А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


души был уверен, что загубил и меня, и Дрискола. Он согласился, что я должен явиться в столицу с теми же знаками рангов, что и два десятка лет назад, но он не мог позволить, чтобы я нес в себе те же семена поражения. Мне присвоили всего лишь звание Ученика, но я владел клинком как Мечник. И мои способности к шахматам не соответствовали уровню начинающего.

Ивадна сразу поняла это, когда увидела, что я приехал гораздо более тощим, чем в прошлый раз. Она знала, что Адин нарушил требования заговорщиков, отошел от задуманного, но промолчала. Наверное, она тоже надеялась, что я совладаю с тем, что сгубило меня тогда. Она играла свою роль, но мне предоставила выполнять то, что предписывало мне мое повторное образование.

Я потихоньку заулыбался, осознав, сколько правды было в словах, сказанных мною Катвиру после того, как он нанес мне удар виндиктксварой. Из-за упрямства моего деда, из-за того, что Кит – не Дрискол, из-за сотни тысяч других мелочей я мог быть Кардье телом, но не душой. Виндиктксвара должна была пленить и уничтожить дух Кардье, но клинок не нашел его во мне. На место Кардье пришел Лахлан.

Я повернулся к Фальчару, показывая ему раскрытые ладони:

– Предлагаю тебе на выбор: или передай мне Посох Эметерия, или, если не желаешь, исцели Тиркона от раны, нанесенной виндиктксварой, и обеспечь мне и моему отряду свободный проход до Империи.

Фальчар оставил Посох висеть в воздухе.

– Это уже два желания, а не одно, как мы договаривались. Свободный выход в Империю с Жезлом Первого Пламени или здоровье Тиркона, но не то и другое вместе.

– Хорошо, свободный проход или Посох, выбирай, – я скрестил руки на груди. – За Тиркона я расплачусь отдельно.

– У тебя нет ничего ценного для меня.

Я усмехнулся:

– А ты не хочешь сыграть со мной еще партию?

Посох Эметерия поплыл к земле – Фальчар забыл о нем.

– А ставки те же, что раньше?

Я прищурился:

– Джоф уже слишком взрослый, чтобы ты мог на нем упражняться.

– Это мне известно, но известно также, что у тебя будет еще сын. – Посох проплыл в мертвую руку колдуна. – Ну что, Лахлан не трусливее Кардье?

– Храбрее. Если проиграю, можешь снова сунуть меня туда, где я стану моложе, и сделать из меня свою игрушку.

– Ладно. Твой друг будет исцелен, но удастся ли ему или другим твоим спутникам пробраться обратно, меня уже не касается.

– Спутникам? – передо мной мгновенно возникли лица Ксои и Нагрендры. – Кому еще?

– За последние сорок лет ты оставил в Хаосе немало спутников. Я не смог бы перечислить их всех по именам, в первую очередь потому, что их имена меня не интересуют, – на желтовато-серебристом лице Фальчара возникло почти добродушное выражение. – А о чем собираешься просить ты, если тебе все же случится выиграть?

"Если ты не отвечаешь на мой вопрос, зачем это делать мне?"

– Я не стану лишать тебя удовольствия отгадывать. Надеюсь, по ходу дела что-нибудь придумаю, – я с улыбкой поклонился ему. – Всего хорошего, Владыка Фальчар. Я сообщу императору, какую помощь ты оказал нам в этом деле.

Я попятился к выходу из библиотеки. Он двинулся меня проводить и заполнил собой дверной проем.

– Нахальный маленький смертный! Ты уходишь только потому, что я тебя отпускаю. А при следующей встрече ты будешь не более чем мухой в моей паутине.

Я серьезно кивнул:

– Надеюсь, мастер паутины не забудет: то, что жужжит в его паутине, может оказаться шершнем – охотником на пауков. А не то его может ждать неприятный сюрприз, а он, мне кажется, не из тех, кто любит сюрпризы.

Изумрудный конь, все такой же упрямый, гордый и заносчивый, явился на мой свист и унес меня из замка Пэйн. Я попросил его найти Рорка и компанию, и он без труда отыскал их. Мы проплыли над отрядом и плавной спиралью опустились на красную тропу за поворотом, из-за которого они должны были показаться.

– Привет, приятная встреча, друзья!

Рорк, летевший впереди на своем диске, громко расхохотался и махнул рукой с Жезлом, торопя отставших:

– Вот видите, я же говорил, живой!

Хорошо было видеть улыбки и слышать смех друзей. Кит, на своем адском баране, выехал вперед. Последнее приключение украсило его шрамом на лбу, но в общем он оказался цел.

– Рад видеть, Кит, что колдовство Враша на тебя не действует.

– Нам с Ирин не выбраться бы, если бы не наши лошадки. Они привычны к обрывам и камнепадам, – Кит нервно сглотнул. – Рорк рассказывает странные вещи. Ты мне кто, кузен или дядюшка?

Я хлопнул его по плечу:

– По крови и родословной – дядя, но по сути – Лахлан. Во мне не больше от Кардье, чем в актере, играющем его в театре. Я помню многое из того, что с ним случилось, но я – не он, – я храбро улыбнулся ему. – Хотя, если захочешь, я смогу рассказать тебе все, что вспомню о твоем отце.

Кит сгреб мою руку и крепко сжал:

– Захочу, Лок, еще как!

Мы разжали рукопожатие, и Кит проехал вперед. Ирин ехала за ним, а там, где позволяла тропа, они держались рядом. Дальше цепочкой двигались жрица Осана, Донла и последней – Такки. Отряд выглядел потрепанным, но все лица освещали улыбки.

Рорк продвинулся ко мне:

– Значит, Владыка Бедствий заполучил-таки обратно свой Посох.

– А мы – свободный проезд до Империи.

Ирин оглянулась:

– Нам придется сделать крюк, чтобы забрать Тиркона.

Я покачал головой:

– Насчет него мы с Фальчаром тоже договорились. Он окажется, правда, в Хаосе в одиночку, но здоровым. А он, кажется, очень легко справляется в таких случаях.

Рорк нахмурился:

– А что он возьмет с тебя в уплату?

– Ничего такого, в чем я отказывал ему прежде, – я передернул плечами. – По-моему, честная сделка. Мы вернули Жезл Первого Пламени, и бхарашади теперь вряд ли представляют серьезную угрозу.

Волшебник кивнул:

– Похоже, мы даже в выигрыше.

– Несмотря на потерю Ксои, Нагрендры и Аликса?

– И Кроча.

Я кивнул. Комок в горле мешал говорить.

– И Кроча…

Рорк натянул на лицо дерзкую улыбку:

– Я думаю, несмотря даже на это. Игра шла рискованная, но ведь мы знали, на что идем. Кое-кто оставил все деньги на игорном столе, зато остальные уходят с победой.

Я слегка пихнул в бока Изумрудного коня, пуская его вдогонку отряду.

– Действительно, игра и шансы были уж очень неравны. Я никогда не думал, что мы останемся в живых, не говоря уже о победе. А ты?

Рорк многозначительно усмехнулся:

– Насчет выжить, – это верно. А в победе я не сомневался ни минуты.

– Что? – я, прищурившись, уставился на него. – Нас преследовали бхарашади. Нам нужно было добыть у Владыки Бедствий его самое мощное оружие. Нам предстояло обнаружить самую охраняемую святыню бхарашади и уничтожить ее, пока они поднимали миллионную армию живых мертвецов! И ты не сомневался в исходе?!

– Конечно нет, Лок, – он весело рассмеялся и победно взмахнул Жезлом. – В Хаосе и не такое случается!



notes


Примечания





1


Лига – около 4 км (прим, перев.).




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация