А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


чувства, и Парасюк энергично завертел головой из стороны в сторону, прогоняя остатки ночных кошмаров.

- На, попей, - служитель вытрезвителя протянул ему большую алюминиевую кружку с несколькими вмятинами и надписью зеленой краской "инв. N_24567" и тоном большого специалиста в данном вопросе добавил: - Соляной раствор на земных овощах в таких случаях неплохо помогает. Старинный рецепт. Только у нас.

Парасюк отрицательно помотал головой и с трудом поднялся на ноги. Говорить он все еще даже не пытался.

- Ну, как знаешь. Его стоимость все равно включена в полную калькуляцию услуг. Так что, зря ты отказался... Ладно, можешь идти.

Леонард тут же попытался телепортироваться, но боль в затылке снова дала о себе знать. Он покачнулся, но все же устоял на ногах.

В это время дверь распахнулась и два санитара вкатили большой цветочный горшок на колесах, в котором находился тыквообразный разумный овощ с Альтаира-3. Он раскачивался из стороны в сторону, махая при этом своими изумрудными лепестками в такт песне, которую горланил его допотопный полупроводниковый лингвистор:

... я выпил стопку ультрафиолета,

Потом с морской капустой загулял,

И ночью я ее при лунном свете

Своей пыльцою нежно опылял...

Заметив прислонившегося к стене Парасюка, овощ тут же прекратил свою арию и громко закричал:

- Эй, заблудшее семя, ты почем еще не вступил в орден Зеленых братьев? Ик... Только наша религия - самая верная религия во всей Галактике... Святой Хлорофилл... сотравил... нет... сотворил... Гм-м... не помню. Ну ничего.

В это время блуждающий взгляд его сенсоров упал на кружку с рассолом и он снова заорал:

- Каннибалы! Как вы можете это пить?!

Татуированный гигант ухмыльнулся:

- Только этим и спасаемся.

- О нет, - закричал тыквообразный священник: - Я должен вас обратить в свою веру, и тогда вы поймете всю ошибочность своих заблуждений...

Но его бесцеремонно перебил один из санитаров:

- Успокойтесь, преподобный куст. Всякому овощу свое время. Проповеди продолжите после процедур. Дядя Вася, - обратился он к любителю рассола, - увезите клиента для протрезвления. Комплекс 4-Б.

- Будет сделано, Виктор Степанович.

Когда двери за дядей Васей закрылись, Виктор Степанович посчитал своим долгом объяснить Парасюку:

- Ну и фрукт! Заезжий миссионер с Альтаира. Приехал наставлять на путь истинный, но дорвался до дешевой аммиачной селитры, да еще умудрился смешать ее с изрядной дозой ультрафиолета. - Он замолчал в легкой задумчивости, а потом после небольшой паузы добавил с плохо скрываемой завистью: - Эх, едрить твою двадцать, и чего эти клиенты только не пьют... И раствор селитры, и малиновый сироп, и кислоту, и даже гамма-излучение. И все вставляет... А тут...

Он с грустью уставился куда-то в даль, размышляя о чем-то далеком и очень печальном. И, по всей видимости, недостижимом в этой жизни. Глаза его слегка затуманились, а на лицо простого служащего частного вытрезвителя легла тень просветления. И лишь одна деталь нарушала эту первозданную гармонию - огромные мешки под глазами. И даже не мешки, а самые настоящие бокалы (из таких жители Новых Жигулей пьют свой любимый напиток - пиво). Вероятно появились они на лице Виктора Степановича от недосыпания, ведь во всех частных фирмах так много работы. Но даже догадываясь о причине их появления, Парасюк понимал, что они все же не вписываются в этот ореол грустного понимания всех тайн мироздания. Однако все это длилось меньше мгновения, и, видимо, вспомнив, где он находится, Виктор Степанович расстался с приятными грезами, принял неприступно-гордый вид и произнес официальным тоном:

- Вы что-то хотели, гражданин?

Уже пришедший в себя Парасюк, даже не прибегая к своей натренированной интуиции, понял, что обращаются к нему. Он набрал в легкие побольше воздуха и выпалил:

- Я протестую, я не был пьяным, а меня...

- Минуточку, - перебил его Виктор Степанович, подошел к пульту управления допотопной ЭВМ пятнадцатого поколения, защелкал на нем тумблерами, вызывая из памяти нужную ему информацию. Подобные машины уже лет двадцать как были сняты с производства и встречались только в музеях, частных коллекциях да на забытых богом и людьми астероидных окраинах.

Из динамика машины послышалась монотонная механическая речь:

- Леонард Парасюк, уроженец планеты Бхитхара, что в Федерации Большой Медведицы. 32 года. Холост. По профессии - мыслелетчик 2-го класса. Временно без работы. Обнаружен в бессознательном состоянии под одним из столиков в "Вальпургиевой ночи". Доставлен к нам 12.04 в 02:15 по единому галактическому времени. Проведен полный комплекс процедур по классу Г-5. От предложенного соляного раствора на земных овощах клиент отказался по собственной инициативе. На работу о происшедшем не сообщалось. За услуги взыскано 150 кредитов.

- Сколько? - даже много повидавшего Парасюка поразила эта сумма. Он судорожно выхватил из кармана мятой куртки свой бумажник, но в нем оказалась только мелочь.

- Сто пятьдесят, - ответил за машину Виктор Степанович. И тут же добавил: - Мы же частная фирма, накладные расходы у нас большие. Да и сами понимаете, налоги.

- Но ведь я не был пьян!

- А нас это не касается. Ведь вы под столиком в ресторане лежали? Лежали. Комплекс Г-5 прошли? Прошли! От соляного раствора на земных овощах отказались добровольно? Добровольно! Ну, а остальное нас не касается...

В это время в машине что-то неожиданно треснуло, и она вдруг вся затряслась мелкой дрожью, издавая при этом довольно странные кудахчущие звуки. Минуту спустя из динамика снова послышался голос, на этот раз женский и радостный:

- Поздравляю! Поздравляю! Поздр...

- Это с чем же? - удивился Парасюк и покосился на Виктора Степановича, но для того происходившее было не меньшей неожиданностью. Он сам чуть не свалился под журнальный столик с рекламными проспектами частного вытрезвителя. Но даже если бы это и случилось, его вряд ли постигла бы судьба Парасюка.

А машина между тем продолжала весело и жизнеутверждающе:

- ... вляю. Вы миллионный посетитель нашего вытрезвителя. И администрация фирма в честь этого безусловно знаменательного события решила преподнести вам небольшой скромный подарок. При слове "подарок" из жерла машины вылетел небольшой, но увесистый сверток и врезался Леонарду прямо в солнечное сплетение. Охнув и обхватив живот вместе со злополучным сувениром, Парасюк согнулся пополам, как-будто разглядывая что-то на полу. Виктор Степанович также заинтересованно стал рассматривать кафельный пол под ногами у Леонарда в надежде узнать, что же там такое увидал этот надоедливый миллионный клиент. А машина продолжала вещать:

- Двери нашего вытрезвителя всегда открыты перед вами. Здесь вам окажут целый комплекс услуг по ускоренному вытрезвлению. У нас самые компетентные специалисты и самая передовая техника. Мы всегда будем рады видеть вас в наших стенах. Добро пожаловать!

В машине снова что-то щелкнуло, и она замолчала, гордо мигая зелеными и красными лампочками, как бы наслаждаясь произведенным впечатлением.

Оправившись от удивления и очередного удара судьбы в виде брошенного в живот "подарка", Парасюк снова попытался качать права:

- Подумаешь, миллионный. А по какому праву...

Но Виктор Степанович также уже пришел в себя. Он сел, поправил узел на малиновом галстуке, который так хорошо гармонировал с его белым накрахмаленным халатом, и решил прибегнуть к своему последнему и самому главному козырю:

- Дядя Вася, тут клиент уходить от нас не желает.

В двери тут же появилась огромная фигура в белом халате с засученными рукавами.

- Этот что ли?

Парасюк понял, что ему пора телепортироваться.

3

Оказавшись в своем номере, Парасюк первым же делом определил, что посещение "Вальпургиевой ночи", а затем и частного вытрезвителя проделало значительную брешь в его и без того довольно тощем бюджете. А это значило, что в скором времени придется снова искать работу и, может быть, даже согласиться на предложение Скворчера, каким бы подозрительным оно не казалось. Если, конечно, тот к нему еще обратится.

Леонард в тоске повалился на гравикровать. В этот момент жизнь больше не казалась ему прекрасной. Перед ним теперь довольно ясно вырисовывались мрачные перспективы тяжелой и изнурительной работы по пси-перевозке грузов.

- Эх, черт! - выругался он через некоторое время и ударил кулаком подушку, как-будто это она была виновата во всех злоключениях последнего времени, затем встал и прошелся по комнате.

Номер был стандартный. Гравикровать, ультрафиолетовый и водный душ (причем, ни тот, ни другой не работали), стереовизор, включающийся за отдельную плату, кресло, которое должно принимать форму сидящего, но рассчитанное почему-то на веганских звероящеров, журнальный столик с огромной стопкой всевозможных рекламных проспектов, небьющаяся пепельница с надколотым краем и, конечно же, бар. К последнему Парасюк как раз и направлялся. Но бар, жадно проглотив брошенную в щель монету, неожиданно не захотел открываться. Леонард дернул за дверку, но снова безрезультатно. Вернее, результат был - из бара раздался голос компьютера:

- Извините, у нас сегодня санитарный день.

- Чего? - не понял Парасюк и стукнул ногой по полированной дверце, на которой уже кто-то нацарапал: "Здесь был Вася с Альдебарана. Ну и дыра, похлеще черной!" А еще ниже другим почерком и в гораздо более нецензурных выражениях было сказано об уровне здешнего сервиса.

- Чего-чего... - передразнил компьютер. - Я же на интерлингве говорю. Санитарный день. Клиентов не обслуживаем. И прекратите хулиганить.

Парасюк громко выругался. Индикатор настроения на его браслете тревожно мигал красным светом, призывая успокоиться и поскорее взять себя в руки. Но Леонарду сейчас было не до того. Он яростно расхаживал по комнате, подобно быкоскорпиону, посаженному в клетку, и лихорадочно соображал, куда бы сейчас телепортироваться, чтобы изрядно набраться. В ресторане отеля не было ничего спиртного - действовал арест недавно посетившего его алкогольного инспектора, который обнаружил огромные запасы контрабандной лабарданской чачи без акцизных марок. Разве что в какой-нибудь из близлежащих ресторанов или баров, только не в "Вальпургиеву ночь"... Он уже совсем было собрался отчаливать, как вдруг его взгляд упал на нечто непривычное и явно не входившее в стандартную экипировку "Хилтонов".

Это был пакет из черного пластика, который ему вручили в вытрезвителе.

После непродолжительной внутренней борьбы любопытство все-таки победило желание немедленно напиться, и Парасюк вскрыл пакет. На ковер высыпались сувениры: бутылка водки "Звездная особая с перцем", набор граненных стаканов различной емкости от 50 до 200 граммов с инкрустацией и гравировкой по ободку: "Миллионному посетителю лучшего из вытрезвителей в космопорту Ригеля-4 в этот замечательный день. Администрация", штопор, усыпанный искусственными рубинами и старинные запонки ручной работы. Среди всего этого добра торчал аккуратный свиток бумаги. Леонард тут же развернул его и бегло ознакомился с рекламным текстом, который изобиловал выражениями "добро пожаловать", "рады вас видеть", "всегда к вашим услугам" и "встретим с распростертыми объятиями". Леонарду почему-то сразу же вспомнился татуированный дядя Вася в халате с засученными рукавами и, не дойдя даже до середины обращения к потенциальным алкоголикам всех рас и планет, он прекратил это бессмысленное занятие, решив для себя в будущем все же воздержаться от посещения "многочисленных филиалах на всех планетах в обеих рукавах Галактики", хотя туда и очень приглашали. В данный конкретный момент его гораздо больше интересовала "Звездная особая". С ее появлением погас даже красный индикатор на браслете, и Леонард снова почувствовал уверенность в себе.

- Чем бы закусить, - обратился он к своему изображению в массивном старинном зеркале. Оттуда на него глядел высокий стройный мужчина лет тридцати. Круглое лицо с правильными чертами, прямой нос, светлые волосы и голубые глаза. Нельзя сказать, что он был красавец, но и уродом его никто не называл, если, конечно, не считать старинного школьного друга Андрюху Синицына... Обыкновенный среднестатистический человек, каких триллионы в Галактике. Но Леонарду его лицо нравилось. Особенно волосы и глаза. Парасюк даже любил похвастаться перед знакомыми, что его далекие предки на Легендарной Земле были викингами, и что он прямой потомок Эрика Рыжего-Парасюка, который что-то там открыл, не то Новую Зеландию, не то таблицу Менделеева. А может быть даже закон Бойля-Мариотта. Точно Парасюк не знал.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация