А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Александр Лаптев, ПОСЛЕДНИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ
Фантастический рассказ

Сильвер Джон мчался на своем оранжевом "Ягуаре" точно посреди проспекта; испуганные пешеходы выпрыгивали прямо из под колёс; всё, что двигалось навстречу, немедленно останавливалось или заворачивало куда подальше, спеша укрыться от неожиданного бедствия.
- Прочь с дороги! Задавлю! - орал Сильвер Джон в пуленепробиваемое стекло, вцепившись волосатыми руками в баранку и выпучив глаза. Ему некогда было смахнуть пот со лба. Могло показаться, что он специально рулит так, чтобы принести мирному городу наибольшие разрушения; на самом деле полицейский Сильвер Джон всего лишь спешил на место преступления - минуту назад его бортовой компьютер получил сигнал вызова, и теперь он обязан был уложиться в отведенный норматив времени.
Протаранив два проспекта и совершив короткий, как удар шпагой, переход по смежному проулку, ярко-оранжевый автомобиль вылетел на пустое пространство перед огромным прямоугольным зданием из стекла и металла и, описав короткую но мощную дугу, затормозил сразу четырьмя колёсами, оставив на реутановом шоссе четыре жирных фиолетовых полосы. С момента поступления сигнала прошло четыре минуты и ещё пятьдесят семь секунд.
Доложив диспетчеру о прибытии, он отключил связь и откинулся на высокую изогнутую спинку; сидел, зажмурившись, несколько секунд, красное мясистое лицо его постепенно бледнело, утрачивая угрожающий апоплексический оттенок. Потом разомкнул набрякшие веки, помотал головой, словно отряхиваясь от воды, и тяжело полез наружу. Боковая дверца распахнулась, литая титановая платформа накренилась вперёд и вбок, и на твердый грунт ступила крепкая нога в черном кожаном ботинке с высокими негнущимися обшлагами, затянутая несгораемым и нервущимся шнурком. Перед изумленным и испуганным миром предстал Сильвер Джон - последний в многомилионном городе человек-полицейский. Это был крупный мужчина, напоминающий издали медведя Гризли, и повадками, надо думать, недалеко от него ушедший. Черная мятая униформа довершала сходство.
Помахивая трехкилограммовым пистолетом невиданного шестнадцатого калибра, ворочая короткой шеей и лениво глядя прямо-впоперёк, полицейский-человек, похожий на медведя-шатуна, направился к разинутым стеклянным дверям. Грабителей, конечно, уже и след простыл.
В двенадцать ноль-две он вошел через центральный вход в Федеральный национальный банк, который пять минут назад был избавлен неизвестными лицами от излишка денег. Сильвер Джон помнил свой профессиональный долг - ровно через сутки преступники должны предстать перед судом, а деньги возвращены владельцам; иначе это будет последнее дело в его карьере.
Войдя в блистающее полировкой фойе крупнейшего в городе финансового учреждения, полицейский нашел там следы небольших размеров погрома: по мраморному полу с довольно красивыми розовыми прожилками рассыпались кубики битого стекла, валялись там и тут новенькие зеленые банкноты, кадки с исскусственными пальмами беспомощно лежали на боку, и изо всех углов выглядывали, словно тараканы, перекошенные от страха физиономии.
Сильвер Джон придерживался своих собственных правил расследования - он не стал тратить время на бесполезное фотографирование места происшествия и собирание улик. Вся эта формалистика, которой так охотно следовали полицейские-роботы, была ему чужда и неприятна. Возможно, он подсознательно избегал любого сходства с роботами, но подобная тактика до определенного времени имела успех - раскрываемость у него была одна из самых высоких среди всех, притом, на него не поступило до сих пор ни одной жалобы. И поэтому он до сих пор работал в Управлении - единственный человек, окруженный пластмассовыми кретинами со значками полицейских на лацкане черной униформы и с микросхемами в огнеупорной яйцевидной голове. Сильвер Джон ненавидел роботов всей душой, так же как ненавидели их все его товарищи, уволенные ранее, теперь - обычные граждане - люди, не выдержавшие конкуренции с продуктами научно-технического прогресса.
- Сколько было нападавших? - спросил Джон управляющего банком, когда тот, наконец, выбрался из угла и показался весь.
- Семь или восемь, - проговорил тот дрожащим голосом, - а может, все двенадцать!
- Так-так, - проговорил Сильвер Джон и, провернувшись на каблуках, посмотрел сквозь стеклянные двери на жаркую улицу, на дрожащий воздух и мутную пелену вдали. На улице было спокойно, как только спокойно бывает в жаркий июльский полдень в провинциальном городке. - И что, много они унесли?
- Полмиллиарда новыми банкнотами.
- Отлично, - кивнул полицейский и, не удостоив собеседника взгляда, направился к выходу. У дверей он приостановился. - В какую сторону они поехали?
- Н-не знаю, я не видел, - крикнул управляющий. Полицейский потер пальцем свой пористый нос и вышел наружу.
Снаружи было красиво, но нехорошо. Светило яркое солнце, плавилось реутановое шоссе, в воздухе мешались запахи синтетики, пыли и паров бензина, от которых кружилась голова и слегка подташнивало. Сильвер Джон плюнул себе под ноги и посмотрел вдаль. "Черт их знает, куда они могли спрятаться?" - подумал он, наморщив лоб. Ещё он спросил себя: что на его месте сделал бы робот? А робот первым делом запросил бы информацию со спутника-наблюдателя, двадцать четыре часа в сутки висевшего над городом на высоте сто тридцать километров, потом он запустил бы программу идентификации и выявил все автомобили и их маршруты в заданном секторе. После чего проанализировал полученные данные, проверил алиби и заключил под стражу лиц, не имеющих стопроцентного алиби; то есть за решетку попала бы ровно половина из тех, кто в течение последнего часа просто проехал или прошел мимо банка. Зато к завтрашнему утру преступник будет найден, и это так же неотвратимо, как смена дня и ночи.
"Какая сила заставляет людей нарушать закон теперь, когда ни одно деяние не остается безнаказанным?.. Загадка, достойная глубокого ума!"- снова подумал полицейский. И ещё он подумал, что пока жив человек и покуда существует человеческое сообщество - будут совершаться преступления, и никакие роботы и никакие законы этому не помешают. Способность к переступлению установленных границ - установленных природой или самими людьми, - есть главная отличительная черта человека, это же является главным условием и единственной причиной развития человека как биологического вида, а также совершенствования целиком общества, как формы сосуществования отдельно взятых индивидов.
Ещё раз окинув взглядом местность, посмотрев на расхлестанную зеркальную витрину, Сильвер Джон залез не без труда в машину и включил зажигание. Порядок ближайших действий был ему ясен.
Первым делом он поехал в расположенный неподалеку ресторан. Припарковав машину прямо у лестницы и окинув придирчивым взглядом замысловатое строение целиком, не спеша пошел по ступенькам к деревянной двери, которая уже открывалась ему навстречу и уже выходил на полдневную жару швейцар в камзоле, расшитом золотом, и в фуражке с чёрной блестящей кокардой, закрывающей желтый лоб и блеклые глаза. Достигнув двери, полицейский остановился и поздоровался за руку со швейцаром.
- Ну что, - спросил он, - всё стоишь?
- Стою, стою, - охотно закивал тот, - где уж нам. А вы что ж, всё служите? Как она, служба?
Полицейский тяжело вздохнул.
- Да кажись, всё, отработался. Завтра ухожу на пенсию.
Старик с кокардой чуть не присел.
- Да вы что? Неужели уходите? Нет, вы не шутите?
- Ухожу-ухожу, - подтвердил полицейский. - Хватит с меня.- Он оттянул двумя пальцами рукав кителя и вытер мокрый лоб. - Полчаса назад на моей территории разгромили банк. Взяли поларбуза. Так что, сам понимаешь...
Не дожидаясь ответа, он переступил порог и сразу ощутил живительную прохладу - невидимые кондиционеры исправно делали свое дело.
Когда он уже сидел за столиком, к нему неслышно подошел директор ресторана. Он почтительно склонился, в руках его сверкнула бутылка, наполненная соблазнительной прозрачной жидкостью.
- Па-азвольте вам предложить, только что получили - настоящая родниковая вода, из заповедной зоны. Никакой химии и дазактиваторов. Утоляет жажду в лучшем виде!
Полицейский согласно кивнул и сделал ответный жест:
- Прошу вас, садитесь вы тоже.
Директор не заставил себя упрашивать, он ловко подсел к столу и, сдернув пробку с бутылки, наполнил на две трети пузатый фужер желтого стекла, стоящий перед гостем.
- И себе налейте, - предложил Джон, и эта его просьба была немедленно исполнена.
- Мне передали, - повел директор речь, - что у вас неприятности? - Он держал фужер в правой руке и ласково глядел на сидевшего напротив человека в форме.
- Боюсь, что это у вас неприятности, - ответил тот равнодушно. - Завтра в полдень я подаю рапорт об отставке, и клянусь всем, что мне дорого, этот рапорт будет подписан!
Директор ничем не выдал своего волнения. Он поднес к губам фужер и сделал небольшой, почти неслышный глоток.
- Чем же вызвано, посмею вас спросить, - проговорил он очень тихо и опуская глаза, - подобное решение?
- Так чем, - сказал полицейский и равнодушно пожал плечами, - сорок минут назад обчистили федеральный банк, унесли полмиллиарда свежими банкнотами. Завтра в полдень я должен найти преступников - семь или восемь человек, - и вернуть деньги. А иначе... Вы ведь знаете наши правила, господин директор!
- Да-да, - сокрушенно закивал тот, - как не знать. Конечно, знаю!..
С минуту сохранялось молчание, два человека с равнодушным видом прихлебывали из фужеров целебную родниковую воду и смотрели ничего не выражающими глазами прямо перед собой.
- ... И будет у вас новый инспектор, из этих, яйцеголовых! - проговорил полицейский, как бы продолжая внутренний монолог. - Уж он вам наведет шороху!
Директор набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул:
- О-хо-хо!.. - Потом поставил фужер на стол и поднял на гостя свои разом погрустневшие глаза: - И что же, господин полицейский, нет никаких зацепок?
- Абсолютно! Вы ведь знаете этих современных преступников с дипломом какой-нибудь академии. Компьютеры там у них, системы слежения, спутниковое оповещение. Куда уж нам. Не-ет. Пора! Пора уходить на пенсию. Баста! Отвоевался. - И проговорив такую длинную фразу, полицейский также поставил фужер на скатерть и поднялся. - Прощайте, господин директор. Желаю, чтобы с вашим заведением в ближайшее время ничего плохого не произошло.
Он вышел из ресторана и со спокойной совестью поехал домой - большего он сделать не мог, большего от него и не требовалось. Данное дело он почитал уже решенным, успех - обеспеченным. Умение использовать сокрытые пружины, которыми управляется наша жизнь - вот что отличает человека от бездушной машины и вот что навеки обеспечит перед последним его преимущество. Не понимают этого только кретины, засевшие в высоких кабинетах и загородившиеся от жизни жидкокристаллическими экранами с красивыми картинками из несуществующей жизни и руководствующиеся ими же установленными правилами, которые от реальности так же далеки, как далека абстрактная схема от конкретики большого и сложного мира - мира, непонятого нами до сих пор. К вечеру пресса была в курсе. К дому полицейского стали подъезжать дорогие и не очень, автомобили, не умолкал телефон, особо настойчивые лезли прямо в окна. Сильвер Джон терпеливо объяснял:
- Всё ребята, баста! Кончился Сильвер Джон! Завтра в двенадцать часов заряжайте свои камеры и приезжайте в полицейское Управление. Увидите всё сами.
На вопросы - чем вызвано подобное решение, - устало отвечал:
- Какие-то ублюдки распотрошили банк на моей территории. Унесли, сволочи, полмиллиарда. Мне надоело гоняться за этой мразью. Я устал! - И решительно захлопывал дверь или бросал трубку на рычаг.
Но на самом деле он вовсе не был так уж опечален и рассержен, напротив, когда никто его не видел, он в возбуждении прохаживался по комнатам, что-то весёлое насвистывая себе под нос, иногда заглядывал в холодильник, и тогда веселье его усиливалось благодаря доброму глотку холодного и густого как нефть африканского пива. Подобное - приподнятое - настроение всегда бывало у Джона Сильвера во время проведения расследования; каждый раз в день совершения преступления квартиру его осаждали репортеры, и каждый раз, пожаловавшись на судьбу и пообещав уйти завтра на пенсию, он спешил к холодильнику и раскупоривал запотевшую бутылку черного как дёготь африканского напитка. Это была почти уже традиция. Утром Сильвер Джон был с докладом у шефа. Шеф неприязненно глядел на его красную рожу и судорожно тискал пальцы. Третий год он не мог уволить этого субъекта, и третий год не утихают страсти вокруг вопроса: хорошо это или плохо - что до сих пор работает у него полицейский-человек. Ответ на этот вопрос был шефу известен



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация