А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Небесные творцы
Фрэнк Герберт


Странные визиторы вторглись на Землю тысячи лет назад. Они были бессмертными существами, которые создавали сенсорные кинофильмы войн, стихийных бедствий, ужасов человеческих, чтобы разогнать бесконечную скуку. Столкновение с уроженцами Земли было нарушением инструкций властей. Когда Исследователь времени Келексэль прибыл на место происшествия, неприятности продолжились ещё долгое время, и положение даже ухудшилось.





Фрэнк Герберт

Небесные творцы


“Каждый человек таков, каким его сделало Небо, а некоторые гораздо хуже”

    МИГЕЛЬ ДЕ СЕРВАНТЕС




1


На всем протяжении спуска на затерянный в океанских глубинах Корабль историй Следователь Келексел не мог избавиться от тревоги и напряжения. Подобных чувств взрослые Чемы никогда не испытывали.

Он провёл свой лёгкий катер через барьер, проступавший в зелёном сумраке, словно конечности огромного насекомого, и высадился на длинную площадку причала.

Вокруг во всех направлениях сновали жёлтые мерцающие диски и сферы прибывающих и стартующих аппаратов. Новый день начинался на палубе корабля, где Директор Фраффин работал над сюжетом своих историй.

“Оказаться здесь! – подумал Келексел. – Оказаться в мире Фраффина!”

Он хорошо знал этот мир. Он провёл столько времени у репродьюсера, наблюдая за ареной, где перед его глазами развёртывался очередной сюжет Фраффина. Это были так называемые предварительные занятия по подготовке к расследованию. Любой Чем с радостью занял бы тогда его место.

“Оказаться в мире Фраффина!”

Он снова видел давно запечатлевшийся в памяти утренний ландшафт – небесный купол, разорванный сверкающими золотыми столбами облаков.

А жизнь вокруг?! Казалось, он слышал шёпот Матери-Жрицы, её прерывистый голос, полный безграничного преклонения перед Чемом – высшим существом, Богом. О какие это были женщины – мягкие, словно воск, ранящие страстными поцелуями!

Но те времена канули, сохранившись только в банке Фраффина. Вспоминая истории Фраффина, Келексел немного раскис.

“Нельзя расслабляться”, – подумал он. Конечно, некоторое позёрство в этой мысли было. И Келексел усмехнулся.

Он всё-таки неплохо подготовился к встрече с Фраффином, точнее Фраффин неплохо его подготовил.

Несмотря на суету на посадочной платформе, Диспетчер почти сразу заметил Келексела и направил к нему робота-опросчика; тот зафиксировал фигуру Келексела своим единственным глазом и двинулся по направлению к нему. Келексел поклонился и произнёс: “Я посетитель. Имя – Келексел”.

Ему не нужно было уточнять, что он – богатый гость. Его катер и одежда говорили сами за себя. Костюм удобного покроя был сшит из непачкающегося материала цвета молодой листвы и состоял из трико, простой туники и универсальной накидки. Такой костюм скрывал недостатки приземистой коротконогой фигуры, и в то же время выгодно подчёркивал серебристый цвет кожи почётного Чема, позволяя сфокусировать внимание окружающих на большом, как бы вырубленном из мрамора лице с глубокими, карими проницательными глазами.

Катер, оставленный в парковочном жёлобе, имел форму иглы, способной прошить безграничную пустоту Вселенной Чем. Только самые состоятельные предприниматели и Слуги Первородных имели такие корабли. Даже Фраффин не располагал подобным, предпочитая (как однажды было заявлено) не выходить за пределы того мира, что принёс ему славу.

“Келексел, посетитель”, – он был полностью уверен в себе. Бюро по борьбе с преступлениями позаботилось и отшлифовало его роль и легенду.

– Добро пожаловать, посетитель Келексел, – голос Диспетчера, усиленный роботом, перекрывал шум на корабле. – Займите гибкий трап слева от вас. Пожалуйста, зарегистрируйтесь у Встречающего. Надеемся, что пребывание у нас развеет вашу скуку.

– Примите мою благодарность, – ответил Келексел.

“Все подчинено ритуалу, – подумал он. – Даже здесь”.

Он затянул страховочные подпруги на своих кривых ногах. Трап промчал его через платформу, затем через открывшийся красный люк вверх по голубому коридору к сверкающему эбонитовому порталу. Портал расширялся, и взгляду открывалась небольшая комната с мигающими огнями встречающего контрольного устройства – то была кушетка со свисающими соединительными проводами.

Келексел оглядел группу роботов, которые, как он знал, передавали информацию непосредственно в Центр Управления. Здесь, в сердце Системы Безопасности корабля, наступал решающий момент проверки надёжности его прикрытия.

“Нервы на пределе”, – вновь с недоумением подумал он. Келексел не опасался за свою жизнь; в его кожу была имплантирована защитная система, нечто вроде паутины, объединяющей Чемов в единый организм, обладающий беспредельными возможностями самосохранения. Нанести ему какой-либо вред просто невозможно. Угроза одному может возникнуть лишь при условии реальной угрозы для всей цивилизации. Лишь в подобных условиях, что стучалось крайне редко, Чемы могли допустить гибель одного во имя спасения остальных.

Однако здесь побывали уже четыре следователя, которые, вернувшись, сообщили, что не обнаружили состава преступления, в то время как наблюдение со стороны за империей Фраффина позволяло предполагать серьёзные нарушения. Но что настораживало более всего – эти четыре следователя оставили службу, и их собственные Корабли историй стартовали теперь к поверхности океана.

Келексел был уверен, что подозрения Первородных верны. Способный воспринимать малейшие тревожные симптомы, сейчас он ощутил их более чем достаточно. Признаки распада, которые он ожидал увидеть, были налицо. Корабли историй – аванпосты цивилизации – теперь были отмечены этой тенденцией. Но было слишком много и других симптомов. Некоторые экипажи передвигались с чувством собственного превосходства и полного пренебрежения к окружающим. Даже самая низшая обслуга щеголяла в роскошных одеждах. Какие-то скрытые силы явно пытались ослабить его систему защитной паутины.

Он заглянул внутрь рабочих катеров и заметил сверкающие рукоятки серебристых рычагов маскировки. Обладатели этого мира давно миновали ступень развития, на которой Чемы могли чувствовать себя спокойно и безопасно. Одно дело – направлять и манипулировать умными существами ради развлечения, а другое – сеять семена знаний, которые могли дать всходы, способные повредить Чемам.

Конечно, у Фраффина – слава и авторитет, но он на каком-то этапе свернул не в ту сторону. Глупость эта вызвала оскомину у Келексела. Рано или поздно любой нарушитель закона представал перед испытующим оком Первородных.

Однако сейчас Келексел находился на корабле Фраффина, который подарил Чемам возможность излечиться от дикой скуки, создав для них мир удивительных историй.

Эти истории всплывали в его памяти, он слышал звон колоколов, звук раздавался и повисал в воздухе и потом снова раздавался. Как существа Фраффина поражали воображение! Наверно от того, что они были похожи на Чемов. Они вынуждали отождествлять себя с их мечтами и эмоциями.

Все глубже погружаясь в воспоминания, Келексел слышал музыку этого мира: звук спущенной тетивы лука, боевой клич и стоны, безмолвие кровавых полей под тенью распростёртых крыльев парящего коршуна – и все это было создано Фраффином. Он вспомнил прекрасную Гутиан, рабыню, захваченную воинами Вавилона в Египте во времена Кабизов.

Военная добыча, думал Келексел, вспоминая развитие этого сюжета. Погибшая женщина, почему-то задержавшаяся в его памяти. Она была принесена в жертву Нин-Гирсу, покровителю торговли и судопроизводства, божественному провидению, которым в действительности управлял Манипулятор Чем из штата Фраффина.

Обо всех этих именах, существах, событиях Чемы не имели бы ни малейшего представления, если бы не Фраффин. Империя Фраффина, Корабль историй, стала притчей во языцех во Вселенной Чем. Опрокинуть эту империю было нелёгкой задачей, но Келексел осознавал необходимость такого шага.

“Я должен уничтожить тебя”, – подумал Келексел, подсоединяясь к датчикам встречающего устройства. Со спокойным интересом он наблюдал за двигающимися над его телом сканерами, шарящими, исследующими. Это не обеспокоило его: обычная работа Службы Безопасности корабля. Никому из Чемов ничто не могло угрожать до тех пор, пока угроза не исходит от союза Чемов, а объединить Чемов могли, кстати, и ложные представления. Вероломный захват власти, фантастические интриги – вероятно, только Первородные были непроницаемы для подробных низменных посягательств. Поэтому Фраффин должен убедиться, что посетитель не является шпионом, направленным конкурентами для того, чтобы тайно нанести вред империи.

“Как мало ты знаешь о том, кто и как может причинить тебе зло, – размышлял Келексел, пока Встречающий заканчивал исследование. – Чтобы уничтожить тебя, мне понадобятся лишь собственные чувства и память”.

Но как оступился Фраффин, в чём его преступления? Он мог, например, вывести карликовую разновидность разумных существ и продавать их как домашних животных. Или его служащие вступили в открытый контакт с созданиями этого мира? Было ли секретное знание передано этим существам? Его обитатели сумели в конце концов построить примитивные ракеты и спутники. Не могли ли скрываться среди них существа, обладающие достаточным интеллектом для того, чтобы вырваться во Вселенную и выступить против цивилизации Чемов?

“Что-то в этом роде”, – думал Келексел. Мир Фраффина был весь в метах конспирации. Корабль истории был погружён в поиск запретных истин.

Но как мог Фраффин совершить подобную глупость? Преступник!




2


Когда поступил отчёт Встречающего, Фраффин, расположившись в кресле перед репродьюсером, редактировал свой очередной опус.

– Война, война, восхитительная маленькая война! – напевал он про себя.

С каким наслаждением эти Чемы наблюдают, как в ночи пляшут багровые отблески огня и в свете пожара мечутся силуэты существ, убивающих друг друга! Один из их вожаков напомнил ему Като – те же черты древнего воителя: циничный взгляд проницательных глаз. Като… Да, это была великолепная история.

Мелькавшие перед ним трехмерные образы растаяли, сполохи огня померкли, и вместо них возникло лицо Юнвик, её лысая голова блестела, освещённая лампами операционной, густые брови были слегка насуплены.

– Прибыл посетитель, называющий себя Келексел, – сообщила она. – Этот Келексел сильно смахивает на Следователя, которого мы ждём.

Фраффин резко выпрямился, пробормотав ругательство, популярное в его мире в эпоху Гасдрубала:

– Баал, спали их семя!

Затем добавил:

– Ты уверена?

– Посетитель выглядит слишком безупречно. – Она пожала плечами. – Настолько безупречно, что невольно думаешь о Бюро.

Фраффин снова уселся в своё кресло. Возможно, она права. Если это Следователь, то он отлично рассчитал момент своего прибытия. Снаружи, во Вселенной Чем, они не особенно умеют выбирать нужный момент. Для большинства из них время несётся с сумасшедшей скоростью. Но если кто-то из внешней Вселенной намерен вторгнуться в его мир, он должен позаботиться о том, чтобы ощущение времени, присущее здешним существам, передалось и ему. Да, пожалуй, это может быть Следователь.

Фраффин окинул взглядом серебристые стены своего кабинета. Длинное, низкое помещение, заставленное аппаратурой, обеспечивающей различные аспекты творческого процесса, и приспособлениями для релаксации, было изолировано от происходящих снаружи событий. Только Юнвик было позволено беспокоить его во время работы. Но и она не решалась отвлекать его по пустякам. Очевидно сейчас она была серьёзно обеспокоена появлением этого Келексела.

Фраффин вздохнул.

Несмотря на усовершенствованные защитные барьеры вокруг корабля и толщу воды, отделяющую их от поверхности планеты, он часто ловил себя на том, что физически ощущает и перемещение солнца и луны на небе, и те неприятности, которые накапливаются извне, чтобы в один прекрасный момент постучаться в двери его кабинета.

На столе его ожидал рапорт Лутта, начальника Службы Наблюдения, в котором сообщалось, что новый охотничий экипаж из трех молодых перспективных сотрудников находится на поверхности с выключенными экранирующими щитами. Туземцы заметили аппарат и теряются в догадках. Конечно, Чемы с давних пор позволяли себе развлекаться, поддразнивая “верхних” обитателей.

Но не теперь.

Почему они выбрали именно этот особый момент? – размышлял он.

– Мы подбросили этому Келекселу жирный кусок, – мрачно заметил Фраффин. – Охотничий экипаж находился наверху, пугая местных жителей. Все члены экипажа и диспетчер, который пропустил их на поверхность без опытного сопровождающего, должны быть уволены.

– Они могут распустить язык, – отозвалась Юнвик.

– Не осмелятся. Объясним им что к чему, порекомендуем на новый корабль. Мне бы очень не хотелось терять их, но… – Он пожал плечами.

– И это всё, что ты собираешься предпринять? – спросила Юнвик.

Фраффин прикрыл глаза рукой. Он отлично понимал, на что она намекает, но никак не мог отказаться от восхитительной маленькой войны. Он пристально всмотрелся в сверкающую оболочку репродьюсера, пытаясь уловить внутри неё образы насилия, задержавшиеся в его памяти. Если он удалит Манипуляторов, туземцы скорее всего попытаются устранить свои разногласия за столом переговоров. Последнее время у них все чаще проявляются подобные тенденции.

Он опять подумал о текущих вопросах. Недавно поступила записка от Албика, Администратора корабля, с привычными жалобами: “Если вы хотите осуществлять одновременную съёмку большего количества сюжетов, необходимо большее количество транспортных катеров, причалов, больше съёмочных бригад, больше обслуги… больше… больше… больше.”

Фраффин вспомнил старые добрые времена, когда Администратором корабля был Бирстала, – тот всегда старался сам находить решения. К сожалению, этот мир начал ему надоедать. Теперь у него свой Корабль историй, свой собственный мир, свои проблемы.

– Может тебе все распродать? – предложила Юнвик.

Глаза его сверкнули.

– Это невозможно, и ты знаешь почему!

– Подходящий покупатель…

– Юнвик!!

Она пожала плечами.

Фраффин вскочил с кресла, пересёк кабинет и, подойдя к пульту управления, погрузился в созерцание звёзд и галактик на дисплее. Он нажал на контрольную кнопку – и на экране возникла видимая из космоса их маленькая планета, зелено-голубой мир с грядами облаков над морями и континентами, на фоне холодного сияния звёзд в космической тьме.

Черты его лица отразились на полированной поверхности пульта, как бы выплывая из глубины планеты: прямая линия выразительного рта, тонкий крючковатый нос с широкими ноздрями, глубоко посаженные под нависающими надбровьями тёмные глаза, высокий полукруглый лоб под короткими чёрными волосами, серебристая кожа Чема.

Лицо Юнвик, транслируемое по каналу связи Центрального Управления, не исчезло, она выжидающе смотрела на него.

– Я высказала своё мнение, – твёрдо произнесла она.

“Стара, слишком стара”, – подумал Фраффин, поглядев на Врача корабля, на круглолицую безволосую голову Чем из племени Цейатрил. Тысячи звёзд, подобных тому Солнцу, в гравитационном поле которого вращалась их планета, могли родиться и погаснуть за долгую жизнь корабельного Врача Юнвик. Ходили слухи, что она как-то собиралась приобрести планету и даже была членом экипажа Ларра, который пытался проникнуть в другие измерения. Она сама никогда не говорила об этом, но такие слухи ходили.

– Я никогда не смогу продать свой мир, Юнвик, – тихо произнёс он. – Ты это знаешь.

– Странно слышать, что Чем произнёс слово “никогда”, – заметила она.

– Что наши



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация