не могу пообещать, что этого больше не повторится.

Бэрдсли сердито фыркнул.

– Но вы же не можете сражаться в одиночку с целой армией, капитан послушайте, если я не посажу вас за решетку, горожане возмутятся, я уж не говорю о военных.

Бэрдсли взял со стены ключи от зарешеченной камеры, открыл дверь и позвал Тэннера внутрь.

– А пистолеты лучше отдайте мне, – добавил он и протянул руку.

Тэннер отстегнул от пояса кобуру с двумя двухзарядными «кольтами» и бросил их Бэрдсли.

– Это все? – спросил шериф.

Тэннер метнул на него жесткий, ненавидящий взгляд, нагнулся и вытащил из-за голенища сапога нож.

– Теперь все.

Поскольку шериф его не обыскивал, Тэннер решил не отдавать однозарядный кольт тридцать восьмого калибра, спрятанный во внутреннем кармане жилета.

– Сожалею, что так вышло, капитан, – сказал Бэрдсли, с клацаньем запирая железную дверь. – Похоже, придется вам здесь чуток отдохнуть. Если военные решат предъявить официальное обвинение, все для вас может обернуться тухло.

– Не называй меня капитаном, Бэрдсли. Ты что забыл, что янки нас разбили? Они отняли у меня все, чем я дорожил, все, кроме самой жизни. Уж лучше бы они ее отняли – все равно, кроме пустоты, у меня ничего не осталось.

Шериф Бэрдсли покачал головой и удалился. Он видел, что ненависть к янки глубоко засела в душе Тэннера и вызвана чем-то очень личным. Что произошло в жизни Тэннера, Бэрдсли не знал, да и не стремился узнать, но он видел боль и отчаяние человека, которому нечего больше терять.




1


– Говорю вам, шериф. Это очень срочно. Мне нужен муж, и немедленно!

Шериф Бэрдсли откинулся на стуле и с интересом разглядывал стоявшую перед ним молодую женщину. Ее можно было посчитать некрасивой, неприметной старой девой, если бы не огненно-рыжие волосы, которые упрямо выбивались из-под шляпки, и удивительные глаза – большие, ярко-зеленые широко посаженные. Платье было испачкано в грязи – видно, она уже давно находилась в дороге, шляпка старомодная и без всяких украшений, но вот эти огненные волосы и зеленые глаза придавали ее строгому облику оттенок экстравагантности.

– Вы обратились не по адресу, леди. Я шериф, а не владелец брачной конторы.

– Но вы единственный человек, кому здесь я могу доверять. Вы должны мне помочь, шериф.

Бэрдсли снял шляпу и почесал голову. Он был озадачен. Ему хотелось бы оказаться подальше отсюда, чтобы не вникать в проблемы этой странной женщины.

– Сядьте, мисс, и расскажите, что вас беспокоит. Как я могу вам помочь, если даже не знаю, в чем дело? Согласитесь, что ваша просьба довольно необычна. Скажите для начала, как вас зовут и откуда вы приехали?

– Меня зовут Эшли, Эшли Уэбстер. Я учительница из Чикаго.

– Прекрасно, мисс Уэбстер, начало положено. Так что это за чепуха насчет мужа?

Тэннер Мактэвиш, который лежал на койке в камере, отделенной от кабинета шерифа только решеткой, сдвинул шляпу и обратил внимание на женщину, с которой разговаривал Бэрдсли. От ее акцента северянки Тэннера аж передернуло. «Типичная янки», – подумал он презрительно. Он ненавидел всех янки – мужчин и женщин. А эта попалась особенно противная. У нее, видно, совсем нет гордости – явилась к шерифу и выпрашивает себе мужа!

– Уверяю вас, я не пришла бы к вам, если бы не мое отчаянное положение, – высокомерно произнесла Эшли. – Я проделала долгий путь из Чикаго и понесла большие расходы, чтобы оплатить упряжку волов и крытый фургон. Я должна присоединиться к обозу переселенцев, который отравляется из Сен-Джо на запад.

Она раскрыла ридикюль и достала смятое письмо.

– Вот, посмотрите, в этом письме хозяин обоза, он же владелец компании по доставке колонистов, дал мне свое согласие. А теперь он отказывается. А ведь компания Креймера отправляет последний обоз в этом сезоне. Если я с ними не поеду, мне придется ждать следующего года и будет слишком поздно.

Бэрдсли почесал подбородок.

– Капитана Креймера я знаю. Если я правильно понял, вы путешествуете без сопровождающего.

Эшли кивнула, и ее зеленые глаза воинственно сверкнули. «Надо же, – подумал шериф. – Когда эта крошка сердится, она почти хорошенькая».

– Хозяин компании решил, что я мужчина, – продолжала Эшли, размахивая письмом. – Я заблаговременно написала ему, что хочу присоединиться к обозу переселенцев. И он ответил согласием. Я знаю, у меня не совсем обычное имя, но разве мало на свете имен, которые можно давать и мужчинам, и женщинам? А теперь он узнал, кто я, и отказывается взять меня в свой обоз. Вы подумайте, какая наглость! Сказал, что я могу присоединиться к ним, только если я буду с мужем тли родителями.

За спиной Эшли раздалось насмешливое хмыканье, но она была слишком зла, чтобы обернуться и рассмотреть, кому это так весело.

– Так вот, шериф, сами знаете, что быстро найти подходящего мужа в таком городишке, как Сен-Джо, ужасно трудно. Поэтому я и решила обратиться к вам за помощью. Вы знаете всех местных жителей. Мне нужен мужчина, который будет сопровождать меня до места назначения и не воспользуется моей беззащитностью.

Бэрдсли даже поперхнулся от удивления.

– Простите, мэм, только что вы сказали, что вам нужен муж. Какая же вы будете после этого одинокая женщина?

Эшли посмотрела на него с растущим нетерпением.

– Я дожила до двадцати пяти лет, оставаясь, одинокой, так будет и впредь. Я вовсе не собираюсь по-настоящему выходить замуж, шериф, мне просто нужен муж. На время. – Эшли увидела, что шериф смотрит на нее с недоумением, и добавила: – Хорошо я объясню, я хочу нанять человека, который будет играть роль моего мужа. Достаточно убедительно, чтобы капитан Креймер не придрался. Я готова предложить такому мужчине приличные деньги. Кстати я ведь еду не до Орегона, а только до Форт-Бриджера, и как только мы попадем на место назначения, этот мужчина волен идти своей дорогой.

– Форт-Бриджер – повторил шериф Бэрдсли, почесывая подбородок – и что же есть такого, в Форт-Бриджере, что вы так хлопочете? Почему бы, в самом деле, не подождать до будущей весны? Кто знает, возможно, к тому времени вы действительно подыщете себе мужа.

Эшли вскочила.

– Нет! Я не могу ждать будущей весны. Мой брат служит офицером в Форт-Бриджере. Я получила от него письмо, где было сказано, что он в тюрьме – его несправедливо обвиняют в убийстве другого офицера и еще бог знает в каких грехах. А Коул ни за что на свете не смог бы убить. Кроме него, у меня никого нет. Он не убивал, и я должна это доказать.

Несмотря на безрассудство и странную, логику Эшли Уэбстер, ее отвага вызвала невольное уважение шерифа. Но помочь ей он ничем не мог. Не дело молодым женщинам отправляться одной на неизведанные территории, которых еще нет на карте. Такую женщину подстерегают неисчислимые опасности. Ну и, кроме того, мало найдется мужчин – да нет, вообще не найдется таких, кто бы согласился на ее предложение.

Бэрдсли раздумывал, как бы поделикатнее дать понять Эшли, что ее идея нелепа и что ей лучше всего отказаться от надежды уехать с колонистами, и в этот момент он встретился взглядом с Тэннером.

Тэннер в упор смотрел на Эшли. Губы его насмешливо кривились.

Сначала учительница показалась Тэннеру серой мышкой, но, когда она распустила свои роскошные волосы и повернулась к нему, он увидел зеленые глаза, отпущенные густыми ресницами, ее чувственные губы и понял, что незаметной посетительницу назвать никак нельзя. Конечно, любая порядочная барышня-южанка скорее бы умерла, чем показалась кому-нибудь в таком вызывающем виде или высказала столь дурацкую идею, с самого начала обреченную на провал.

Шериф Бэрдсли задумчиво смотрел на Тэннера. Уж очень тот пялился на эту Уэбстер. В голове у шерифа внезапно зародилась неожиданная мысль. Шериф понимал, что если Тэннер и дальше пойдет по той же дорожке, то очень скоро окажется погребенным под безымянным холмиком. А ведь обидно будет, если такой стоящий мужчина, как Тэннер, сложит голову на войне, которую южане уже давно проиграли.

Бэрдсли пришло в голову, что чем дальше Тэннер окажется от цивилизованной жизни, тем меньше у него будет шансов впутаться в неприятности. В стоящее время Тэннер представлял собой гремучую смесь, готовую взорваться в любую минуту. Не важно, даже если Тэннер жутко разозлится, шериф Бэрдсли твердо решил спасти его, хотя бы и против его воли.

У Эшли кончилось терпение. Время истекало. Если она немедленно не найдет человека, которого можно представить как мужа, ей не удастся уехать. По задумчивому виду шерифа она поняла, что у него что-то есть на уме.

– Ну, так как, шериф, вы мне поможете? Если вы этого не сделаете, клянусь, что отправлюсь в ближайший бар и возьму первого, кто изъявит желание.

Бэрдсли даже подскочил. У мисс Уэбстер был такой решительный вид, что она, пожалуй, в самом деле, выполнит свою угрозу. Такое безрассудное поведение приведет к тому, что ее убьют… или изнасилуют. Шериф еще раз взглянул на Тэннера и решился.

– Собственно говоря, мисс Уэбстер, есть у меня на примете один человек.

Тэннер растерянно взглянул на Бэрдсли. О чем только шериф думает?! Идти на поводу у этой дурочки – все равно, что подталкивать ее к гибели. Тэннер вообще сомневался, что учительше удастся добраться живой до места назначения – независимо от того, поможет ей Бэрдсли или нет. Неужели она не понимает, что любой мужчина, который будет иметь глупость выдать себя за ее мужа, потребует в полной мере удовлетворения своих супружеских прав? Интересно, где это Бэрдсли отыщет человека настолько честного, чтобы соблюдать правила, установленные ненормальной янки? Во всяком случае, не здесь в Сен-Джо, где люди быстро сменялись, и никто надолго не задерживался.

– Я буду вам вечно признательна, шериф, – сказала Эшли с волнением в голосе. – Как скоро вы сможете с ним связаться? Ведь обоз ждать меня не будет.

– А вы сами спросите, мисс. Он здесь, в этой комнате.

Эшли медленно оглядела небольшой кабинетик с двумя зарешеченными камерами. Одна из них пустовала, зато другая… О господи, в другой находился мужчина, который показался ей одновременно притягательным и пугающим. Такого мужчину ей еще не доводилось встречать. Она бросила быстрый взгляд на его мускулистые бедра, обтянутые серыми брюками, и широкие плечи с рельефными мышцами. Его лицо показалось ей красивым и одновременно жестоким, а безжалостный, презрительный взгляд его серых стальных глаз будто пригвоздил ее к месту.

Его лицо казалось высеченным из камня. Эшли, избегая встречаться с ним взглядом, старалась совладать с собой. Она уставилась на его подбородок, заросший щетиной. «Побриться бы ему не мешало, – невольно подумала она, – да и волосы подстричь в придачу». То, что именно этого мужчину хотел порекомендовать ей шериф, озадачило Эшли. Она отвернулась от Тэннера и с ужасом уставилась на Бэрдсли.

– Не хотите же вы сказать, чтобы я… Но ведь он же преступник!

– Ну, это как посмотреть, мисс, – возразил Бэрдсли. – Тэннер, в сущности, неплохой парень.

– Лели права, шериф, – с тягучим южным акцентом произнес Тэннер. – посчитай, сколько раз я попадал в твою тюрьму, да прибавь тюремные камеры в других местах.

– Он мятежник![1 - Мятежниками во время Гражданской войны северяне называли жителей южных «мятежных» штатов, которые отделится от США. В свою очередь, южане называли жителей северных штатов «янки». (Прим. пер.).] – воскликнула



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация