А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга II" (страница 16)

   Наставление № 34

   Способность моя переключаться от одного труда к другому стала гораздо шире и легче. Раньше каждый перерыв, каждое новое, внезапно ворвавшееся в мою работу чьё-то духовное движение вызывало во мне нечто вроде остановки. Я точно не сразу мог начать действовать, если что-то разрывало мою энергию и, главное, направление её. Теперь я совсем не перестаю действовать в том направлении, где был прерван, а принимаю и новую задачу, продолжая первую.
   Иногда на меня сыпятся несколько задач сразу. И я легко делаю несколько дел, если ни одно из них не заставляет меня отойти на чрезвычайно большое пространство.
   Снова мне вспоминается земной артистический труд, когда я один разыгрывал пьесу за два, три, а то и пять лиц. Там я легко соединял в своём сознании несколько психологий, несколько путей вымышленных людей, предлагаемые как куски жизни и переливал их в великую ценность – слово.
   Вероятно, эта земная практика умения входить в жизнь вымышленных людей помогла мне и здесь легче вбирать в себя понимание духа и мыслей зовущих меня людей Земли.
   Но как разнится теперь для меня «ценность» слова. Теперь, когда меня может понимать на Земле только тот, кто в силах слышать слова безмолвия, слово, как понятие, как «способ» мыслить, чтобы действовать, – перестало существовать.
   Каждое слово стало осколком, мельчайшей пылью той атмосферы, из которой оно выросло, от которой откололось. И то, что так трудно человеку на Земле, слово – видение, выросшее результатом каких-то движений атмосферы самого человека; атмосферы его сердца, перелитой в труд, в котором непременно должен по-настоящему жить дух, чтобы слово стало пламенем между актёром и залом, теперь это слово не существует для меня. Всякая моя мысль уже есть действие. Иногда не успевает человек обратить ко мне своей просьбы, как я уже ему шлю лавину силы. И сам вижу: слово было не нужно, человек утих и нашёл нужный ему выход. И кажется человеку, что не я ему помог моей заботой, а сам он нашёл разрешение мучившей его задачи.
   Как хотел бы я, чтобы люди Круга не видели во мне заоблачного и недоступного им хранителя, а знали меня как простого слугу, или равного труженика светлого человечества.
   Мой привет О.Н. Напомните ей, что Уч. Г. всё время с нею, и ей нет никаких причин огорчаться задачами Земли. Если эти задачи мало могут быть сдвинуты во вне, – людям Владыки Карм шлют её, чтобы иметь возможность за них заступиться в их тяжёлый момент. Ей же только помнить, что её всё личное окончено.

   Наставление № 35

   «Встречи людей, учеников-строителей, – всегда опекаемы», – так говорится в данных людям вашего Круга духовных правилах Жизни. Напоминайте себе и всем об этом великом правиле жизни двух миров. Напоминайте о бдительности внимания к каждой встрече, откуда бы она неожиданно ни вынырнула, и как бы случайно она ни началась.
   В каждой новой встрече ученику-строителю надо полностью, до конца, приложить все те силы, которые в нём развились к моменту встречи.
   Никогда больше ученик-строитель не должен «ждать», чтобы в его духе что-то и как-то само собой образовалось, как новая ступень его духовной мощи, то есть его новой воспитанности.
   И так же никогда и нигде ученик-строитель не может воспринять какой-либо встречи, как встречи случайной, мелькнувшей перед ним неизвестно почему.
   В каждой встрече должна быть проявлена активная любовь человека. И любовь ученика-строителя – это не есть личная симпатия, выражающаяся непременно в ласке. Любовь ученика-строителя есть полное, точное, до конца собранное внимание, поданное в чистой доброте. Поданное так, чтобы Чаша Учителя была видна ученику стоящей между ним и человеком.
   Эти внимание и доброта, простые, не силой воли, но теплотой сердца подаваемые, и являются той атмосферой, в которой трудится Учитель на Земле, имея путь в своём ученике.
   Явно или тайно живёт в ученике безразличие к встрече, оно всегда низводит всё, к чему прикасается ученик, к сфере его личного влияния, его личной красоты и мудрости, хотя бы самому ученику казалось, что он пролил свои любовь и мир в атмосферу встречи. Но всякое ощущение будет только личным самочувствием, возможно, оно будет даже творческим, но не той атмосферой собранного внимания, где может принять участие, как сотрудник, Учитель.
   И наоборот, когда ученик совершенно забыл о себе и своих силах, а переключил всё точное внимание на Чашу Учителя, встреча всегда будет приложением силы Учителя, хотя бы вовне сам ученик не видел результатов её, а только радостно, в гармонии всего своего внимания передавал встречу Учителю.
   Как бесконечно многому приходится мне ежеминутно учиться. Только здесь и сравнительно недавно я понял великое значение точности, в смысле пути вечного совершенствования человека. Неряшество – это одна из разновидностей недостатков, берущих своё начало в отсутствии точности. Ложь, необузданная фантазия, неврастении всех сортов и фасонов – всё вырастает в корне из отсутствия точности в человеке.
   Прямолинейность, ломящаяся грубо во все двери, лишённая такта и имеющая только одну субъективность, является тоже преломлением, в исковерканном виде, точности.
   Люди, не обладающие творческим умом, всегда очень долго остаются в скорлупах личного. И потому их встречи редко бывают удачные.
   Первый барьер встреч ученика – это полное внимание к человеку к его предлагаемым обстоятельствам данного «сейчас» и чистота мира в себе, который дал бы возможность пронести на встречу цветы Великой Матери, то есть увидеть Чашу действий Учителя между собой и встречным.

   Наставление № 36

   Трудно ученику, живущему в суете большого города, в уплотнённой квартире, среди бурных и мелочных вибраций, создавать ту атмосферу, где царила бы хоть минимальная гармония и мог бы в ней звучать голос безмолвия. Но этот путь всегда даётся тем людям, в которых должно выработаться полное мужество и которым необходима, для их вечного пути, вся героика чувств.
   Человек, служащий Учителю путём на Земле, всё время труда идущий с каким-либо из невидимых защитников, не только слуга двух миров. Он ещё и тот гонец, который на Земле проходит в единении с людьми, по тропе Учителя, в Его индивидуальных сношениях со Своими вековыми кармическими хвостами.
   Много раз уже толковалось, что ученик и Учитель, – это всегда карма. Но в людях так сильны предрассудки и предубеждения, что им представляются миры труда Учителей и людей кругами совершенно разобщёнными. На самом же деле ничего нет более тесно связанного и связанного именно Жизнью, двух миров действенной силой, чем путь Земли человека и путь Учителя; безразлично для последнего, в каком бы из миров Он ни действовал, если, конечно, Его связь с Землёй ещё не окончена.
   Проникновение мысли Учителя в сознание ученика – это труд обоюдный. И первым условием, чтобы труд Учителя был активно полезен на Земле, – необходимо ученику создать в себе ту воспитанность, выдержку, спокойствие при всех обстоятельствах земной жизни, которые помогли бы Учителю выстроить мост нерушимой гармонии к сознанию ученика.
   Не от ученика зависит тот Круг, куда он призван своими высокими друзьями к служению и защите своих братьев Земли. Но вполне от ученика зависит та вместимость, которой может воспользоваться Учитель.
   Если ученик получает задание нести цветы определённых духовных даров и разбрасывать их в защиту, привет и встречу своим окружающим, а также ведомым или неведомым ему врагам и путешественникам, то, в силу мирового закона отдачи Света, в нём самом должна светить, действовать и гореть гармония. Если же в его, ученика, духе не сияет Свет, имеющий силу поглощать подаваемое ему Учителем, его служение человеку равно нулю.
   Он может «передать» слово Учителя, но так как оно не согрето теплотой собственной любви и заботы ученика, оно не может быть ни понято, ни принято до конца тем, кому подано; и не может так проникнуть в дух встречного, чтобы перевернуть всю его психику и присоединить его к числу слуг бескорыстия, неосуждения, мира и Света.
   Активная роль ученика очень велика в деле служения Учителю, в деле защиты человека.
   Надо стоять на такой высокой безличной точке, так всматриваться в людей, так усердно и бескорыстно бросать им цветы, данные Учителем, чтобы в атмосфере ученика не было времени для мелькания тех или иных личных чувств, то есть для мигания его духа и Света. Но при вырабатывании такой радостной, лишённой всякого субъективизма, атмосферы не может быть не только упорства воли, но даже упрямство и настойчивость помешают всякой гармонии в человеке.
   Гармония созревает, крепнет и, наконец, окружает человека только тогда, когда образ Учителя становится постоянным его спутником в трудах Земли. Тогда исчезает всякий страх, все сомнения и все мучительные муки непонимания, как поступить в том или ином случае. Тогда начинается Жизнь в форме земной. У человека исчезает предрассудок смерти; он строит день легко и просто и живёт его не только как свой последний день Земли, но, главным образом, как свой новый день двух миров, в старой земной форе. И эта форма более его не тяготит, но радует; ибо есть ещё один день, когда можно передать Мудрость Учителя в земные живые формы.

   Наставление № 37

   Безболезненны для меня теперь все те явления, которые на Земле были так тяжелы и тягостны. Всё, в чём заключалось для меня личное страдание, сейчас даже не существует. Существует только то, где я был причиной чужого страдания.
   Но существует там и постольку где я ещё не успел залить чьих-то ран атмосферой звучащей любви. Существует ещё постольку поскольку чьи-то раны и требовательность ко мне вызывали раньше досаду и огорчения мои.
   Так, постоянная атмосфера раздражительности создала целые горы непроходимо твёрдой атмосферы вокруг моей ауры для всех тех, кто был, как и я, причиной этого вечного раздражения и ревности на Земле.
   Я, разумеется, никого в своём доме не ревновал, никому жить свободно не мешал. Но я уже говорил Вам, что не так понимал рыцарское поведение. И вместо того, чтобы разрушить поскорее непоправимое зло такого очага, я старался его поддерживать, воображая, что спасаю людей, давая им «семью».
   Теперь, когда в моём сердце всё больше разрушаются перегородки личного, когда оно становится способным, моментами, обнять любовью всю Землю, – атмосфера непроходимости рассеивается, точно тает изнутри. И я понимаю, что пласты огня моей любви, прощая, защищая и охраняя всё глубже людей, бывших мне неприятными, растапливают эту атмосферу непроницаемости.
   Чем ярче я несу Свет, чем шире светится лик Учителя в моём собственном сердце, тем ближе ко мне могут подойти мысли когда-то виновных передо мной людей.
   Отсюда мне видно, как тщетны попытки людей подойти от ума к своим бывшим врагам. Как совершенно бесполезно для вечной Кармы людей всё то добро и заботы, которые делаются людьми от ума. Всё, поданное другому по «необходимости» долга, не имеет никакого иного значения для человека дающего, как только его личный путь совершенствования и развития духа. Как мировая ценность – этого не существует. И, наоборот, капля любви и молитвы, пролитых в мире и чистоте сердца о человеке, духовная ему помощь, хотя бы слово не было произнесено, но лилась из чаши гармония и был брошен цветок неосуждения – создают путь человеку к его облегчению и утешению, к его радости и возможности войти в знание вечного пути. Путь этот уже усмотрен Владыками Карм, которые не пропустят случая воспользоваться творчеством любви, пролитой учеником в привет и встречу несчастному, ненашедшему смысла и удовлетворения в земной жизни.
   Не раз говорил Учитель, что одно мгновение чистой, в великой самоотверженности поданной молитвы, проносит Жизнь и создаёт освобождение вековых закреп карм.
   Нет случаев бессилия ученика перед невежественностью другого или его отсталостью и упрямством самости. Есть только случаи, когда ученик хочет действовать от ума, забыв, что таковых действий нет для Учителя, Чашу которого он носит с Ним рука об руку.
   Прост закон встреч ученику: «Встреча – это ты», – говорит ему духовное правило его поведения. И чем выше дух, тем чище встреча, тем больше отдача Света. И нет места уму, но всё есть Мудрость, подаваемой в любви ученика, в тех формах здравого смысла Земли, в которых идёт встреча, и в которых же мчится на встречу Учителя цветок бескорыстия, неосуждения, воспитанности, любви и гармонии.
   Чище, проще, легче, веселее – вот что должен себе повторять перед каждой встречей ученик. Улыбку и красоту он должен раскрыть в своём сердце, а не обдумывание, как бы это половчее и умнее что-то сказать встречному. «Слово» ученика есть поток его любви плюс любовь Учителя, Его защита встречного.
   «Слово» обывателя есть плод надуманности и, нередко, умничанья, решившего поднять мысль встречного до себя.
   Но умом не поднимают в два мира. Подъёмный кран туда – любовь. А ум есть орудие Земли, с её справедливостью конечного, понимаемым как «я» и «мне», «моё», как забота «о чёрном дне», а не счастье действовать, строить и защищать любя от зла свой новый творческий день.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация