А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Ольга Ларионова
СОЛНЦЕ ВХОДИТ В ЗНАК ДЕВЫ

- Чертова планета, - причитала Вики, выходя из душевой. - И чтоб я еще хоть раз согласилась лететь на планету с таким солнцем, провалиться ей на этом самом месте...
- Не надо было рождаться рыжей, - наставительно заметил Рычин.
Вики даже не взглянула в его сторону. Она подошла к распахнутому во всю стену иллюминатору, вытащила круглое зеркальце и стала беззастенчиво себя рассматривать. Рычин со Стефаном флегматично за ней наблюдали.
- Не счесть, - коротко резюмировала Вики, пряча зеркальце.
Она посмотрела в иллюминатор - утреннее голубоватое солнце заливало поле, на котором стоял их корабль, и узенькую тропинку, ведущую к люку, и тоненькие вешки ограждения с трогательными плакатиками, на которых по-юнитски было написано "Просьба гостям не докучать". Никто и не докучал - поле было пусто. Вики гулко вздохнула и пошла в кают-компанию.
- Кормите, - сказала она, усаживаясь за стол и отодвигая локтем стопку юнитских книг. - Кормите меня с ложечки - я вконец расстроенная. Кто у нас сегодня мамочка?
- Я мамочка, - отозвался Стефан и побежал в камбуз. Рычин взял стул, уселся напротив Вики и принялся демонстративно ее разглядывать.
- Изыди, - буркнула Вики.
- И не подумаю, - сказал Рычин. - Я еще не насмотрелся. Уж очень они тебе к лицу.
- Хочешь, чтобы я тебя окончательно возненавидела?
- Куда уж окончательной - гулять по Юне не пустил, засадил корабль сторожить, а сам сижу напротив и веснушки твои считаю.
- Истинно зверь, а не начальник.
- Ваша ма-а-ма пришла, - запел Стефан, появляясь с полным подносом. - Молочка принесла тутошнего, юнитского, по жирности что наше китовое. А вы опять цапаетесь?
Он сгрузил тарелки на стол, обошел Викин стул и присел перед девушкой на корточки:
- Вики, маленькая, так ведь с веснушками же лучше! Тебе их просто недоставало. Вон спроси Рычина - он старый ругатель, комплиментов делать не будет...
- Уже воздействовал, - отмахнулся Рычин. Вики благодарно потрепала Стефана по волосам, отчего его льняные кудри сразу же стали похожи на паклю.
- Ну, давайте завтракать, утешители. - Несколько минут все молча жевали, но сегодня Вики была не расположена так быстро успокаиваться. - Нет, какая подлость! И почему именно у меня, почему не у Степки?
Мужчинам эта тема надоела, оба сдержанно молчали.
Вики это уловила:
- Вы не подумайте, что во мне говорит атавистическое кокетство. Вовсе нет. Мне просто неловко перед юнитами. Обратили внимание, какие у них женщины? Да? А теперь посмотрите на меня. Вот-вот, прямо на нос. Облупленная картошка, да еще и в веснушках. Стыдобища! Это против ихних-то Афин да Афродит с Артемидами впридачу...
- Ну, это ты хватила, Вики! - не выдержал Стефан. - Я приглядывался к тутошним дамам - ты знаешь, далеко не богини...
- Между прочим, я тоже обратил на это внимание, - задумчиво проговорил Рычин. - Мужчины все как на подбор: огромные, смуглые, черногривые. И красавцы. Так, Вики?
- Да уж не чета вам.
- Ага, компетентный пол подтверждает. А тутошние женщины словно другая этническая группа. И чертовски разные, ни одна не похожа на другую. Когда они нас встречали, прямо в глазах рябило... м-да...
- Смакуешь воспоминания? - не без ехидства ввернула Вики.
- Просто жду. Жду связи с Темиром. Пора бы. Все невольно скосили глаза на дырчатую плошку внешнего фона.
- Прошло только две минуты, - беззаботно отмахнулся Стефан, - и потом, если Темка там, в юнитском городе, решает аналогичную задачу - я имею в виду антропологическое несходство полов, - то он очень даже просто может проморгать сеанс связи.
- Позавчера ведь минут двадцать ждали - и ничего. Так что вернемся к нашим неподражаемым аборигенкам... или аборигеншам?
Рычин зыркнул на нее своими цыганскими глазами - ага, и ты заволновалась. А ведь волноваться надо было уже вчера, после вечерней связи с Темиром Кузюмовым.
Теперь один Стефан, казалось, был спокойным:
- Красятся твои юнитки неподражаемо - вот что. Между прочим, у нас на Земле прелестный пол отягчал себя когда-нибудь голубой или сиреневой гривой?
- Лет триста-четыреста назад запросто, а в рыжее красились еще до прошлой эры. Правда, это уже в незапамятные времена считалось непозволительным баловством, поэтому таких женщин называли причудницами или блудницами.
- Ох, - застонал Рычин, - и эрудитов же я набрал к себе в экипаж! Причудницы - это из салонов времен Сирано де Бержерака, а что касается блудниц, то тебе о них вообще знать не положено. По возрасту.
- Интересно, а где это ты набрался эрудиции в таких вопросах?
- Во дале... далеких во краях, - пропел Рычин. - Не слышу Темира. Даю еще десять минут, чтобы разыскать и подать мне Темира Кузюмова.
- Кому даешь-то?
- Действительно, мальчики, а неужели у космолетчиков нет собственного покровителя - ну не обязательно божества, а хотя бы чертика какого-нибудь завалящего?
- К сожалению, Вики, - рассудительно завел Стефан, - звездоплаванье и религия так же несовместимы, как...
- Все чушь, - оборвал его Рычин. Мы, грешные, практически остались без пригляда. Живой пример - исчезновение нашего Темира.
- Что ты дергаешься - десяти минут не прошло.
- А я жду спокойно. И за те пять минут, которые я еще отпустил всем нам на это самое спокойствие, могу объяснить, что действительно несовместимыми мне кажутся только две вещи: это высочайший уровень тутошней цивилизации и примитивная косметика, в применении которой наш грубый Стеф заподозрил юниток. Они не красятся, дорогие мои, но я много бы отдал за то, чтобы разгадать загадку Юны.
- То есть стереотип ее прекрасных мужей?.. - уточнила Вики.
- Отнюдь. Загадку разнообразия и, если хотите, странного несовершенства юнитских женщин.
- И девушек, - ввернул Стефан.
- Нет, - сказал командир. - Их я в виду не имел...
Было очевидно, что он усиленно думал о чем-то своем. Хотя что значит: о чем-то? О Темире он думал, не о девушках же, в самом деле.
- А почему? - привязался Стефан. - Если говорить о женщинах, то с кого и начинать, как не с...
- Я не видел на Юне ни одной девушки. И девочки - тоже! - отрезал Рычин.
Пять минут были на исходе.
- Действительно?! - изумился Стефан. - И как я сразу этого не...
Мелодичный звон прервал его на полуслове - сработала система предупреждения, включавшаяся в том случае, когда к! кораблю приближался кто-нибудь из юнитов. На неодушевленные предметы - летящие по ветру перекати-поле, осенние листья и частые здесь шаровые молнии - она не отзывалась. На животных, повидимому, тоже, но пока земляне не видели на Юне ни одного зверя. Может быть, их здесь вовсе не было.
Вики включила экран внешнего обзора, и все увидели хрупкую женскую фигурку, которая, чуть прихрамывая, но все же удивительно легко скользила по тропинке, протоптанной в бурой юнитской траве.
- Ну вот, - не унимался Стефан, - через полторы минуты загадка юнитской косметики будет решена: беру я эту очаровательную ле Бом ле Блан де Лавальер поперек живота, переворачиваю вверх тормашками и окунаю в ванну... Кстати, командир, что мы скажем ей о Темире?
- Все, абсолютно все. У нас нет основания не доверять юнитам.
Вики пожала плечами.
- Я войду? - послышался из динамика шелестящий голосок.
- Да, да, прошу вас!
Тоненько взвыл мотор подъемника. Вики как-то механически пригладила волосы и затем с сомнением оглядела свои далеко не аристократические руки с обломанными ногтями.
Двери лифта раздвинулись, и мужчины разом вскочили - несколько более резво, чем того требовали элементарные правила вежливости. У них это получалось само собой каждый раз, когда их переводчица входила в комнату, - как они признались друг другу, у них синхронно возникало естественное желание подхватить ее на руки.
- Добрый день, гости! - старательно выговаривая слова, произнесла она.
Каждое утро она приходила к ним, и, пока Темир Кузюмов на практике осваивал все чудеса юнитской цивилизации, она проводила с оставшимся на корабле экипажем своеобразные телеэкскурсии, по просьбе землян выбирая то один, то другой уголок громадного полупустого города, двухсоткилометровым кольцом охватывавшего заросшую лужайку космодрома.
- Добрый день, Леа! - хором отозвались земляне, не перестававшие удивляться той легкости, с которой эта молодая женщина всего в несколько дней овладела их языком, в то время как они сами и поздороваться-то толком по-юнитски не научились, Это, правда, было не так просто, как могло показаться на первый взгляд, - сутки юнитов делились на тридцать шесть часов, и для каждого часа приветствие должно было звучать по-иному.
- Гости тревожны и беспокойны? - скорее даже не спросила, а констатировала Леа.
- М-м-м... собственно говоря... - протянул Рычин.
Стефан и Вики остолбенело воззрились на него: командир мямлил, как проштрафившийся салажонок. Командир заикался.
Да что же творилось с командиром?!
А командир сам не знал, как определить и тем более объяснить свое состояние. Едва только маленькая юнитская переводчица появилась в рубке, как у него пропали все опасения и тревоги. Ну не могло ничего случиться с Темиром, просто органически не могло. Забарахлил фон, помехи там непредвиденные атмосферные. Но несчастья нет. В мире, где могут существовать такие вот женщины, ничего случиться с человеком просто не могло.
Вот и тянул командир, с тоской и последней надеждой косясь на молчащий транслятор, - может, еще отзовется Темир и не придется беспокоить это бесконечно хрупкое существо, рассказывать которому о своих опасениях просто нелепо.
Но транслятор, чуть потрескивая, не отзывался.
- Так что же?.. - повторила Леа.
- Темир пропал, вот что, - проговорила с вызовом Вики. - Он и вчера уже что-то подозревал...
Глаза у Леа раскрылись так широко, что верхние ресницы, казалось, вскинулись выше бровей.
- Почему же вы не связались со мной еще вчера? - прошептала она так тихо и укоризненно, словно ее саму в чем-то глубоко обидели.
Рычина от этого голоса прошиб холодный пот. Если бы не Ана Элизастеги, смуглая неистовая Ана, оставшаяся на Земле, он давно сказал бы себе, что безнадежно влюбился в эту крошечную пепельно-призрачную юнитку. Но любовь исключалась, и поэтому единственным разумным объяснением необычного состояния командира было извечное и естественное благоговение человека перед истинно прекрасным.
- Простите, - сказал Рычин, изо всех сил стараясь понизить сколько возможно раскаты своего цыганского баритона, - но наш второй пилот, находящийся в городе, действительно не вышел на связь в назначенное время.
- Если б только это! - Вики вызывающе вскинула острый подбородок. - Вчера он успел передать... Стеф, вруби!
Стефан пожал плечами - может, и не стоит? - и включил гдето с середины запись вчерашнего диалога Кузюмова с командиром.
"... сморозил какую-то глупость, что ли. Показали мне мужскую школу, я говорю: а в женской в принципе все то же? Я чегото недопонял, но выходит - нет у них женских школ. Вообще. Может, их в каких-нибудь монастырях обучают? Только по нашей Лавальер этого не скажешь. (Рычин смущенно хмыкнул.) Тогда я попросил их главного... Минуточку, друзья..."
Минуточка растянулась на двенадцать с половиной часов - Кузюмов связи так и не возобновил. И потом - только сейчас Вики со Стефаном поняли, что было самым необычным в этой вечерней беседе: уже вчера всегда оживленный, темпераментный



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация