А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Обитель страха
Барбара Картленд


Когда маркиз Меридейл вернулся, наконец, в свой замок, его ожидало множество сюрпризов. И среди них Арабелла – искренняя, прямодушная девушка, загадочная и прекрасная.

Почему Арабелле невыносимы его прикосновения? Почему она никогда не говорит о своем прошлом? И что за мрачная тайна скрывается в его некогда счастливом доме?

Все эти секреты Арабелла надежно хранит в своем сердце. Сможет ли маркиз найти ключик, который не только поможет завоевать ее любовь, но и прогонит ее тайные страхи?





Барбара Картленд

Обитель страха





Глава 1


В холле послышались шаги. Маленькая фигурка молча бросилась к окну и спряталась за длинными бархатными шторами.

Мгновение спустя дверь в библиотеку распахнулась. Арабелла поняла: это пришел отчим. Он швырнул хлыст на стол, и ей едва не стало дурно, в кресле осталась открытая книга.

Девушке казалось, что она видит устремленный на книгу взгляд его колючих глаз под щетинистыми бровями. Вряд ли осталась незамеченной и лестница из красного дерева, стоящая под тем местом в книжном шкафу, откуда была извлечена книга.

Арабелла затаила дыхание, отчим в любой момент мог заподозрить ее присутствие и начать поиски. Только услышав, как в библиотеку вошла мать, она смогла перевести дух.

– А, вот ты где, Лоренс! – произнесла леди Дин своим мягким низким голосом. – Мне показалось, я слышала твою лошадь. Как прогулка?

– Здесь была Арабелла! – драматическим тоном возвестил сэр Лоренс, и его резкий голос эхом отдался по комнате. – Я полагал, что она больна и не выходит из комнаты.

– Да, да, это так, – торопливо проговорила леди Дин. – Она все еще неважно себя чувствует и, я уверена, не могла спуститься вниз.

– Видишь эту книгу? – спросил сэр Лоренс – Сколько раз я предупреждал Арабеллу, что не потерплю, чтобы она читала мои книги. Некоторые из них совершенно не подходят для девушки ее возраста, да и вообще, большая ученость вредит молодежи. Однако Арабелла ослушалась меня, как неоднократно делала это и прежде.

– Прошу тебя, Лоренс, не терзай себя. Я поговорю с Арабеллой.

– Нет, это я поговорю с Арабеллой, – отрезал сэр Лоренс.

– Умоляю, Лоренс, не сердись на нее! – с жаром воскликнула леди Дин после минутной паузы. – Если ты собираешься снова выпороть ее, то знай, она еще не вполне здорова. И потом, она уже слишком большая для подобных вещей.

– Как дурно вести себя, так она еще недостаточно взрослая! – резко возразил сэр Лоренс – Раз она позволяет себе делать то, что запрещено, пусть пеняет на себя.

– Ну, Лоренс, прошу тебя… – начала леди Дин, но муж перебил ее:

– Больше мы не будем говорить об этом. Завтра же утром ты пришлешь Арабеллу ко мне. А сейчас у нас нет времени: пора ехать на чай к лорду-наместнику.

Немного помолчав, как будто заставляя себя прекратить спор, леди Дин тихо спросила дрожащим голосом:

– Ты действительно считаешь, Лоренс, что мне следует надеть бриллиантовую диадему и другие драгоценности? Разумно ли это? Вся округа знает о приеме у лорда-наместника, и я уверена что эта ужасная банда разбойников будет подстерегать гостей по дороге.

– Обо всем уже позаботились, дорогая, – важно заявил сэр Лоренс – Надень диадему и забудь об этих головорезах.

– Но, Лоренс, помнишь прошлый раз? Я лишилась рубиновой парюры. Злодеи просто стаскивали кольца с пальцев! Никогда в жизни я не испытывала подобного страха и унижения!

– Я тоже! – откровенно признался сэр Лоренс – А что можно было сделать: их шестеро, а я безоружен. Да еще этот гнусный негодяй, Джентльмен Джек, или как там его, имел наглость насмехаться надо мной. Клянусь тебе, Фелисити, тот день, когда он будет болтаться на веревке за содеянное, будет счастливейшим в моей жизни!

Сэр Лоренс говорил с такой злобой в голосе, что леди Дин запротестовала:

– Нет, нет! Не говори так, Лоренс! Ты пугаешь меня. Пусть эти люди именно таковы, как ты говоришь, но их преступления, какими бы ужасными они ни были, не должны разжигать в тебе гнев, от которого ты сам можешь стать таким же жестоким, как бандиты.

Слова жены, по-видимому, уменьшили ярость сэра Лоренса, и, когда он заговорил снова, голос его звучал уже мягче:

– Ты женщина до кончиков ногтей, не правда ли, Фелисити? Впрочем, это совсем не плохо. Терпеть не могу современных молодых особ, которые ругаются последними словами, носятся сломя голову верхом и делают вид, что совершенно не нуждаются в мужском покровительстве. Но скажи мне, разве не позор, что спустя два года после окончания войны с Бонапартом мы не в состоянии заполучить полк солдат, чтобы раз и навсегда покончить с бичом нашей округи – этими разбойниками?! Да что там говорить, если сам его честь судья попал в устроенную бандитами засаду, когда возвращался с выездной сессии суда присяжных. У него забрали часы, кольцо, а у его помощника – пятьдесят гиней золотом, выданных для оплаты жилья в судебном округе.

– Судья?! – воскликнула леди Дин. – Неужели они ни перед чем не останавливаются?

– Это сущее безобразие, что бандиты до сих пор не арестованы! – Сэр Лоренс был полон гнева. – Это в прошлом веке разбойники могли терроризировать всю округу, но сейчас, в тысяча восемьсот семнадцатом году, нам давно следовало бы позаботиться о том, как передать их в руки правосудия. Все, что нам нужно для этого, – полк драгун. Я скажу сегодня об этом лорду-наместнику!

– Если мы, конечно, попадем на этот прием. – В голосе леди Дин слышалась тревога. – О Лоренс, умоляю, не заставляй меня надевать диадему. Она так бросается в глаза!

– Диадема будет в полной безопасности, – успокоил жену сэр Лоренс, – а вот ты будешь ощущать себя неприметной, если появишься у лорда-наместника без нее. Есть вероятность, правда, всего лишь вероятность, что прием почтит своим присутствием его королевское высочество.

– Его королевское высочество? Ты хочешь сказать, что принц-регент будет присутствовать на сегодняшнем вечере?

– Видишь ли, леди Хертфорд приняла приглашение, а как всем известно, Принни всюду следует за ней. Так что, Фелисити, надень свое лучшее платье, ибо я вовсе не хочу, чтобы какая-нибудь из дам изысканного общества, обитающего в Карлтон-Хаусе, смутила твой покой. Допускаю, что эти дамы очень милы, но в красоте ни одна из них не может сравниться с тобой.

– Ты льстишь мне, Лоренс! – мягко заметила леди Дин. – Но в одном ты прав, конечно, мне следует надеть драгоценности. Как хорошо, что я успела сшить на Бонд-стрит новое платье, хотя, признаться, оно оказалось возмутительно дорогим.

– Я хочу гордиться тобой, – заявил сэр Лоренс – Черт побери! Пусть те, кого интересует, почему я предпочел вдову молодой девице со свежим личиком, получат ответ сегодня. Ты прелестно выглядишь, дорогая!

– Постараюсь оправдать твое доверие, – кротко ответила леди Дин. – А теперь мне пора собираться.

– И ни о чем не беспокойся: и ты, и диадема в полной безопасности. Я сделал соответствующие приготовления. Мы поедем целой процессией в сопровождении охраны.

– Процессией? Что это значит?

– Сначала полковник Трэверс в одиночестве проделает небольшой путь до имения Башни, где его будут ждать лорд и леди Джеффри. В сопровождении их кучера и лакея, разумеется вооруженных, а также двух верховых экипажи проследуют сюда, и мы присоединимся к ним. Я возьму с собой двух лакеев, а оба наших грума поедут верхом. Таким образом, у нас будет семь вооруженных мужчин в экипажах и шесть всадников. Как тебе нравится мой хитроумный план?

– План действительно очень хорош, – пришла в восторг леди Дин. – Только тебе по силам устроить все столь превосходно. О, Лоренс, это настоящее счастье быть женой такого умного человека, как ты!

– Да, в нашем союзе сосредоточены и ум и красота, – удовлетворенно согласился сэр Лоренс – Собирайся, дорогая, мы не должны заставлять ждать ее светлость.

– Да, да, – ответила леди Дин, направляясь к дверям.

– И не забудь передать Арабелле, – продолжал сэр Лоренс, – что завтра утром я жду ее.

Леди Дин остановилась:

– Лоренс, мне нужно тебе что-то сказать. Надеюсь, ты не будешь гневаться. Я договорилась, что Арабелла уедет из дома.

В комнате повисла тишина.

– Ты уже все устроила, даже не посоветовавшись со мной? – громко спросил сэр Лоренс, и в голосе его послышались зловещие ноты.

– Разумеется, я собиралась поговорить с тобой. Когда сегодня здесь был доктор Симпсон…

– Симпсон? Кто это, черт возьми, такой?!

– Он наш новый доктор. Если ты помнишь, доктор Джарвис был вынужден удалиться от дел. У него был удар, и, боюсь, ему уже не оправиться. Молодой доктор Симпсон принял его практику.

– Какой-нибудь самонадеянный молокосос, который думает, что знает все на свете! – бушевал сэр Лоренс.

– Он производит впечатление знающего человека, и его беспокоит, что Арабелла так ослабла и похудела после болезни. Как тебе, наверное, известно, скарлатина может быть очень изнуряющей.

– Однако она вполне здорова для того, чтобы таскать мои книги, – возразил сэр Лоренс.

– У доктора Симпсона возникла идея, – храбро продолжала леди Дин, не обращая внимания на реплику мужа. – Ему крайне необходимо найти компаньонку для Бьюлы Белмонт, поэтому он предложил Арабелле поехать в замок Меридейл, чтобы она сменила обстановку и, по возможности, помогла бедной маленькой Бьюле.

– Бедной маленькой Бьюле! В самом деле? – грубо рассмеялся сэр Лоренс – Да все говорят, что у нее мозги набекрень. Чем же ей может помочь Арабелла?

– Доктор Симпсон решил, что ребенку нужна компаньонка. Всем прекрасно известно, что в замке никого нет, кроме гувернантки и престарелых слуг.

– Конечно, ведь Веселый Маркиз развлекается в Лондоне, не так ли?! – воскликнул сэр Лоренс – И, клянусь, вряд ли можно его винить за это. Кому нужен такой полусгнивший дом? Эту развалину уже давно следовало снести.

– О, Лоренс, как ты можешь говорить подобные вещи?! Просто с тех пор, как умерла леди Меридейл, дом находится в печальном запустении. По мнению доктора Симпсона, девочка отстает в развитии, потому что никогда не знала материнской ласки.

– Тошнотворная, сентиментальная чепуха! Этот ребенок, говорят, настоящее чудовище. Если молодой Меридепл хочет, чтобы кто-нибудь ухаживал за его сестрой, он должен приехать домой и устроить все сам. Что же касается места компаньонки для Арабеллы, то я в жизни не слышал подобного вздора. Ты избаловала девчонку: она просто отбилась от рук. Пустая трата времени в замке не принесет пользы ни ей, ни кому-либо другому. Я так и скажу этому доктору Всезнайке, когда встречу его!

– Мы поговорим об этом завтра, – сказала леди Дин примирительно. – Мне нужно поторапливаться, а то как бы тебе не пришлось краснеть за мой внешний вид. И потом, я вовсе не хочу остаться в одиночестве, пока вокруг тебя будут тесниться самые привлекательные женщины.

Лестные слова вернули улыбку на мрачное лицо сэра Лоренса, однако это не помешало ему сразу же, как только леди Дин покинула комнату, направиться к стулу, на котором лежала оставленная Арабеллой открытая книга.

Взяв книгу в руки, он некоторое время молча созерцал ее, а потом с силой захлопнул. Губы его все еще изгибались в едва заметной улыбке, но она уже не походила на ту, которую вызвал комплимент жены. Было что-то неприятно-зловещее в том, как он, прищурив глаза, мягко положил книгу на стол рядом с хлыстом. Минуту или две он задумчиво разглядывал оба предмета, затем, коротко усмехнувшись, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем Арабелла осмелилась пошевелиться. Девушка прекрасно осознавала, что отчим с его дьявольской проницательностью во всем, что касалось ее, вполне мог сделать вид, что уходит, и ждать в комнате, пока она покинет свое укрытие. Однако звук его шагов раздался на мраморном полу зала, и, когда он затих совсем, Арабелла вышла из-за шторы.

Это была маленькая хрупкая девушка с нежными точеными чертами лица, невероятно худая после болезни, на целые пять недель приковавшей ее к постели. Из-за худобы темно-синие глаза казались огромными на крошечном заостренном личике, и всем своим обликом девушка напоминала несчастного заброшенного ребенка, нуждавшегося в усиленном питании и материнской ласке.

Арабелла слегка приоткрыла дверь, убедилась, что в зале никого нет, и летящей тенью скользнула по коридору на черную лестницу.

Только в уединении своей спальни девушка смогла перевести дух. Страх и напряжение ушли с ее лица, и она опустилась на скамеечку, стоявшую у туалетного столика.

Стук в дверь заставил ее вскочить на ноги. В расширившихся глазах застыла тревога.

– Кто там? – спросила она едва слышно.

– Это я, мисс Арабелла.

– Ах, заходи, Люси.

– Ее светлость желают вас видеть, – с сильным хертфордшироким акцентом сообщила Люси, румяная деревенская девушка. Ее готовили в четвертые горничные, и она считала невероятно трудным запомнить все свои обязанности.

– Сейчас иду, – сказала Арабелла и тут же с беспокойством спросила: – Она одна?

– С ними только мисс Джоунс, – сочувственно ответила Люси. – Хозяин в своей комнате.

– Спасибо, Люси, – поблагодарила Арабелла и поспешила в спальню матери, выходившую на лестничную площадку верхнего этажа.

Леди Дин сидела перед зеркалом, и горничная пристраивала сверкающую диадему поверх ее уложенных в затейливую прическу волос.

– Это прелестно, мама! – в искреннем восхищении воскликнула Арабелла, входя в комнату. – Я прихожу в восторг, когда вижу тебя в диадеме. В детстве ты казалась мне похожей на сказочную фею, и я думала, что вот-вот увижу у тебя за спиной крылья.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – спросила леди Дин. – Очень прошу, береги себя. Доктор Симпсон сказал, что ты не должна переутомляться в первые дни после того, как встала после болезни.

– Клянусь, мама, я почти ничего не делала, – ответила Арабелла.

Сочтя момент подходящим, она хотела признаться, что была в библиотеке, но передумала. Слишком хорошо ей было известно, что ожидает ее завтра и какую мучительную боль это причинит матери.

– Я почти готова,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация