А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


что в моих силах, мастер, как и всегда, – Джоф поклонился и подошел ко мне, оставив Адина заниматься разбитым носом Дальта. – Идем, Лок. Я готов разыграть муху в твоей паутине.

Я покачал головой:

– Я не из тех пауков, что не отличают мухи от шершня – охотника за пауками.

Джоф рассмеялся:

– Лестное сравнение! Постараюсь его оправдать.

Мы прошли через амбар в бывшее стойло, а ныне оружейную. Джоф продолжал валять дурака:

– Только будь добр, Лок, хоть в этот раз смотри во время игры на доску. А? Ради меня, ну что тебе стоит!

Я сунул свою рапиру в стойку и хмыкнул:

– Тебе бы выбрать состязание в самоуничижении – ты бы точно выиграл!

Старший брат вложил кинжал в ножны на поясе:

– Однако я выбрал другое, и теперь у тебя есть шанс заполучить приз, назначенный нашей бабулей.

Я невольно усмехнулся. Бабушка сообщила, что приглашена на бал к императору, и попросила Адина прислать к ней одного из внуков в качестве кавалера.

Хотя Медвежий день, отмечавший наступление нового года, праздновался по всей Империи Герак, но бал в императорском дворце – это был праздник из праздников. И хотя дед шутил, что Ивадна удостоилась приглашения только за то, что до сих пор не собралась помереть, все отлично знали, что приглашения получают только очень важные персоны. Я вдруг испугался до дрожи.

– Джоф, ты и вправду думаешь, что, если я выиграю, он меня отпустит? Едва ли я могу представлять семью Кардье в столь торжественном случае.

Джоф хлопнул меня по плечу.

– О чем разговор? Ты отлично справишься. Дед сам говорил, что гонял нас даже больше, чем отца и дядю в пору их ученичества.

– Ну, тогда у него была целая школа, а нас всего трое. На меня он вечно ворчит, что я никуда не гожусь. А ведь я не хуже, чем были вы с Дальтом в мои годы, – я скрестил руки на груди, но пальцы сами сжались в кулаки. – Послушать его, так одного неумехи вроде меня хватит, чтобы погубить все войско Империи.

Рука Джофа встопорщила мою русую шевелюру.

– Не забывай, что его все еще мучают кошмары после гибели Кардье и Дрискола. Он же винит в их гибели себя: будто бы он плохо обучил их. Потому он и требует от нас слишком многого, что хочет, чтоб мы живы остались. С тех пор как умерла тетушка Этелин, некому стало умерять его рвение. А вообще-то, я думаю, что он нами порядочно гордится. И спокойно отпустил бы в Геракополис любого из нас.

– С чего ты взял?

– Смотри, он назначил состязание, верно? – Джоф поднял темную бровь. – Заставил нас решать дело между собой. Не будь он уверен в каждом, он бы сделал выбор сам.

Я мотнул головой:

– Он, по-моему, думал, что победишь ты. Ты больше всех похож на отца. А Дальт внушает уважение хотя бы своими размерами. У тебя геройский вид и рука настоящего фехтовальщика, у Дальта геройский рост, а я что?..

Я согнул левую руку, предъявив брату весьма обычный мускул.

– А у тебя – геройская скромность, – утешил меня Джоф. – К тому же ты унаследовал отцовское искусство в обращении с животными.

– Чуть ли не у всех героев были кони, которые отзывались на свист. Сотни раз слышал об этом от бардов, – фыркнул я.

– Пусть это не такая уж и редкость, но умение полезное. И, Лок, в шахматах ты даже превзошел отца. – Джоф отвесил мне легкий подзатыльник. – Ну, мы будем играть или нет? А может быть, сразу сдашься?

– Сдамся? Ну нет, скорее выдержу еще одну схватку с Дальтом!

Я прошагал через амбар в дом, в комнатку, которую дед выделил мне, когда мать перевезла меня, двухлетнего, из Геракополиса в Быстрины.

В клетушке, заваленной свитками и разнообразными сокровищами, которые я успел накопить за свои восемнадцать лет, едва оставалось место для узкой койки в дальнем углу. Джоф уклонился от скелета летучей мыши, свисающего с потолка, и уселся в кресло, скинув с него зеленую деревянную лошадку.

– Помнишь, как ты искупал ее в зеленой краске? – Джоф с улыбкой крутанул деревянные колесики. – Мама и тетя Этелин здорово рассердились, обнаружив зеленые следы по всему дому!

Я смущенно пожал плечами:

– В то время это казалось мне вполне разумным поступком.

Я уселся напротив него и переправил стопки книг со стола на скомканную постель.

Расчищенная столешница была расчерчена в черную и красную клетку. От книг на ней остались яркие прямоугольники, не припудренные слоем пыли.

– Империя или Хаос? – спросил я, вынимая фигуры из ящика.

– Империя, понятно. Мне не приходится отказываться от преимущества. – Джоф отобрал красные и стал расставлять. – Императрица любит свой цвет, так?

– Так. А Фальчар, наоборот, всегда на черном, – я поставил на доску черную фигурку в мантии с капюшоном, сжимающую в костлявой руке посох. Рядом с Владыкой Бедствий – Королева Тьмы, дальше генералы, маги и всадники. А пешие ха'демоны – в первой шеренге. Я подвинул к нему костяшку хода. – Хаос, конечно, позади, так что ход твой.

Джоф переставил императорскую пешку через клетку и вернул кость мне.

– Хорошо у тебя получился новый император, – заметил он.

– Тебе правда нравится?

Вырезанная из кедра фигурка изображала высокого, стройного юношу с короной на голове.

– Тетис Пятый царствует всего четыре месяца, но мне подумалось, что уже пора, – я оглянулся на полку с книгами. – Хотя я оставил и фигурку Даклона…

– И правильно сделал, Лок.

– Ты уверен? Вспомни тот стишок, что все повторяла Этелин:

Огонь и серебро прогонят ночь и холод,
Но зло всегда крадется вслед.
Будь храбр, когда надежды нет!
И цепи зла тогда
Исчезнут без следа.

– Может, следовало ее сжечь, но я боялся причинить зло императору!

Джоф покачал головой:

– Думаю, убийцы позаботились о том, чтобы никто больше не сумел причинить ему зло… И как только ты удерживаешь в голове эти стишки тетушки Этелин?

Я покраснел:

– Должно быть, я слышал их гораздо чаще, чем ты. Вот этот стишок я всегда повторял про себя, когда чего-нибудь боялся: тебя или Дальта, дедушки или темноты…

– Понятно. А не знаешь ли стишка, чтобы помогал в шахматах?..

Мы замолчали. Обстановка на поле усложнялась, и я видел, что Джоф ходит все менее уверенно. Самое время для фланговой атаки на императрицу.

Джоф попался на крючок, и я связал его генерала, закрывающего императрицу. Он даже не заметил этого и преспокойно передвинул связанного генерала, угрожая моему всаднику. Я нахмурился.

– Лучше возьми этот ход назад, или ты потеряешь императрицу.

– Ну вот! Я просил тебя смотреть на доску, а сам… – воскликнул, помрачнев, Джоф, но тут же беспомощно улыбнулся. – Не повезло мне!

– Не повезло? Тебе? – я отрицательно покачал головой. – Не бросай игру, Джоф! Разве тебе не хочется на этот бал?

Джоф вздохнул:

– Во-первых, я не бросаю игру, а проигрываю. Я не умею и никогда не научусь видеть поле так, как ты. Сколько я ни смотрю на доску, все равно что-нибудь упускаю. А что до твоего второго вопроса – нет, мне не особенно хочется в столицу.

У меня отвалилась челюсть.

– Не хочется?! Да ты только подумай, кого там можно увидеть, с кем познакомиться! – Указывая на красные фигурки, я стал перечислять:

– И император, и его матушка Дегана, и Гарн Драсторн, командующий войсками Империи, и…

Джоф прервал меня жестом:

– … и кто-нибудь пригласит меня в свою школу фехтования, или позовет в рейд в Хаос, или предложит участие в предприятии торговой компании.

– А тебе все это ни к чему?

– Может быть, не подобает сыну Кардье так говорить, но да, ни к чему. Я хочу остаться здесь и продолжать учиться у деда.

– Да ты уже и так всему научился, а в Геракополисе ты мог бы брать уроки у самого гроссмейстера!

– Он не научит, как вернуть жизнь и величие школе Адина.

Я вдруг понял и почувствовал, что брат сейчас близок мне, как никогда, и что привычное мое уважение к нему выросло во много раз. Джоф ведь хорошо помнил отца и обучаться фехтованию начал еще в школе, которую Адин вел здесь, в Быстринах, куда меня, двухгодовалого, привезла мать. А когда мне исполнилось пять и я должен был приступить к занятиям, Адин вдруг закрыл школу и с тех пор учил только нас, своих внуков.

Я с трудом сглотнул.

– Так ты тоже видел это в его глазах?

Джоф печально кивнул:

– Он раньше надеялся, что Кардье и Дрискол отслужат свой срок в Копьеносцах и вернутся, чтобы продолжить его дело в школе фехтования. Когда они погибли, он решил выучить нас так, чтоб мы наверняка сумели одолеть тех тварей, что погубили их в Хаосе. Из-за того, что он не брал больше учеников, его школу забыли, а она этого не заслуживала. Я-то знаю, что в глубине души он все еще мечтает возродить ее. Мне хотелось бы осуществить эту мечту. – Он скрестил руки на груди. – Мы с тобой, братишка, заключим союз. Я помогаю ему вновь открыть школу, а ты, его ученик, вступаешь в отряд рейдеров и совершаешь подвиги в Хаосе. Договорились?

Я вздохнул.

– Ты хороший фехтовальщик, Джоф, и ты будешь таким же героем, как наш отец. Мне думается, ты выбрал для себя дорогу труднее моей, – опустив глаза, закончил я. – Я сделаю так, как будет лучше для тебя.

Брат улыбнулся:

– Тогда бери мою императрицу, и ты вытащишь меня из затруднений в… сколько? Пять ходов?

– Четыре. Ты не заметил вилки магов.

– Вечно одно и тоже. – Джоф снял фигуру с доски. – Давай, Лок, повидай столицу. Познакомишься с императором, станцуешь с его сестрами – можно даже по два раза: один за себя, другой за меня. А когда вернешься, все мне расскажешь.

– Ты не пожалеешь?

– Все может быть, – он взъерошил мне волосы. – Зато я буду знать, что ты отправился на поиски приключений, услыхав о которых, толпы учеников снова устремятся в школу Адина!




2


С пригорка далеко был виден Харикский тракт. Когда вдали показалось облако пыли, отмечающее приближение каравана, идущего в столицу, меня вдруг охватил озноб. Поплотнее закутавшись в овчинный плащ, я взглянул на деда и Джофа.

– Вот и караван, – в горле стоял комок. – Джоф, ты не передумал?

Брат покачал головой:

– Я родился и вырос в Харике. Что делать такой деревенщине на императорском балу? Ты-то у нас родился в столице, тебе там и место.

– Я родился в столице, зато вырос в Харике, – я повернулся к деду. – Ты сможешь гордиться мной, обещаю. Империя запомнит еще одного из твоих учеников.

Старик притянул меня к себе и крепко обнял.

– Ты и понятия не имеешь, как я тобой горжусь, Лок, – он отстранил меня на вытянутую руку и коснулся значка меча и кинжала, вышитого у меня на левом плече. – По рангу ты всего лишь ученик, но, сам знаешь, ты способен на большее. Верь же в себя, но только помни, что и других не стоит судить по значкам и рангам.

– Спасибо, дедушка!

Я крепко сжал плечо Джофа.

– Два танца с каждой принцессой – один за тебя, другой за себя!

Джоф рассмеялся, его смех застыл в морозном воздухе струйкой пара. Порывшись за пазухой, он извлек инкрустированную деревянную коробочку с золотой застежкой на откидной крышке. Когда он протянул ее мне, внутри что-то загремело.

– Я знаю, что еще рано, – сказал Джоф, – но все-таки, вот мой подарок к Медвежьему празднику. На память о нас и наших Быстринах.

Я взял плоскую шкатулку и открыл ее. Внутри обнаружилось шахматное поле с круглыми дырочками в середине каждой клетки.

Гремели, как оказалось, тридцать две изящные фигурки, раскрашенные в красный и черный цвета. Снизу каждой фигурки были шпеньки, чтобы закреплять их на доске в дырочках. Были даже углубления в уголках для кости, которую передавали с каждым ходом.

– Джоф, вот здорово! Теперь я смогу играть в дороге, если найдется с кем.

– Думаю, за игроками дело не станет, – Джоф широко улыбнулся. – Это мне Вили-плотник вырезал, в благодарность за пару простеньких уроков, которые я дал его сыновьям. Дедушка обещал помочь мне учить их. Если у них хорошо пойдет, мы, возможно, даже снова откроем школу.

– Не знаю, Джоф. Не знаю, – проворчал дед, приняв строгий вид. – Честно говоря, староват я уже возиться с ребятишками.

Мы с братом украдкой обменялись улыбками. Потом я свистнул коня. Голова Стайла выглянула из-за гребня, и гнедой мерин рысью подбежал ко мне. Сунув шахматы в переметную суму, я вскочил в седло.

– Я вернусь весной, как только откроются перевалы, и обо всем вам расскажу, – крикнул я. – И привезу всем подарки!

– До свидания, Лахлан. Прощай!

Дедушка махнул мне рукой. Его глаза устремлены были прямо на меня, но мне почему-то показалось, что он меня не видит.

Они с Джофом смотрели, как я спускаюсь по тропе к каравану. Дед дал мне пять золотых империалов для караванщика. Я заплатил их человеку по имени Хаскелл, и тот разрешил мне пристроиться к колонне.

Я все оглядывался назад, пока пыль не скрыла две фигуры, машущие мне вслед.

В глубине души я чувствовал себя предателем, но что делать. Прошло уже две недели со дня отъезда, а мне и во сне ни разу не приснился дом. Слишком много интересных людей и незнакомых вещей окружало меня, так что ощущать себя одиноким и покинутым не получалось, хоть убей. Меня наполняло радостное предвкушение.

Во время дневных переходов я обычно пристраивался следом за тяжело нагруженными фургонами. Купцы из Харика торопились на предпраздничную распродажу подарков к Медвежьему празднику. Товары работы харикских ремесленников: хрусталь, тончайшие ткани и изделия из металла – были уложены с особым тщанием, наособицу от других, что внушало мне гордость за свою провинцию.

От купцов я наслушался немало россказней о столице.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация