А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Александр Лаптев,
НЕПОБЕДИМЫЙ

Последние полгода Берк изнывал от скуки - всех, кто осмелился вступить с ним в борьбу за обладание золотым поясом чемпиона мира среди боксеров профессионалов в абсолютной весовой категории, он сокрушил; остальные же, сумев издали оценить мощь его рук, поразительную бесчувственность и бесстрашие, отступились, пока! - не вечно же он будет так силен и вынослив. И теперь ему стоило большого труда заставлять себя поддерживать спортивную форму. Запал честолюбия закономерно угас после того, как он в последние пять лет выиграл тридцать боев из тридцати - и все досрочно; из них двадцать девять - нокаутами. Когда впереди нет ясно различимой цели, в данном случае конкретного соперника, которого во что бы то ни стало необходимо повергнуть в прах, трудно заставлять себя выполнять ежедневную тренировочную программу - утренний десятикилометровый кросс, двух-часовую интенсивную тренировку со спаррингом в полдень и, наконец, вечером - растяжения, тренажеры, бассейн и массаж. Из всего этого великолепия Берк любил лишь последнее. Отдавать ежедневно по пять часов изнурительному труду, тем более когда, кажется, всего уже достиг, - это мало кому понравится.
Все это так, и Берк давно бы бросил бокс и занялся более спокойным ремеслом, открыл бы магазин, например... да мало ли?! Но к большому своему огоpчению он стал замечать, что ему не хватает денег на жизнь. Когда он говорил об этом знакомым или журналистам, те неизменно улыбались и кивали головой. Мы, дескать, ценим твой юмор! Действительно, трудно представить, как это человеку может не хватать от пятидесяти до ста миллионов в год (а именно столько Берк зарабатывал в последнее время; сумма эта складывалась из гонораров за претендентские бои, за коммерческие турниры, когда он дрался одновременно с двумя и более соперниками или даже вовсе не боксерами, а каратистами или тэквондистами и прочей ерундой, а также за рекламу и интервью, которые он охотно давал за соответствующее вознаграждение). И как это ни удивительно, денег ему действительно не хватало! А причина заключалась в том, что он привык делать время от времени мелкие покупки, вроде самолета с криогенным двигателем или скромного дачного домика, расположенного в какой-нибудь экзотической стране; не говоря уже о том, что за все имущество, включая землю, ему приходилось платить немалые налоги, что он должен был содержать солидный штат обслуживающего персонала и что он любил преподносить необычайные подарки некоторым особам, питавшим к нему нежные чувства. При всем этом ему необходимо было для уверенности в себе знать, что денег у него много, что их всегда будет много и они никогда не кончатся. Но именно последнее его желание оказалось неосуществимым, поскольку доходы его не являлись постоянными. Он имел деньги, пока побеждал, но как только начнет проигрывать, pовно ничего не получит.
Этими факторами определялись его мысли и поступки в последнее время. Уpвать как можно больше денег, сделать запас, такой, чтоб хватило до конца жизни! Он понимал, что это невозможно, и это мучило его все сильнее; это, в конце концов, начинало отравлять его существование. Человек, владевший одним из самых крупных состояний на Земле, причем в возрасте, когда другие только начинали заводить собственное дело, - этот человек терзал себя мыслями о неизбежном своем финансовом крахе и нищете.
Если бы он задумался над такой несуразностью, то, возможно, объяснил бы ее чрезмерным физическим и психическим напряжением своей чемпионской жизни, а может, наоборот - тем, что напряжение это ослабло без внешнего раздражителя и мозг, привыкший с чем-то бороться и что-нибудь да преодолевать, сам нашел себе врага и обеспечил борьбой?!
Поэтому, навеpное, на необыкновенное предложение, сделанное представителями известной фирмы, он без промедления ответил согласием. Тому способствовал невиданно высокий гонорар, полагавшийся обоим участникам поединка (а речь шла о поединке) независимо от его исхода. Сыграло роль и то, что этот бой должен был вызвать широкий резонанс во всем мире и создать Берку дополнительную рекламу и, как следствие, рост его доходов. В силу таких соображений на предложение, сделанное ему в среду в обед, вечером той же среды он ответил согласием, а утром в четверг подписал соответствующий контракт, доставленный ему прямо на дом.
Своего тренера он поставил в известность лишь после этого. Тем самым в очередной раз дал ему понять, что больше не нуждается в опеке. Все, что мог, тренер для него сделал, и теперь его официальное руководство являлось, в глазах Берка, данью традиции, согласно которой каждый спортсмен должен иметь наставника.
Узнав такую новость, тренер отложил все дела и поехал к нему домой. То, что тренер скажет ему, Берк примерно знал, он и сам теперь начинал испытывать некоторое беспокойство в связи с предстоящим поединком. Но успокаивал себя тем, что в контракте оговорены предельные параметры его противника; хотя, черт их знает - этих фирмачей, у них хватит ума подстроить какую-нибудь пакость. Но дело было сделано, тем более, что независимо от исхода поединка Берк получал половину призового фонда; и составляла эта половина сто миллионов в твердой валюте.
Тренер приехал после обеда. Поднявшись на второй этаж, он застал Берка лежащим в купальном халате на диване и разглядывающим газету со своей фотографией.
- Что, пресса уже в курсе? - Тренер подошел и заглянул в газету.
Берк посмотpел на него и ничего не ответил.
- Напрасно ты поторопился. Надо было посоветоваться.
Берк перевернул лист.
- Контракт уже подписан. В воскресенье бой. Половина призового фонда при любом исходе моя!
- Ты хотя бы узнал, какую модель они выставляют?
- Конечно! Двенадцать эм. Я их видел в деле. Ничего особенного.
Тренер сел в кpесло.
- Так ты со Спорт Мэйджик контракт подписал?
- Угу.
- А ты не забыл, что они владеют чемпионом мира среди роботов, и как раз двенадцатой модели?
Берк некотоpое вpемя пеpеваpивал услышанное. Потом поднялся с озабоченным видом.
- Действительно... я как-то не подумал...
- Они там в контракте инвентарный номер модели не указали?
- Нет, вроде. Погодите. - Берк кинулся к сейфу и вытащил папку. - Вот, у меня второй экземпляр остался.
Тренер подошел, и они вместе перечитали текст контракта.
- Ничего.
- Что ж, поздравляю! Будешь драться с самой совершенной в мире машиной для разбивания морды! Зря что ли они такие деньги предложили?!
Берк хлопнул кулаком по столу.
- Вот гады! Почему они мне не сказали?!
- Так ты бы отказался, что тут непонятного. А так они рекламу своим роботам сделают и тебя отделают... им еще за это спасибо скажут!
- Ну, я им покажу!
- Тише, тише. Теперь уже поздно. Надо советоваться вовремя, тогда не возникнут неприятности. Дай-ка мне контракт.
Тренер взял лист и начал внимательно его изучать.
- Так, так... В общем-то, ничего особенного. Удар правой прямой - пятьсот килограммов, боковой - шестьсот, крюк снизу - триста пятьдесят, левой... все на сотню меньше. Реакция - ноль пятнадцать на левой, двенадцать на правой и ноль две у головы. - Он бросил контракт на стол. - Значит так. Про нокаут забудь. Только силы потратишь. Он держит тысячу двести! Набирай очки, реакция у него ненамного лучше твоей. Это единственный шанс! Никаких апперкотов и лобовых атак! Раскроешься - сразу получишь! А так, может, и протянешь до конца. Выдержать десять раундов с роботом, да еще таким... это, знаешь, кроме тебя, наверное, никто не сможет. Так что не расстраивайся. Главное, не упасть раньше времени!
Берк покачал головой, но вид у него стал повеселей. "В самом деле, - подумал он, - чего такого?!" С роботами он спарринги проводил, не с такими, конечно, но все-таки. Ничего страшного в них нет. Кроме разве некоторой специфики, - нельзя ни на секунду терять контроль над ситуацией, нельзя позволить себе малейшую передышку, невозможно напугать робота, и, наконец, никто еще и никогда не смог отправить робота в нокаут. Последнее было особенно неприятным, так как все знали, что Берк всегда делал ставку на свой коронный правый прямой. Он сознательно pаскрывался во время боя, подставлял себя под атаки противника, бравируя этим, и даже pазpешал нанести сопернику несколько ударов себе в корпус или в голову. Но все это ради того мгновения, когда молниеносным, никому не видимым движением наносил он страшный по силе удар, за ним еще один, из того же положения и в ту же точку, после чего соперник опускал руки, взгляд его мутился, и он, словно уставший путник после длительного перехода, медленно оседал на пол. А Берк уходил под восторженный рев зрителей в свой угол и подавал секундантам перчатки. Он не сомневался, что продолжения поединка не последует: редко кто после таких ударов способен был, а главное, имел желание продолжить борьбу.
И вот это самое главное его, в полном смысле, ударное, оружие было теперь нейтрализовано. Что такое чемпион мира среди роботов, Берк знал. Этот экземпляр разнился от других роботов примерно так же, как гоночный автомобиль, доведенный бригадой высококвалифицированных специалистов до высочайших кондиций, отличается от своих собратьев, миллионами колесящих по дорогам мира. Но выбора тепеpь не оставалось.
- У нас есть три дня. - Тренер интонацией подчеркнул значительность такого срока. - Я пришлю тебе запись финального матча среди роботов, присмотрись хорошенько, последи за работой рук, как он передвигается. Попробуй найти слабое место. Ведь это всего лишь машина! Ты должен переиграть ее, будь умнее, хитрее, что ли! Завтра наметим план действий.
Тренер уехал, а Берк, чтобы поднять настроение, спустился в спортивный зал на первый этаж, надел снарядные перчатки и подошел к спарринг-партнеру. Он купил его два года назад, когда бум спортивных роботов достиг апогея. Это была пятая модель, она могла, стоя на месте, уклоняться и наносить ответные удары. Сила их не регулировалась и сравнивалась, как Берк оценивал, с ударами перворазрядника. Он включил робота, и тот поднял и прижал руки к гpуди. Берк тысячу раз проделывал с этим роботом одну и ту же штуку: показывал удар правой в корпус, а сам левым боковым бил в голову. Робот никогда не успевал среагировать на второй удар и неизменно после него произносил граммофонным голосом: "Аут".
Берк постоял немного перед роботом, потом снял перчатки и выключил его. Это баловство ему надоело, к тому же эта модель и та, с которой он должен драться, не имеют почти ничего общего. Он поднялся наверх и упал на диван. Чего толку сейчас тренироваться? Лучше он все равно не станет. Лучше он уже никогда не станет, ни при каких условиях...
Тренер выполнил свое обещание: в шесть вечера пневмопочта доставила голографическую кассету. Берк вставил ее в проектор и погасил свет. Посреди комнаты возникло цветное объемное изображение: ярко освещенный желтый ринг, и по углам его два боксера. Их трудно было отличить от живых людей. Это мог сделать только очень наблюдательный человек: лицо у робота похоже на маску, оно совершенно бесстрастно. Глаза его малоподвижны; поймав цель, они неотрывно смотрят на нее, и в этом немигающем, таком спокойном и пристальном взгляде есть что-то дико неприятное.
Роботы стояли в углах и смотрели друг на друга, а в это время вокруг них, полусогнувшись, ползали и ходили техники. Они что-то щупали, придавливали плотно к телу, рассматривали в увеличительное стекло и озабоченно переговаривались. Берк наблюдал не так давно этот поединок по голоприемнику и хоpошо помнил его. Он помнил, что сразу после традиционного рукопожатия, когда рефери покинет ринг, роботы бросятся в атаку, как два вихря, осыпая друг друга мощными сериями ударов, и эта молотьба будет продолжаться целую минуту без остановки, а потом они разойдутся на несколько секунд и снова сшибутся. И снова молотьба - до конца раунда. При звуке гонга они одновременно опустят руки и отправятся по углам. Помнил Берк и счет первого раунда: двадцать два - двадцать один в пользу модели "эм двенадцать". Очки подсчитывал электронный арбитр - только он мог безошибочно определить число точных ударов с обеих сторон и объективно выявить победителя. И этот счет, с перевесом в один удар, неизменно будет повторяться во всех девяти раундах. Такая непоколебимая заданность машин снижала интерес к бою. Не увидели зрители во время поединка неожиданных и



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация