А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Пелликейн, Патриция

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Очарованный красотой
Патриция Пелликейн


Чего мог потребовать капитан Джаред Уокер от прелестной шпионки Фелисити Драйден в обмен на обещание не выдавать ее английскому правосудию?

Только – ЛЮБВИ. Но – ЛЮБВИ НАСТОЯЩЕЙ. Любви не по принуждению, но по зову сердца. Любви, которая приходит к мужчине и женщине лишь однажды, покоряет их сердца – и навеки становится для них счастьем и смыслом существования…





Патриция Пелликейн

Очарованный красотой





Глава 1


Кто-то постучал в дверь. Фелисити Драйден недовольно поморщилась. «Сейчас иду, – подумала она про себя. – Вот только достану его отсюда…»

– Флаффи, иди ко мне, милый, – сказала девушка, пытаясь не выдать своего гнева: ведь если щенок услышит раздражение в голосе, то ни за что не вылезет из своего убежища. А тогда непременно, случится еще одна неприятность.

Рука ее нащупала маленький шерстяной комочек, отыскала ошейник и кожаный поводок, дважды обмотавшийся вокруг ножки стола. Наконец ей удалось вытащить щенка, и, подхватив его на руки, девушка поспешила к двери.

Она отворила ее как раз в тот миг, когда стоявший на пороге мужчина поднял руку, чтобы постучать во второй раз.

– Слушаю вас, – машинально сказала Фелисити, хотя ей вовсе и не требовалось объяснять, зачем он сюда явился. Английские офицеры вот уже три года с неприятной регулярностью приходили в ее дом. А с тех пор как шесть месяцев назад здесь поселился майор Вуд, эти визиты даже участились.

Гость спросил майора Вуда.

– Проходите, – предложила девушка. – Он в… – Тут Фелисити ахнула, потому что офицер, перешагивая через порог, очевидно, споткнулся и, потеряв равновесие, обрушился на нее всем телом.

– Не шевелитесь, – прошептал он, прижимаясь к ней.

По мнению Фелисити, это замечание не имело никакого смысла, потому что у нее не было ни малейшей возможности не только пошевелиться, но даже вздохнуть под натиском этого мужлана.

Капитан Джаред Уокер, доктор из Королевского драгунского полка, расквартированного в Нью-Йорке, улыбнулся, глядя в медово-карие глаза, которые сначала расширились от удивления, а теперь недовольно прищурились. Когда она открывала дверь, лицо ее порозовело от напряжения, чепец съехал набок, а рыжие волосы, выбившись из-под кружевной каемки, щекотали белоснежную щеку. В своем скромном розовом платье она смотрелась как земляничная конфетка. Всего секунду капитан Уокер размышлял, действительно ли она такова на вкус, какой кажется с виду, и пришел к выводу, что этот леденец намного аппетитнее, чем можно предположить. Поэтому не спешил освобождать девушку, решив немного подразнить ее.

– Скажите, пожалуйста, неужели все колонистки так ловко умеют заманивать мужчин в сети своего неповторимого очарования?

Фелисити допускала, что, окажись на его месте кто-то другой, ее нынешнее положение можно было бы даже назвать забавным. Но ничего смешного не было в том, что ее прижимал к стенке англичанин. Не то чтобы она ненавидела британцев. Ненавистно было иное: сам смысл их присутствия в Новом Свете, а также то, что после битвы за Лонг-Айленд они оккупировали ее родной город и заняли ее дом. Девушке была неприятна их наглая уверенность в том, что быть британцем – мечта любого человека, а также их немыслимая, непоколебимая гордыня. Фелисити подумала, что, пожалуй, она все-таки не любит англичан.

– Едва ли вы пришли сюда, чтобы весь вечер провести в этой прихожей, сэр.

– Вы так полагаете? – переспросил капитан Уокер, и в его темных глазах сверкнули недвусмысленные искорки. Фелисити не желала разбираться в выражении его глаз, а капитан, похоже, считал нынешнее положение самым что ни на есть удобным.

Джаред немного увеличил расстояние между ними и вдруг увидел, что к мыску его сапога приклеился источающий жуткий аромат кусок щенячьего помета. Не в силах сдержать омерзение, Уокер тихо выругался.

– Билли в кухне. Он почистит вам обувь, – сказала Фелисити. Она кивнула в сторону коридора, но тут же пожалела об этом. Фелисити достаточно хорошо знала Билли, а потому не сомневалась в том, что мальчишка без колебаний употребит первый же попавшийся под руку кусок материи, чтобы отчистить офицерский сапог. А ей не хотелось расставаться с новым кухонным фартуком. И так уже слишком много жертв ради этих проклятых англичан.

– Погодите минутку, я дам вам тряпку.

Джаред проследовал за хозяйкой дома к бельевой кладовой. Девушка распахнула дверцы и ахнула при виде сцены, развернувшейся перед ее глазами. Так она и стояла, оцепенев от неожиданности и возмущения, глядя на мужчину и женщину, которые страстно обнимались прямо перед ней. Прежде ей не доводилось попадать в подобные ситуации, и она лишь изумленно хлопала ресницами. Прошло несколько мучительных мгновений, прежде чем Фелисити начала соображать, что ей теперь делать. Оказалось, она соображала чуточку дольше, чем это было позволительно, – Джаред успел вмешаться.

– Ах, простите, – сказал он, беззастенчиво разглядывая из-за ее плеча встревоженное лицо молодого офицера и фигурку миловидной служанки.

Если Фелисити искала в кладовой совершенно определенную вещь, то Джаред был доволен своей неожиданной находкой: он пристально смотрел на пару маленьких аккуратных грудей представших его взору, пока служанка не издала испуганного крика и не отвернулась вновь к своему возлюбленному. Фелисити тут же схватила кусок материи с ближайшей полки и со стуком захлопнула дверь.

– Я думал, что ты заперла, – послышался изнутри приглушенный низкий голос.

– А я думала, что ты позаботился об этом, – ответила девушка.

Фелисити казалось, что красные пятна никогда не сойдут с ее лица. Она решила, что завтра непременно потолкует с Бекки. А если этот парень откажется жениться на ней, то майор Вуд переговорит и с ним.

Джаред хмыкнул, не в силах удержаться. Лишь теперь Фелисити вспомнила о присутствии англичанина. Она повернулась и посмотрела в улыбающиеся темно-карие глаза.

До сих пор она замечала только его форму. Человек, носивший ее, оставался для нее одним из сотни точно таких же солдат-оккупантов. Он был высок. Впрочем, Фелисити подумала, что рядом с ней кто угодно покажется великаном. Волосы у него были темные, кожа – почти бронзовая, нос – узкий и прямой, зато губы – полные и готовые широко улыбаться. А вокруг глаз – до смешного длинные ресницы. Красавец – это было неподходящее для него слово, но более удачного определения она не могла найти.

Пока Фелисити предавалась мыслям о внешности Джареда, он, в свою очередь, с еще большим удовольствием разглядывал ее. С самого начала она показалась ему очень милой штучкой, к тому же теперь он знал, что называется, из первых рук, как нежно ее тело, аккуратно облаченное в это скромное платье. Но лишь в последний момент он по-настоящему понял, насколько прелестна эта девушка. Она была рыженькая, но ее густые темно-каштановые ресницы почти в точности повторяли оттенок глаз, которые были цвета темного меда. Когда она закусила нижнюю губу, Джаред заметил, как белы ее мелкие зубы. При этом он озадаченно наморщил лоб, но, встретившись с ней взглядом, обнаружил, что девушка смотрит на него с негодованием.

– Вы находите в этом что-то смешное, сэр?

– Нет, мисс. Совсем ничего.

Фелисити молча проклинала свои рыжие волосы и светлую кожу, чувствуя, как щеки начинают буквально пылать, а вслед за ними и все лицо приобретает до неприличия огненный оттенок. Господи, да что подумает о ней и ее доме этот человек?! Сначала он увидел полураздетую женщину, предающуюся разврату прямо в кладовой, а после этого Фелисити сама усугубила свой позор, бесстыдно уставившись на мужчину да еще допустив, чтобы он это заметил!

Правда, через минуту она уже решила, что ей нечего особенно смущаться. В конце концов, это ее дом, и то, что делают она сама или ее слуги, вовсе не касается этого чужака. Указав движением головы за его правое плечо и бросив добытую в кладовой тряпку ему в живот, Фелисити сказала хозяйским тоном:

– Кухня вон там. Мыло и воду попросите у Билли.

Джаред с трудом подавил смех, а девушка скрылась за углом и сердито затопала каблуками по лестнице, поднимаясь к себе в комнату.

Через пятнадцать минут он вошел в бывшую гостиную, чтобы поприветствовать своего школьного приятеля.

– Ба! Да когда ж ты приехал? – спросил Сэм Вуд.

– Сегодня.

– Уже расквартировался?

Джаред кивнул:

– Марси нашел жилье на Амстердам-авеню.

– А ты и Марси с собой привез? – Сэм рассмеялся. – И как только твой старик отважился на океанское плавание? Сколько ему сейчас, должно быть, уже восемьдесят?

– Слышал бы он твои слова – живо всыпал бы тебе, как бывало.

– Да уж, – отсмеявшись, произнес Сэм, – готов поспорить, что у него и до сих пор рука тяжелая.

Джаред с удовольствием вглядывался в стакан с коньяком.

– Ты бы выиграл этот спор. Он в состоянии выпороть нас и теперь. – Он перевел глаза на друга, затем снова на стакан с янтарным напитком. – Откуда такая роскошь?

Налоги, которыми облагался весь французский импорт, заставили население Нового Света забыть о подобных винах. Это означало, что законным путем Сэм просто не смог бы приобрести бутылочку «Наполеона». Майор Вуд снова рассмеялся:

– Жена купила мне целый ящик ко дню рождения.

Джаред улыбнулся, вспомнив красавицу Мэри:

– И как она поживает?

– Скоро вот родит третьего.

– Боже милостивый, парень, ты разве не можешь хоть капельку придержать свои руки? Ведь вы женаты всего четвертый год!

– Боюсь, что тут виноваты вовсе не руки, – улыбнулся Сэм. – Уж тебе ли, доктору, не разбираться в таких вещах?

Они дружно расхохотались, а в другой, более скромной гостиной, располагавшейся отсюда через холл, улыбалась Фелисити, склонившись над вышиванием.

– Надо бы нам прикрыть дверь, – сказала ее кузина Альвина Дэвис. Отец Фелисити, Томас, пару лет назад пригласил ее жить к ним. Это случилось ровно за неделю до того, как он подписал клятву верности королю. Ему сказали, что либо он подпишет бумагу, либо потеряет все свое имущество. В тот же день Томас уехал, чтобы примкнуть к войскам под командованием Джорджа Вашингтона.

– Нет, дорогая, не надо. Тут станет очень душно. – Фелисити понимала, что кузина беспокоится за ее невинность. Юной девушке действительно не следовало слушать этот разговор, и при иных обстоятельствах она без колебаний сама закрыла бы дверь. Но только не теперь, ведь совсем рядом беседовали два английских офицера, и она могла надеяться извлечь из их разговора какие-нибудь ценные сведения.

Вспомнив недавнее случайное столкновение, Фелисити рассмеялась, а уже через мгновение поняла, что они с кузиной больше не одни в комнате – в дверях стоял майор Вуд.

– Не желаете ли присоединиться к нам, леди? – спросил он. – Сегодня одному из моих офицеров удалось раздобыть бутылочку хереса. Ваш любимый, миссис Дэвис.

Фелисити подумала, что этот человек мог бы ей даже понравиться, если бы не его преданность монархии. Майор не вмешивался в управление домом, и если не считать настоятельных просьб, чтобы они с Альбиной время от времени ужинали в его компании, никак не влиял на их личную свободу. Фелисити вскоре узнала, что Вуд очень скучает по своей любимой жене, и потому она не могла отказать постояльцу в его единственном требовании.

Но только не сегодня. Ей не хотелось видеть того нового офицера, а тем более проводить время в его обществе. Она не могла бы объяснить почему. Просто считала благоразумным соблюдать дистанцию, пусть даже это стоило бы ее кузине одной из немногочисленных радостей, оставшихся на долю стареющей женщины.

Фелисити увидела краем глаза, что Альвина, весьма неравнодушная к хересу, собралась подниматься с места. Поэтому она поспешила с отказом:

– Благодарим вас, майор, но, я думаю, не сегодня. Я очень устала, так что лучше лягу пораньше, пока не разболелась голова.

– Что ж, в другой раз, – сказал майор Вуд, быстро поклонившись и оставив дам наедине.

– Где твои очки? У тебя всегда болит голова, если ты работаешь без них.

– Прости. Я забыла. – Фелисити и сама удивилась, как она ухитрилась вышивать почти целый час без очков. Ведь невооруженным глазом она едва разбирала что делает.

Альвина вздохнула и встала с места. В спальне ее ждала заветная бутылочка, и едва ли имело смысл затягивать это ожидание. В конце концов, какая еще у нее отрада?

Видя, что его друг возвращается один, Джаред улыбнулся:

– Говорил же я тебе, что она не пойдет.

Как раз в этот момент Фелисити и Альвина выходили из своей гостиной и услышали замечание, которое кому угодно показалось бы возмутительно самоуверенным. Фелисити взяла кузину за руку и, ничего не говоря, решительно направилась к комнате, где сидели офицеры.

– Интересно, и почему же вы решили, что я не приду?

Джаред и майор Вуд немедленно вскочили – в комнату вошли дамы.

– Я думал, вы на меня обижены.

– Разумеется, нет. А вы разве сделали что-нибудь, чтобы меня обидеть, капитан? – спросила Фелисити.

– Я не нарочно.

– Да что случилось? – вмешался майор Вуд, и на его загорелом лбу появились новые складки.

– Ничего. Просто Флаффи сегодня немножко… немножко сильнее пошалил, чем обычно.

Джаред заметил, как ловко она подобрала слова, довольно близкие к истине, но, в то же время, не переходящие границ приличия.

После этого весь вечер, медленно потягивая свой коньяк, Сэм наблюдал за Фелисити, которая, казалось, решила игнорировать его друга. То, что она нарочно не обращает внимания на Джареда, было очевидно. Сэму оставалось лишь теряться в догадках, что же на самом деле между ними произошло.

Под подчеркнуто вежливым разговором чувствовался огонь подавляемых эмоций. Джаред старался казаться абсолютно невинным, что слишком смахивало на театральную маску, тогда как Фелисити стремилась при любой возможности подчеркнуть свое безразличие. При этом оба они, возможно, и не замечали неестественности своего поведения, но Сэм понимал, что страсти накаляются и готовы вот-вот вырваться наружу. Тогда-то он и принял решение: сегодня же вечером отправить Мэри письмо с просьбой немедленно приехать.

Из потайной двери Фелисити вышла в пышно разросшийся



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация